... А его Троица, - любит?

Тема в разделе "Квенты", создана пользователем Jaskier, 8 июн 2021.

  1. Jaskier

    Jaskier Well-Known Member

    2
    322
    48
    Данное чтиво, если это возможно так назвать, писалось в весьма различные промежутки времени, сюда же идет под расход и перерыв между написанными строками. Сюжет также был полностью изменен, в отличии от задуманной концепции, в виду этого, количество слов сокращено в 3 раза.
    Написание истории, вот что было в планах.
    Решать, вышло это, или нет, остаётся, как всегда, за вами.

    P. S. Изобилие нецензурной брани в диалогах - было необходимостью, для добавления эффекта "бытовухи".

    Главы квенты

    Тяжелый массивный предмет был поставлен на деревянную коробку от неприкосновенных запасов с консервированным супом. Объект привлекал внимание всех сидящих в комнатушке казармы, те в свою очередь озорными глазами осматривали диковинную вещь.

    Телевизор необычной и непривычной конструкции, культовый и популярный, 80-х годов, марки OBERON&NIMAS TSC. Эффектный телеприемник моднейшего, поистине оригинального дизайна.

    - Откуда ты этот теплик спер, Алекс? Лучше бы новая поставка морфина была. Затягивают с ней шибко. - служащий слегка натянул лыбу и глянул на сослуживца рядом, кинув пикового туза, на карту оппонента, закрепив победу смрадной ухмылкой - Ну, что, Блэйки, с тебя сигаретка.

    - Ты карту из-за рукава вынул! Джек, чертов жулик! - Блэйк нахмурился, скрипнув зубами, уже готовый броситься с кулаками на Джека, но его приостановила зловенная тишина в казарме, а может и строгий взгляд, старшего по званию, Алекса

    - Кхм, кхм. - прочистил свое горло сухим кашлем добытчик телевизора, пробежавшись по каждому лицу находившегося в комнатушке, вновь переводя свои уставшие очи на устройство - Конфисковали у одних нарушителей порядка… Из квартиры. Нашли откуда-то кольт сорок пятого калибра, да зарядили в наших новых друзей, вортигонтов, свинцом. Они теперь не столь агрессивные что-то стали, как раньше были… Чудом выжили, вроде. Так или иначе, данная вещь нарушителям порядка не нужна, пока сидят сами в камере…

    В здании наступила зловенная тишина, и только едва слышные перешептывания на обыденные темы пробивали её, да привычные шорохи связанные, во множестве, с упаковыванием снаряжения в рюкзаки.
    Такая, с виду, обычная вещь как телевизор, приманивала взгляд военнослужащих к себе, заставляя отставить разговоры о пайке, прошлой жизни, или о выходе на пенсию, что зачастую являлись самыми главными у живущих в казарме.

    - Ну-ка. – ловким движением руки, Алекс поднял антенну ввысь - Теперь узнаем, что там на гражданке смотрят…

    Толстый палец офицера нажал на кнопку и экран начал постепенно наполняться разноцветными частичками красок, образовывая единую картинку.

    - Алекс, звук, звук подбавь! – воскликнул писклявым голосом, худощавый, в военной форме

    *****
    Задорное музыкальное сопровождение было на заднем фоне развевающегося НАТОвского флага.

    - Новости.
    - События.
    - Факты.
    - Слухи.
    - Сплетни.

    Музыка нарастала, перестали идти голоса и тут вступил грубый мужской глас.

    - F… C… P… Море новостей… - музыка пошла на спад

    Пропал флаг и вместо него появилась картинка с двумя сидящими людьми в смокингах – серьёзного в лице ведущего и ведущей с сияющей улыбкой на лице.

    - Сегодня двенадцатое мая… - проговорила, смотря в объектив, ведущая, ласковым голосом

    - В эфире F-C-P и ваш Брэд Брукс

    - И непосредственная Сью Гейт… Здравствуйте.

    Шелест расписанных листов, уверенные физиономии ведущих. Все съемки проводятся только в прямом эфире.

    - Продолжается волна так называемых пищевых бунтов, вызванная продовольственным и энергетическим кризисом в стране…

    - Нехватка еды толкает особо голодных и несознательных граждан на отчаянные меры… Плохо организованные, но многочисленные толпы атакуют фермы, грабят дома и магазины, а в случае сопротивления - громят помещения и калечат хозяев…

    - И это несмотря на то, что говорит мистер Брэд Брукс… - продолжила ведущая преспокойно – Голод подождет.

    - Ну да… - тихо пробубнил Брэд, задумчиво хмыкнув в сторону, и начал все тем же низким тембром, но уже безоговорочно просверливая усталыми глазами объектив камеры – Сейчас с нами на прямой связи наш специальный корреспондент, - Райан Кларк… Как раз с места, где и происходит одно из таких стихийных выступлений… Райан?

    Различные помехи ворвались в студию вместе с такой же неразборчивой картинкой, лишь голос Кларка и его окружающие звуки можно было разобрать.

    - Пропустите! Сейчас они закрывают мне поле зрения… - сирены машин рычали, проезжая мимо и разносясь вдали – Отойдите, пожалуйста, в сторону!

    - Сотни автомобилей стоят на шоссе у нас за спиной, все на центральной улице, полиция пытается перекрыть дорогу, ведущую в торговый центр, но все безуспешно…

    Недовольство толпы разносилось все громче и громче, перебивая корреспондента.

    - Один человек спорит с полицейским!… Говорит полицейский… Та-ак, дамы и господа, отсюда я вижу все происходящее, я буду сообщать вам все подробности, пока могу говорить, пока могу видеть… Прибыл отряд спецназа… Они устанавливают кордон, их человек двадцать… Теперь нет необходимости сдерживать толпу, теперь люди сами хотят сохранить расстояние…

    - Видно вдали большое синее нечто, сияние, ближе к небоскребу на Вельмарском Шоссе…
    Люди начали паниковать, кричать в ужасе, но корреспондент сохранял спокойствие.

    - Капитан и двое полицейских продвигаются именно туда…

    - Еще одно сияние появилось совсем рядом, это… Это плоский круг, прямо у торгового центра… Что-то движется к нам, из круга, что-то большое… Что-то происходит…

    Взрыв разнесся по прямой, рядом с камерой, корреспондент уронил микрофон и начал кричать во все горло, как и многие люди рядом, разрывая им шипение, грохот выстрелов и бомбежек… Репортаж окончился, теперь неразборчивая картинка потеряла сигнал, настала тишина.
    Экран теперь показывал ошарашенных, по настоящему удивленных Брэда Брукса и Сью Гейта.

    - Э-эм, эм… - Брукс решил перенять инициативу молчания, задумался, растерялся в миг и нервно поправил бумаги на столе – По техническим причинам связь с нашим журналистом прервалась… Но мы будем держать вас в курсе всех происходящих событий…

    - Снарягу никто не забыл? А, бойскауты? – спросил дерзко, с зажженной сигаретой в зубах, вставляя обойму в свою винтовку, Джонатан

    Полный грузовик вооруженных до зубов солдат в бронежилетах, в касках и с рюкзаками на спине. Большинство смиренно сидели на своих местах на готове с оружием в руках, другие вели беседу вполголоса, а некоторые - молились. Дорога была не столь ровная и каждая кочка, по которой водитель лихо промчался, ощущалась довольно остро. Несколько таких же военных грузовиков ехали колонной, друг за дружкой, на тревогу в один мегаполис округа, полуразрушенный мегаполис. Поездка была не долгой.

    - Не-а, всё взяли. Верняк, Патрик-гренадер? – мужчина повернул свою голову на названного человека с ухмылкой на лице

    - Там была тренировка, как вернемся на базу, я тебе всеку, Адам… Все время вспоминаешь тот чертов случай…

    Нескончаемые хлопки окружали так близко конвой, что край взрывной волны отдавался в бок грузовиков, а выжженная земля так и рассыпалась на лобовые стекла транспортов.

    - Еб твою… Останавливай грузовик! – завопил сидящий военный, начав стучать прикладом винтовки в стену

    - Заткнись, Жак-еблак! – Джек толкнул локтем своего буйного соседа – Если остановимся – мы трупы, дурная ты башка.

    Грузовик чуть пошатнуло, взбудоражив сидящих в грузовом отсеке людей. Мотор погас.

    - На выход, бе-е-е-г-о-ом!

    Все разом хлынули снимать винтовки с предохранителей и вываливаться из грузовиков, прячась за бетонные баррикады, мусорные баки, разрушенные фасады пригородных зданий, без команды принимаясь стрелять в неизвестные технологии, что были не столь далеко от высадки.
    Транспорт остановился на начале города, почти у въезда. Каменные джунгли медленно разрушались, под натиском инопланетных захватчиков, клубы дыма овладевали над мегаполисом. Крики, мольбы о помощи со стороны пригородных домиков, стрельба.
    Солдаты что слишком долго красовались из-за укрытия - мигом падали на землю, покрытые пулями неизвестного калибра, словно обвитые синим огнем, оставляя посмертную, полную агонии, гримасу.
    Все больше и больше разнообразных кругов в городе появлялись из ниоткуда, порталы, которые приносили с собой новые и новые наплывы враждебных сил. Вот вдалеке пролетали над улицами странные треугольные тела с множеством шипов позади, будто ожившие фэнтезийные корабли. Они сбрасывали на бегающих снизу, словно муравьи, людей, бомбы, пролетая дальше и дальше, беспрерывно атакуя улицы города, наводя ужас и страх.

    - Отряд, сгруппироваться! Связист… Фрэнсис, перейди на ближайший отряд, обратись к высшему по чину! – скомандовал Алекс, сидя за баррикадой, сжимая свою винтовку, высчитывая выживших своими, будто вечно спящими, глазами, решая не тратить и столь малый боезапас на бессмысленный отстрел инопланетных захватчиков

    Внезапно, на самое начало конвоя, из ниоткуда пришло еще одно существо-машина. Гигантское крабообразное существо насекомоподобной формы с множеством выступов и антен. Однако помимо антен, у него также имелся странный длинный пулемет, установленный в носовой части.
    Пара солдат начали поливать неизвестное существо свинцом из своих винтовок, за что в ответ получили пули синего цвета. Быстро они вылетали из орудия “краба”, разрывая тушки людей, превращая их в мясное сито, попутно в клочья и пыль разрушая бетонное прикрытие. Выживших становилось все меньше и меньше, лишь оставался отряд Алекса, да и еще парочка других военных из цепи грузовиков.

    - Пули херов не берут! – Джек закинул винтовку через плечо, начав искать другой выход, ведь транспорт на котором прибыл он и его братья по оружию, уже был не на ходу – Канализация, вот она!

    Джек заприметил лазейку у одной баррикады, что возвели военные еще во время нашествия вортигонтов, и побежал туда рывком. Выстрелы пронеслись за спиной тронувшегося, но на удачу, продырявив лишь его рюкзак. Военный потянулся к люку и начал тянуть на себя его, скрипя зубами и корчась в лице, явно с тяжестью пытаясь откупорить выход, на возможное спасение.

    - Подсоби!... Братишка!

    Джонатан хмыкнул, сплюнул через плечо, и рванул под свист пуль к вызвавшему на помощь, к своему брату, удачно в паре вскрывая путь в подземные стоки. Он глянул волнующимся на остальных, оставшихся в живых, бойцов.

    - Дуйте сюда, если жить охота!

    - Шевели булками, нет времени смотреть на девчат. - Джек зло потянул брата за шиворот, на себя, пряча его за остаток бетонного укрытия, и отпустив, начал спускаться в канализацию. Джонатан утверждено хмыкнул, и в спешке, последовал за ним

    - Сигнала нет, сэр! – Сказал связист, прибежав к Алексу, вокруг которого уже собралась группа, будто у ангела-хранителя, чуть ли не прижимаясь к земле, так и стараясь, чтобы летящие снаряды их не зацепили
    - Сэр, где наша пусковая установка?!
    - Сэр, будет ли поддержка?!
    - Сэр, какие будут приказы?!

    Старший по званию стиснул зубы, оглядывая мертвых товарищей, перевел уставшие, измученные глаза на проход в подземную часть города, куда прошмыгнул Джек со своим братом

    - В пекло! Срочная смена дислокации! Огонь вслепую по врагу, пока другие отходят!

    Командующий махнул головой в знак одобрения и начал прикрывать уходящих очередными выстрелами из винтовки по броне “краба”, не вылезая тушей из-за баррикады
    Проход в зловонные канализации открыт, во внутрь стягивались все по немногу. А сержанта ожидало лишь трое бойцов.

    - Алекс, давай сюда!

    Названный пробранился и мигом рванул вперед, прижав к груди свою винтовку. Быстро и громко рухнул прямо за баррикаду, под аккомпанемент близкого выстрела . В голени виднелось средних размеров отверстие, синее, будто бы прожженное по кругу. Алекс приподняв бровь, озадаченно, но со спокойствием в глазах, посмотрел на ранение, зажимая его дрожащей ладонью.

    - Эй, серж, вы живы?

    - Жив, черт… Помощь окажут уже, как свалим отсюда… Руку убери от меня!

    - Ты кровью истечешь, Алекс. Тампонаду быстро выполним… И бинтом зафиксируем... И все...

    - Проходим, парни! - сержант не сильно поменялся в лице, ковыляя на одной ноге в полуприседе за баррикадой, некими прыжками, словно подбитая утка.

    Алекс хрипя и громко бранясь, на удивление, начал быстро спускаться вниз по лестнице, включив фонарик на груди, за ним быстро спустились и медик с Аланом, которые подхватили старшего по званию через плечи.
    Все давно уже стояли наготове с оружием в руках на одном месте, целясь в темноту.
    Пострадавшего старшего подхватило под плечи два человека, Алекс оскалился, но принял помощь.

    - Ну и гавно… - Джонатан завесил винтовку на плечо и схватил свое табельное с фонариком, начиная осматривать тоннель

    - Во всех смыслах, брат… Те-е-емно как у негра в жопе… - Джек прищурился от едкого запаха и сплюнул

    Солдаты шли медленно, но осторожно, шлепая берцами по воде, и отходам, высматривая каждый угол и всматриваясь в каждую тень.
    А сточных вод, по сравнению с обычными канализациями мегаполисов, было весьма мало, можно сказать, в этом подземном ходе были лишь лужи, так и едко бьющие по носу.

    - Ушки на макушке, засранцы могут быть везде.. И кто это был, или что.... – Алан, со своим отрядом сделал несколько шагов и увидел слегка проржавевшую, увесистую дверь – Тут какая-то дверь, без эмблем.

    - Отряд, быть начеку, сгруппироваться. Входим в возможное помещение.

    - Дверь не поддается, закрыто!

    - Пароль?! – донесся грозный глас из уст неизвестного из-за двери, не давший даже дать сержанту сформулировать следующую команду

    - Чарли-Голд… Солдат. – Алекс приподнял дрожащие уголки губ, дав кивком подбородка, приказ опустить оружие

    Несколько щелчков щеколд, замков и четыре поворота одного ключа. Дверь распахнулась и в проеме показался силуэта грязного, поистине усталого индивида в оборванной одежде на которой накинут простреленный, в многих местах бронежилет. В кобуре у него не было пистолета.

    - Не знал, что Дельта Десять тоже окажется здесь…

    Все, не убирая оружия из рук, проходили в помещение, которое было освещено различными переносными фонарями, а под потолками тянулись длинные кабеля.
    *****​
    - Сектор Блэк Айс пал в том числе, выйти из города не получится… Пополнения не ждем.

    - Ясно, Штэрн, вы наши истребители не видели и не слышали?

    - Никак нет.

    Алекс что-то сказал себе под нос и тяжело вздохнув, покачал головой, опираясь о костыль.

    - Мы успели получить приказ перед операцией… Если теряем все опорные точки в городе, не даем врагу укрепиться здесь… Должна была быть бомбардировка напалмом... Все большие города были атакованы неизвестным врагом, приходят из ниоткуда, на улицах, в парках, лесах. Где угодно, но в закрытом помещении – нет. Плохо дело. Мы даже не знаем можно ли убить этих существ, или нет. Что если объединиться с другими отрядами, связь появилась?

    - Эй, мы не договаривались насчет этих херовых гражданских! – Джек пришел с грозной миной, вмешиваясь в диалог, а за ним Джонатан

    - Лоусон, ты сейчас вмешиваешься, в разговор двух старших по званию. - Алекс резко развернулся, сверкнув спящими глазами

    - Вмешиваюсь? Не-ет, разговорчиками это дело не решить, серж. У нас двадцать гражданских не умеющих пользоваться оружием, также десять наших, и еще тринадцать другого отряда. Припасов у нас будет хватать максимум на неделю. Так сколько мы тут, нахер, будем торчать. Думаете город вернуть? Связист молчит, некоторые просто с ума начинают сходить, а вы миленько болтаете?! Нам не за что сражаться, страна погибла под ебучим огнём!

    В штабе нависла тишина.

    – Я согласен в одном лишь с тобой. Страна погибла, но не погибли люди и вера. - Алекс говорил, на удивление, спокойно, потирая перебинтованное место ранения - Мы скоро покидаем это место, по каналам, что выходят в ближайшее озеро или то, что с ним стало, план готов, транспорт стоит именно там, в этом мы уверены.

    - Хорошо, если это так… А если нет?

    - Мы разберемся, Джек. Нельзя терять ни минуты, выдвигаемся именно сейчас, потому что не знаем что будет потом… Но все же… Я займу минуту, одну, чтобы помолиться.

    Мужчина открыл глаза и увидел скудный пустынный пейзаж. Голова трещала, в глазах двоилось, а разум издавал тихий гул.

    “Такое ощущение, что я ещё раз попал в ад.” – подумал очнувшийся и с трудом приподнялся.

    Он сидел на небольшом плато, резкими обрывами уходящем вниз, к равнине.

    “Ахереть, где я, и как я сюда попал?” - мужчина сосредоточился и начал копаться в своей памяти. Для него это было не трудно, ему не приходилось разбирать тяжеленные фолианты с событиями минувших дней, всего-то пару страничек с последними годами, да обрывочные воспоминания, которые показывали всю суть выживания.

    “Фрилья ебашит вообще неземное пойло..” – резко пронеслось у него в голове, и мужчина ловко ухватился за эту мысль. Кому принадлежит эта фраза? Да ему самому! Где она была произнесена?..

    Путем нехитрых цепочек мужчина начал разматывать клубок слежавшихся мыслей и картина потихоньку начала вырисовываться. Итак, Н-ное количество дней назад он, капитан Фрилья и ещё два-три человека из их группы отмечали на “Сэнд-каре” их победу над парочкой караванщиков...

    “Дааа, парочка караванщиков…” – Джек потер рукой лоб, пытаясь понять, чем вызвана эта тавтология, его состоянием или абсолютным отсутствием фантазии.

    Отмечали они славно, дошло даже до того, что они с Фрильей заключили старое как мир пари - кто кого перепьёт. Проигравший, как полагается, пройдет голышом по лагерю. Мужчина задумался - не то чтобы он сильно хотел разглядывать эту азиатку, нет, но смотреть, как её команда бросает на неё косые стыдливые взгляды, видимо, показалось ему очень смешным. А он сам обычно во время путешествия огрызается на слова, либо также пьет.

    Что ж, кто же выиграл? К сожалению, относительно различимые воспоминания обрывались на семнадцатой кружке той выпивки, что зовется “Сухой горилкой”. Значит ли это, что он проиграл? Отнюдь. Ведь сюда-то он как-то попал. А значит, отметили свою победу они даже лучше, чем в прошлый раз.

    “Ахереть, а я помню, что было в прошлый раз” – мысленно воскликнул очнувшийся и наконец-то решил осмотреть своё скромное имущество.

    Джек залез за пазуху своего изрядно пыльного, но, на удивление, всё ещё целого плаща, и вытащил оттуда свой кошель с кобурой. И кошель этот потерял примерно половину своего веса.

    “Вот суки… Это точно были нигеры, которые на меня глядели, как на, сука, Санта-Клауса…" - подумал человек и продолжил осмотр

    И табельное, и нож значились пропавшими без вести, из оружия у него осталась только заветная кобура, висящая на поясе.
    Закончив осмотр и посмотрев по сторонам, путем тяжелейшего насилия над своей памятью, очнувшийся понял, где примерно находится. Протяжно вздохнув, он начал потихоньку спускаться с плато, ставшего его недавним пристанищем.

    Солнце ещё только-только начинало свой путь, и единственное, чего сейчас желал мужчина, это успеть добраться до ближайшего лагеря до наступления жары. Лагерем этим, по его подсчетам, был - Альфа, без пяти минут дом, в котором он частенько бывал, когда только закончилась Семичасовая Война. Воспоминания о вроде недавних, но таком безмерно далеких событиях захлестнули его, придав сил и ещё точнее сформировав его неблизкий путь… Тихие и осторожные шаги старого, по нынешним меркам, вояки делали паузу на широких каменьях, и делали паузу на них. Помимо палящего солнца, мора и голода, популярных в этих краях, истинной угроза, тем более для безоружного, каким являлся Джек, является, - муравьиные львы. Во истину восславленные охотниками за мясо и хитин дивные создания, но также и попавшие в списки опасных тварей, за их повадки нападать на все живое.

    Солнце уже давно жарило, когда шедший увидел первый указатель, который являлся обычной палкой с красным тряпьем, да тремя стеклышками на песке, что так и ловили лучи златого шара. Как и всегда, расстояние он рассчитал неверно, но указатель этот уже внушал надежду, что он доберется до Альфы хотя бы сегодня. Идти было трудно, поскольку ноги утопали в пыли каменных плит не хуже, чем в болотной трясине. Оставшийся отрезок пути до Альфы прошел не без происшествий.

    Он сделал осечку. Налег всем весом тела на свои изношенные берцы, перейдя на песок, уже на подходе к кочующему поселению, что удачно в этот сезон располагалось на каменистой возвышенности, которая спасала от хищных обитателей. Джек услышал ошибку, которую совершил, и резко согнулся в спине, рванул со всей силы на безопасную возвышенность. Инстинкты не подводили, раздался, словно кузнечий, стрекот, и обширные, схожие на богомольи лапы, показались со своим носителем, - муравьиным львом.

    Существо с яростью рвануло на свою убегающую жертву, отбивая слышный быстрый марш своими конечностями по земле. Но бежать пришлось не долго ни охотнику, ни жертве, ведь всегда есть охотник побольше - человек с ружьем. Хлопок эхом удалялся далеко по окружающей местности, но он того стоил, попал точно в цель, в голову таракану-переростку.

    – Хэй, Жак, а ты, все еще не разучился стрелять, как, блять, погляжу! - тяжело дыша, навеселе, от притока адреналина, сказал Джек, раскрывая руки в разные стороны, так и посмеиваясь в глаза своему спасителю

    – Заткнись… И иди куда шел, Джек… Мне еще тут в жару стоять четыре часа, не до тебя. - Жак лишь мельком, презрительно оглядел прибывшего, и увел обратно свой задумчивый взор на бескрайний вид Пустошей

    – Да ну, даже пиво не хочешь, за спасение? Видимо нехило тебе бойскауты платят, раз ты отказываешься от моего предложения, хех.

    Жак в ответ попросту раздраженно вздохнул и демонстративно перезарядил дробовик, давая гильзе вылететь с хлопком на каменистую поверхность под ногами.

    – Ну-ну, не расстраивайся, подожди конца этого месяца, и на твоем месте буду я… Наверное, хех. Удачной службы, борец за свободу! - он махнул рукой и сплюнув в сторону, не спеша потопал в глубины лагеря. Постовой еще глубже вздохнул, но даже не думал поворачиваться на живую помеху несения своей службы

    Проходя все дальше и дальше, гомон толпы увлекал, грузил, вызывал смешанные чувства у Джека. Именно здесь был основной приток беженцев без дома, в этой, казалось бы, безжизненной пустыне. Но мужчина проходил мимо всех праздников жизни, мимо группы едва знакомых людей, чьи странные взгляды он ловил на себе, мимо угрюмых постовых, и двинулся дальше, вглубь.
    Там, как и всегда, царил хаос. Люди беспорядочно метались от палатки к палатке.
    Прорвавшись сквозь эту суматоху, бывший военный наконец добрался до искомой палатки и прошел внутрь, откидывая назад ткань у входа.

    - О, Джек вернулся! А я думала, что ты уж наконец-то помер! - весело крикнула и спрыгнула с коробки девушка

    - Да, я тоже рад тебя видеть, блонди! - отозвался улыбающийся посетитель палатки.

    - Ну что, снова насинячился? – осмотрев вошедшего в палатку, засмеялась блондинка.

    - Да я и с тобой не против, покраснеешь… - Джек сделал пару легких шагов к девушке - Как Фрилья?

    - Хах… Опять в своей манере… Капитан не покинул тонущий корабль и погрузился с ним на дно морское... - ответила блондинка, приставила руку ко лбу и изобразила погружение - Уже второй день отсыпается после вашего празднества.

    - Неужели капитан впервые потерпел поражение? - самодовольно поинтересовался мужчина, кисло улыбнувшись своим заросшей щетиной лицом. Он прошел дальше, вальяжно прижавшись своей спиной к стоявшей двухъярусной койке у входа

    - Нет, ты не первый. Был ещё один победитель, до тебя. Правда тогда Фрилья поставила свою палатку... - блондинка облокотилась о ящик, приподнимая свою бровку выше, при осмотре незваного гостя - Я до сих пор не могу понять, как в тебя столько вошло, а ещё менее понимаю, как в твою подругу вошло в два раза больше. Разница в размерах-то не шуточная. Как же её?..

    - Белла. – напомнил Джек - Кстати, как там остальные алкаши?

    - Я не видела как уходила афроамериканка - Девушка задумалась - А вот поляк убрался чуть позже, чем вы с Беллой пошли продолжать гулянку. Он, кстати, утащил твой пистолет.

    - Ебучий, Феликс… - выругался мужчина, но быстро сообразил, что сейчас важнее всего - Ты говоришь, что мы пошли продолжать?

    - Ага - кивнула собеседница - Девушка опустошила наши запасы и вы пошли в разливную, разорять её. Скажи мне, КАК В НЕЁ СТОЛЬКО ВХОДИТ? - с глазами полными любопытства блондинка сделала неопределенный жест рукой.

    Джек отошел от койки, облокотился на ящик, рядом с собеседницей и просмеялся:

    - Хах, Белла, такое ощущение, что родилась с бутылкой чего-то крепкого. Всё время, что я эту чертовку знаю, она ни разу не была полностью трезвой. До недавнего, сука, времени.. - загадочно промолвил Джек - Как ты знаешь, мы вызвались пополнить запасы... Пара караванов?.. Ну так вот. Когда тот мужик упал с простреленным пузом, то каким-то образом кинул какую-то шашку в нас, вроде дымовую, но не совсем. А после того как дым развеялся, Белла, видимо, протрезвела. И это состояние ей о-ой как не понравилось. Так что ей требовалась гуманитарная помощь, хе-хе. - Джек закончил рассказ

    - Ну и друзья у тебя… - с недоверием сказала собеседница - В любом случае, я уверена, что она всё ещё в разливной, и ты сможешь легко найти её. Готова поспорить, что ты, в отличие от неё, ничего не помнишь.

    - Да, тут ты права. Надо бы с ней поговорить. - произнес серьезно Джек, и уже отпрянул от ящика, собираясь уйти, но резко развернулся через плечо обратно, перед уходом – Увидимся в другой раз, блонди.

    - До скорого, Джек! - крикнула она, провожая взглядом удаляющегося собеседника

    Большая армейская палатка находилась совсем не далеко от обычных тканевых жилищ жильцов кочующего лагеря, и поэтому в ней постоянно гуляли помимо повстанцев и беженцев различные проходимцы, что шли своей дорогой на Пустошах. Зайдя в главный зал, Джек увидел, как человек шесть в разнобой горланили какую-то песню, схожее на пиратскую шанти. Из слов он разобрал только что-то про мертвую шлюху, поскольку эта фраза повторялась чаще всего.
    Джек прошел дальше в зал и начал искать свою незадачливую подругу. Это было не трудно, поскольку её желто-синий шарф, мирно лежащий на столе, резко выделялся на фоне всего остального. Он подошел к девушке и медленно опустился на стул перед ней, не смывая, уже утомленной ухмылки.

    - Ну, привет, Белла...

    - О, мой любимый собутыльник, давай по одной! - хрипло засмеялась Белла, уставившись на мужчину

    - В другой раз, дорогая, дел по горло, как и у тебя. Сколько ты тут сидишь? - поинтересовался мужчина, оглядывая стол, полный пустых бутылок

    - Второй день уже. А что мне ещё делать? - так же хрипло отозвалась девушка - Денег у меня нет, а ты куда-то уехал, бросив свою подругу на произвол судьбы... - грустно сказала она, мерно покачивая бутылку перед глазами, как вдруг резко опустила бутылку и обернулась - Бармен, лучшей “Сухой горилки” мне! Платит он. - крикнула она, указывая пальцем на Джека

    Человек за хлипкой барной стойкой, вопросительно посмотрел на Джека. Тот кивнул и вновь переключился на Беллу.

    - Ты не могла бы мне напомнить, какой хернёй мы страдали после того, как закончили с караваном?

    - Пили, ясное дело! - откликнулась Белла, получив свою порцию “Сухой горилки” - Ты сидел вон там, у стойки, и всё время спорил с какими-то нигерами о какой-то карте или что-то типа того. А потом как ошпаренный вскочил с места и на своём сэнд-каре уехал в небытие.

    “Странно, но ведь никакого блядского транспорта не было поблизости, а если бы и был, то хоть следы от колес оставил...”

    - Эй, ты здесь? – девушка щелкнула пальцами перед лицом собеседника

    - Да, Белли. - очнулся мужчина, чуть потерев пальцем свою бровь от всех этих нахлынувших вопросов - Так куда ты говоришь я отправился.. И случаем не знаешь где мой брательник?

    - А я-то по чем знаю? - хмыкнула собеседница и отпила из бутылки - Но глаза у тебя горели, как никогда, а Джо я не видала уж как дня три.

    - Итак, здесь наша нить великих, сука, событий обрывается… - Джек со вздохом откинулся на спинку стула, расположив ладони рук за затылком

    - Не всё так просто решается… - сказала она и продолжила пить.
    Так они и сидели следующие несколько минут, пока в палатку не вошла молодая брюнетка с веснушками и не направилась к ним.

    - Эй ты - обратилась она к Джеку - Я тебя повсюду ищу. Меня попросили тебе передать, то, что ждут тебя на выходе, на вылазку, и без всяких причуд. - она развернулась, шмыгнула своим маленьким носом, и как ни в чем не бывало, направилась к выходу.

    - Херовы повстанцы, никогда не могут сами позвать…
    - Что, брат, опять в вылазку? - кисло улыбнулась девушка

    - Верно, вновь осматривать заброшенные здания и прилавки жидов на припасы, материалы и прочую херь на голодные рты, да нашу Великую “Альфу”…

    - Хех… Ну, принеси мне какой сувенир с вылазки… И да, кинжал я себе припрятала твой… - Белла поставила бутылку на стол и ловко вынула из рукава кинжал в ножнах, протянув его

    - Это так, если бы ты меня не угостил.

    - Вот ты шалунья, хех. - отозвался мужчина, забирая кинжал, вынимая его из ножен, всматриваясь в начищенный клинок, в свое блеклое отражение

    Он задвинул острие обратно в ножны и решил припрятать его за пояс, потому что он носил там вообще всё, что могло туда поместиться.

    - Лады, поеду я уже, не вижу смысла тут свою задницу просиживать, по крайней мере, сейчас. - неопределенно сказал Джек девушке.

    - Ну так поезжай. Тебя там наверняка уже ждут. - ухмыльнулась Белла, и допила бутылку - А я пойду в палатку, там хоть спальник есть. И не забывай, я жду сувенирчик!

    Девушка медленно поднялась и нетвёрдым шагом заковыляла к выходу.
    Джек тоже поднялся и подошел к барной стойке.

    - На сколько она напилась? - спросил он у бармена в фартуке

    - Семьдесят серебряных, сэр - отозвался тот

    Джек поднял брови, изобразив удивление, и постучал средним и указательным пальцами по нагрудному карману. В то же мгновение оттуда вылетела горсть мелких монет, которые ловко подловил в ладонь военный в отставке. Он вытянул первую треть, и не спеша, так и ядовито поднимая уголки сухих губ, расположил в начало стойки, вторую горсточку, на середину, и оставшиеся монеты в конец. Его руки обхватили излюбленный пояс, и Джек не торопясь, вальяжно развернувшись в пируэте, пошел на выход.
    Бармен тяжело вздохнул и устало начал собирать все монеты, пересчитывая те.

    - Тут даже нет пятидесяти, сэр!

    - Я тебе не сэр, жирдяй… - сказал сквозь зубы Джек, и медленно вышел на улицу, сквозь ткань на входе в палатку, полностью игнорируя брань за спиной
    Видимо, ему предстоит ещё один неблизкий путь.

    Медленно красно-алое небо переходило в звездную карту, вновь украшая небосвод своими веснушками-звездочками.
    Пустыня простиралась с самого горизонта, до невиданных для глаз мест. Мертвые растения мирно пошатывались из стороны в сторону, а существа скромно поджидали свою добычу под песком, здесь на бескрайней земле пустошей, большими охотниками были муравьиные львы. Сезон довольно удачный для поездок по золотой земле, львы, если и были, то в небольшом количестве, а против групп людей на транспорте и вооруженными до зубов - у них не было шанса.

    Багги, сделанные из частей довоенных машин, массивные байки, все они ехали оставляя за собой лишь густую кучу пыли. Вдали вычертывалось громоздкое здание, из крыши которого выходила заводская труба.

    Перевалочный пункт на ночь. Видно, что кочевники были не первыми открывателями этой сокровищницы, у полуразрушенного завода стоял еще транспорт, знакомые знаки старого мира на дверцах машин: американские, британские флаги, европейские, лямбды и змей с собственным хвостом во рту, уроборос.

    Гости приезжали не на долгое время, основывая некое временное пристанище, хотя некоторые личности оставались подолгу. Лекари и охотники на местную фауну всегда здесь славились помощью друг к другу. Охотящиеся приносили мясо и трофеи на продажу, а на оставшуюся часть обмененных товаров - залечивали свои новоиспеченные раны у тех, что обладают должными медицинскими знаниями. Круговорот Пустошей.

    *****​
    Много столов, переносные печи, туристические и военные палатки, навесы из ткани, будто людям не хватало высокой заводской, но все же, дырявой во многих местах крыши над головой.

    Чуть позднее ужина этого жаркого дня здесь было приличное количество народа, а потому сквозь тела было почти не протиснуться. Различные столы, люди за ними. То с едой, то с оружием, патронами, броней, ещё одно место сборов для торговцев и покупателей.

    За столом, полного самого разнообразного вооружения, от холодного оружия, до винтовок для дальнего ведения боя. По разным сторонам оружейной лавки стояли фигуры, которые активно вели торги, касательно двух чемоданчиков на столе.

    - Тридцать пять золотых и всё.

    - Чт... Наглый грабёж! Двадцать. За большее у вас никто не купит.

    - Тридцать.

    - Двадцать пять.

    - Берите.

    Алекс, что и был одной из этих фигурой, резко схватил два длинных кейса со стола оружейника, вывалил блестящие монеты к нему, и потопал прочь, с трудом ковыляя нижними конечностями, громко лязгая тускло-темным железным протезом на ноге. Был он схож на часть рыцарских понож, которую сковал некий мастер-кузнец, имеющий хобби ковать мечи еще в довоенное время. Направлялся сержант к своей палатке, с золотисто-оранжевым знаком лямбды на онной. Не сказать бы, что этот человек был бедным, вовсе наоборот, но он был бережливым до мозга костей. Если была возможность урвать что-то подешевее - он ею воспользуется.

    - Ахереть, это же чертов Алекс! - воскликнул Джек, с некой ехидной улыбкой на лице, что вышел из палатки сопротивления, прямо перед носом повстанца

    - Полегче. - он поставил на бетонный пол два кейса, и окинул своим сонным взглядом мужчину, будто пытаясь что-то вспомнить - Что ты забыл в палатке?

    - Ну, ты же позвал меня на вылазку на этот заводик, вот я и стал частью вашего ВЕЛИКОГО сопротивления. - сказал Джек не спуская улыбки с лица, глянув на кейсы у палатки - Помочь?

    - ТЫ никогда им не станешь! - Алекс сразу же пробудился, блеснув огоньками злости в глазах, стиснув со скрипом зубы и ткнув своим указательным пальцем в живот Джека - Тебе повезло, что я не убил тебя за тех караванщиков, чертов бандитос. Убиваешь мирных людей за радость, которую скрываешь под “просто добыть припасы”?! Мне все рассказали, предложили сразу же убить тебя, повесить, а подругу твою посадить в камеру и оставить без еды и воды, чтобы потом..

    - Советую тебе сейчас же прекратить, дружок.

    Люди, которые проходили мимо, начали все дольше останавливаться и смотреть на двух людей у палатки со знаком лямбды, перешептываться и что-то обсуждать, ведь хоть и место в котором они находились, было полно интересных вещей, но повстанцы, выведенные из себя, было очень редкой вещью, которую можно увидеть.

    - Завтра мы всё обсудим. - Алекс подхватил оружейные кейсы в каждую руку, хмыкнув носом и развернулся, не дожидаясь ответа, во внутрь палатки, давая лишь подивиться длинными кудрявыми седыми волосами

    - А-ага, аривидерчи. - Джек сунул руку в карман своих потрепанных джинс и, как ни в чем не бывало, зашагал мимо толпы в лазарет, насвистывая, бодренький, завивистый мотив мелодии под свой нос

    ***​
    Помещение само по себе отличалось от других, что были на заводе, оно и понятно - это же лазарет. Некогда бывшая комната отдыха для рабочих. Бетонные стены, такой же потолок и пол. Обои понемногу слезли и обвисали. Ковров, ясное дело, не было, лишь холод под ногами, благо, что у всех здесь есть обувь. Различные контейнеры, ящики, шкафчики, которые заполнены до краев медикаментами.

    Здесь умы медицины принимали многих жильцов Пустошей, обыкновенно для таких населенных пунктов. Джеку удостаивалось увидеть представителей почти всех группировок и фракций, но не сегодня.
    Ни единой живой души. Только горят масляные лампы на стенах, что обозначают работу доктора, или иного служащего персонала.

    - Оно и к лучшему.

    Эта пустота сыграла на руку посетителю лазарета.
    Джек хмуро оглядывал сначала окружение, а потом и начал без угрызений совести, словно копаясь в своих вещах, осматривать содержимое контейнеров и шкафчиков в помещении. В них красовались различные инструменты, тканевые мешочки, с чем-то внутри, с надписями сверху, разнообразного цветового оттенка, коробочки с лекарствами, склянки, банки с жидкостями. И несколько тюбиков-шприцов.
    Уже готовясь припрятать один из тюбиков-шприцов себе в рукав, Джек вдруг почувствовал некий холодок и протяжное открытие двери в лазарет, а после и голос, который отдавал хрипотцой. Повернув голову в сторону, воришка посмотрел одним глазом на вошедшего обитателя - ужасно тощего мужчину с оливковым оттенком кожи и вполне с человеческим лицом. В ныне живущих на заводе, Джек не разбирался, но помнил, что это кто-то на “Б”.

    - Здарова, док. - он с угасшей ухмылкой на физиономии, полностью повернулся в сторону врача. Джек смог чуть лучше разглядеть его и вспомнить

    - Джек… - доктор узнал своего бывшего пациента и перешагнув порог, зашел в помещение, тихо закрыв за собой дверь - Скажу прямо, не ожидал вас увидеть и вы знаете правила, заходить сюда нельзя никому, кроме пациентов и их лечащих врачей.

    - Захотел проведать тебя. - Джек слегка подошел к вошедшему и поправил рукав своей рубахи, спрятав в него тюбик-шприц - Да и я был одним из этих пациентов. Неплохо ты меня заштопал, хех.

    - Был. Что же теперь?.. Вы не мой пациент. - мужчина поставил к шкафу свой чемодан и скинул с себя белый халат, аккуратно повесив его на вешалку, не обращая внимания на посетителя, словно его и не было - Что ты тут хотел?

    - Давно здесь не был, мои запасы также давно закончились, да и время скоро закончится. - он вынул из рукава шприц с прилегающим веществом и показал доктору, с серьезным лицом, ожидая по видимому, его реакции

    - Вижу. - спокойно в своей манере отреагировал мужчина - Морфин для пациентов, при тяжелых операциях и болях. Ты лишаешь кого-то жизни. Понимаешь цену данного препарата?

    - Мне одна доза перед своей смертью не повредит. - Джек положил на тумбочку, рядом с кроватью, морфин в тюбике, кисло ухмыльнулся, не отрывая взгляда с врача

    - Убери на место, пожалуйста, ты не один. Я договорюсь с повстанцами насчёт...

    - Повстанцы?! - он резко выхватил свой нож из-за пояса в одну руку, приняв в миг некую своеобразную боевую стойку, явно осверепев в лице. Ухмылка обретала более кислые тона - Я про них тебе, док, не говорил! Не-ет, нихера, хех, слышишь?

    - Слухи ходят быстро у нас. Вы вели себя не тихо у палатки. - проговорил мужчина довольно спокойным голосом, не пытаясь спрятать при этом свою утомленную, после рабочей смены, мину - Нужно будет выполнить пару условий, ради блага других и появления доверия к вам. Хоть и не как раньше, но жить вы в своем лагере сможете.

    - И чё? Я не буду им подчиняться, они лишь жопой сидят на гретых местах. - Джек отрицательно покачал головой и тяжелыми шагами двинул в сторону доктора

    - Эх… - он тяжело вздохнул и посмотрел на кобуру пистолета, что была прямо под левой рукой, но не стал ничего предпринимать, лишь поднял руки вверх - Я не хочу проливать кровь, Джек, не хочу чтобы вы её проливали. Я знаком с вами давно, вы заботитесь о брате и…

    - Не-не-не. Поздно. Ты меня не знаешь, приятель. - перебил Джек и уставился в спящие глаза собеседника, быстро приставил лезвие ножа прямо к горлу доктора - Я долго пытался танцевать под их армейскую дудку, они думали, что главные, пока управляют Альфой, строят эти правила, что в хер никому не сдались, а что теперь?

    Джек быстро вытащил пистолет доктора из его кобуры за дуло и перехватил его за рукоять в правую руку, мушкой в пол, продолжая держать нож у горла врача, просверливать своими безумными глазами его усталые.
    Доктор лишь наблюдал за Джеком, находясь в своем обычном спокойном состоянии, ничего не сказав, будто находясь в нирване, а может так действовала близкая связь с холодной сталью близ сонной артерии.

    - Время не вылечит рану Пустошей, придется её самому прижигать. - Джек ловко убрал от горла медика нож, орудие, как по маслу, проехало прямо за пояс штанов

    - Что теперь будете делать, Джек?... - местный доктор слегка приподнял левую бровь на своем морщинистом лице, все еще держа руки над головой

    - Отдохну на посошок. - вооруженный пистолетом, он махнул оружием в сторону двери - А ты свалишь отсюда нахер.

    Пожилой человек опустил руки и лишь сухо прокашлявшись через плечо, посмотрел на белый пол, с большой историей, имеющий и краски этой истории, выражаемой в пятнах давно высохшей крови. Некий на “Б” развернулся на выход, идя по коридорчику своими медленными, не спешными шажками.

    - Всегда найдется тот, кто захочет поднасрать, хех.

    Джек кинул пистолет на пол, рядом с засохшей лужицей крови и вытер пот со своего лба. Бывший военный посмотрел на коридор, который вел из лазарета и быстро окинул взглядом дверной проем с дверью.
    Замок отсутствовал, сама дверь кое-как держится на петлях, причина тому - буйные пациенты.
    Тяжёлый шкаф Джек свалил на пол, подперев этим самым дверь. Пораскрывались дверцы из которых на пол посыпались с грохотом инструменты, подносы, пустые, и не совсем, колбы и тары.

    - Должно хватить… - его бурлящий и неразборчивый взгляд бегло осматривал шприц, в виде тюбика с иглой, на тумбочке

    - У нас мало времени, мой друг, давай, вместе тут повеселимся.

    Джек подхватил бутылек какого-то спирта, который являлся местной заменой антисептика, и своими желтыми зубами откупорил тару. Пробка улетела пулей на пол, отскочив вверх чуть ли не на метр. Его губы жадно воссоединились с горлышком неизвестного алкоголя. Лицо сильно сморщилось и покраснело, веяло оттенком томата.

    - Хороша жизнь. - он выронил бутылку из руки и та разбилась на прозрачные кусочки стекла.

    Человек снял с пояса свой ремень и запрыгнул на койку.

    - Джек, открой дверь! - донесся низкий голос из-за двери

    - Не-ет… Хех… - прошептал себе под нос расслабленный Джек, роняя опустошенный тюбик морфия рядом с собой, на матрас - Пошли… Нахер…

    - Джек, мы открываем дверь, брось все оружие на пол!

    Удары, будто бы грома, все тише били по голове бывшего вояки, но попытки ворваться, были направлены в дверь лазарета, в неё стучали тяжелыми берцами, пытаясь сбить с петель и отодвинуть препятствие-опору.
    Послышался скрип и легкий звон металла, через небольшой проем стало видно потолок коридора. Вскоре, силуэты наполняли комнату, окружали Джека, мутнели в его глазах, растворялись и сливались в один.

    -Что с ним?

    - Похоже, что принял дозу морфина. Прямо, как в старые времена, в нашей стране отдыхали, после япошек. Но пульс присутствует, повезло.

    - Это кое-что помощнее, чем морфин. Мхм… Принял бы две, умер бы здесь и проблем на одну меньше. Поверни его голову на бок, не хочу, чтобы он захлебнулся, или язык проглотил. Жалкая смерть была бы. Пистолет конфискуйте, раз Бельвински не умеет им пользоваться. И да, прикуйте нарушителя наручниками к койке.

    - Так точно.

    Легкая вибрация пронеслась по телу, которая всё увеличивалась и увеличивалась, словно волна в преддверии бури.

    -Что это?!

    - Быстро, выходите из здания, обороняйте вход и никого не…

    Отчетливый хлопок, близкий взрыв, прямо в центре населенного пункта. Уши заложило, сердца облились кровью. Пыль посыпалась с потолка, лампа, освещающая помещение, грохнулась со звоном на пол.

    - ЖИВО!
     
    Последнее редактирование: 8 июн 2021
  2. Jaskier

    Jaskier Well-Known Member

    2
    322
    48
    Лунный свет медленно и холодно, но все же, нежно поглаживал лицо Джека. Его веки неохотно поднялись и полу-пьяный разум начал оценивать нынешнюю ситуацию, собирать новый пазл с его воспоминаниями.

    В стене отсутствует несколько кирпичей, раскрывая романтичный вид на звездное небо Пустошей, после столь не романтичных недавних событий. Ночь, послезакатная тьма покрыла голубое небо, оставив за собой следы в виде звезд. Пустошный холод, проникающий в помещение, вызвал легкие мурашки по коже прикованного к кровати, которые сошлись волной с другими, вызванные полным видом на картину из собравшихся пазлов, но не хватало лишь одной детали.

    Бетонная пыль медленно рассеивалась в воздухе, вызвав неистовый кашель у проснувшегося.

    -Че за… Кх..Кх.. Херь…

    Железо, словно тиски, сжимало кисть руки. Джек посмотрел назад, на браслет наручников.

    Этот обруч сковывал правую руку и соединял с кроватью лазарета. Шарнирные наручники.

    Джек слегка дернул руку, но ничего не вышло, конечность так и была в плену, лишь раздался гулкий звук пружин старой койки и цепей наруча.

    -Блять… Херова блядь…

    Паника начала заигрывать, словно искра среди пуха, дыхание Джека участилось.

    Лежащий поднял лежащий под боком ремень и попробовал два раза с его помощью к себе пододвинуть медицинскую пилу у шкафа, но тщетно.

    В коридоре послышались быстрые и громкие шаги в сторону закованного нарушителя.

    В дверном проеме вычертывался знакомый образ, с включенным карманным фонариком на бронежилете. Отчетливая щетина, активные глаза. Лет так тридцать пять. Один из солдат, что был в отряде при семичасовой. Рядовой Найджел по кличке “Нервный”. С детства всегда заикался, что и переросло в такое необычное прозвище. Но не смотря на свою, если можно так выразиться, проблему, на тренировках и различных операциях вел себя порой лучше, чем другие солдаты. Слишком отзывчивый.

    -Эй, б-б-б-брат! - он быстро закинул винтовку за плечо и подбежал к своему прикованному к койке знакомому, присев к тому на колено - Что это с-с-с тобой?

    - Произошло небольшое недоразумение, поэтому я здесь... Черт… Хэй, Найджел, братец, как ты выжил?

    - В-в-в-везение, брат. Ща… - он поднял с пола медицинскую пилу и с усилием начал пытаться распилить прут кровати, к которому был прикреплен второй браслет наручников - Не выходит.

    - Бля… А наручники такие крепкие, даже не пробуй распилить, не выйдет…

    - Наш отряд тут б-б-б-близко, пытаемся разузнать почему с-с-с-сюда вертолет упал, и да… Попей, но сильно не налегай. - Найджел открепил с пояса кожаный бурдюк и протянул его Джеку

    Он перехватил емкость с спасительной жидкостью и, откупорив пробку зубами, начал беспрерывно пить освежающую воду.

    - В любом случае, я твой д-д-д-должник. Ты меня спас тогда от того поехавшего рядового, который меня чуть ли не п-п-п-прикончил за казармой ночью… Хм-м-м... Может тут где-то н-н-н-найдём ключ. Видно, ты такой же, как всегда, брат, передряги - твой конь, а ты жо-жо-жо-жокей.

    “Да тот желтокожий сам просился давно получить сломанную челюсть, ну и лишиться парочки ребер. Чертов американский корпус, не для таких уебков как он. Хех, вот бы всегда так помогать, может, стану героем?” - резко пронеслось в мыслях Джека, будто бы на пару мгновений забыв о плачевной ситуации, и вновь он вернулся с размышлений на землю, в ситуацию, в которой он находился

    Прикованный к кровати прокашлялся, чуть не подавившись водой.

    - Ага, херов жокей… Ключа ты не найдешь, скорее всего, может горелка есть где?

    - А это мысль, тут в одной из палат я в-в-в-видел газовую горелку, как раз. В палате, которая вроде, с-с-столовая…

    Вдали разнеслись выстрелы, калибров не разобрать. Автоматная очередь, поочередные пистолетные выстрелы, даже послышались оглушительные взрывы. Еще одна маленькая война.

    -Джек, б-б-б-будь тут. - ответил слегка обеспокоенным голосом Найджел и вскочил в полный рост, перехватив винтовку с плеча

    - Я никуда не могу двинуться, херов ты юморист. И че там?

    - Там? Там пи-пи-пиздец, как слышишь. - он бросил пистолет в кобуре на койку - Одна обойма, п-п-п-полная.

    - Эй, Найдж, не оставляй меня здесь, прошу! Наджел! Не оставляй, сука!!! Заика, блять!!!

    Найджел развернулся и побежал по коридору, оставляя Джека лежать на месте, пропуска мимо ушей многогранную палитру бранных слов и фраз. Ничего не скрывало от глаз возможных вредителей, кроме как четыре стены, и то, две, хоть и с небольшими, но все же, проемами наружу.

    -Охеренная помощь… - мужчина вытащил в левую руку пистолет из кобуры, тяжело дыша, под звучание ломающихся со злости и страха зубов

    - Глок-17, сука… - он покрутил пистолет с разных сторон и навел дуло пистолета на коридор, приблизив указательный палец к спусковому крючку. Руки подрагивали, еле заметно - ...Особенность механизма, - отсутствие флажка предохранителя. Принцип работы - “бери и стреляй”, хех… С таким я в свое время в гетто гонял, когда в чёрные задницы стрелял.

    Выстрелы утихомирились. Стало тихо, словно в гробу под землей.

    Джек замолк, слившись с тишиной и начал вслушиваться в хоть какие-то звуки. Но иных, кроме как скрипа пружин койки, и легкого завывания ветра за стеной - не было.

    Мало света в комнате. Очень мало. Пучки лунных лучей - это тоже свет, но малый, тем более, когда эти пучки можно сосчитать из выходящих пяти кирпичиков в стене, под потолком.

    Некая боязнь за жизнь переросла в сильную усталость, то ли сон так тяготил, то ли вся эта тишина, а может, и одиночество.

    Джек положил пистолет на матрас и с помощью смекалки, что дала криминальная жизнь и армия, ловко с помощью длинных пальцев свободной руки, вытащил обойму из рукояти огнестрела.

    -Что у нас тут?... - он медленно отвел магазин на самый светлый участок своей койки, куда лучик смогли добраться, сквозь кромешную темноту и стоящую пыль в комнатушке - Ну охереть просто. ЗАИКА!!!

    Обойма табельного пистолета была пуста.

    *****​
    - Нэнси-Мэнси, работала весь день,

    - Работала весь день в искании камень.

    - Нэнси-Мэнси, ленивая ты сука,

    - Работаешь в барделе за пиво из бамбука…

    Сухой кашель прервал почти глухое исполнение этой песни. Солнечные лучи заполняли бывший лазарет, согревая комнату, и одаряя своими теплыми прикосновениями Джека. Кобура с пистолетом внутри - закреплена к штанам. Медицинская пила лежит прямо под боком на матрасе.
    Вода в бурдюке закончилась, не было ни единой капли.

    - Нэнси-Мэнси, похожая на лето,

    - Такая же горячая, доступная лишь в гетто.

    - Опасная, но резкая, излишками прелестная.

    - А в деле вся безумная, игривая, но глупая.

    - Нэнси-Мэнси, я доллар тебе дам,

    - И ты на два часа заменишь всех милых мне мадам…

    Джек тихо, как мог, рассмеялся и прокашлялся, подняв измученные, усталые глаза в потолок, знаменуя этим конец песни.

    - Помню, когда мы ротой пели про суку-Нэнси, а потом пришел Офицер Рэй.

    Джек слегка повысил свой тон:

    - Что за херню вы тут устроили? У нас не караоке! Это армия!

    Прикованный наручниками к кровати вновь начал смеяться, а потом и говорить насмешливым, тяжелым хриплым голосом.

    - Да, на караоке не сходишь, Рэй. Особенно без зубов, которые я после твоих слов выбил. - Джек, вновь просмеялся и закашлял, горло драло получше чем после трех стопок “Сухой горилки” - Бедняжка Рэй, нос прямой был, а стал кривой. За это веселье шесть месяцев просидеть - просто чудо… Тем более, в знакомом месте, хех.

    Бывший военный потянулся к медицинской пиле и осмотрел ее. Джек крепко схватил пилу в правую руку и начал пытаться распилить прут кровати, к которому был прицеплен один из браслетов. Ничего не вышло. Материал слишком крепкий.

    - Блять. - Джек попытался чуть съехать ногами на пол и пододвинуть кровать, но ничего кроме как получить едкую боль в запястье левой руки не вышло

    Пыль, вперемешку с грязью, посыпалась струей с потолка. Пленник лазарета взглянул в один из проемов стены, где некогда находился кирпичик.

    Красный, с точкой посередине, выделяющий ужасающее тепло и яркий свет, прожектор. Это нечто похожее на глаз. Оно начало стучать в стену собой, вызывая вибрации, как от землетрясения, заставляя дрожать, как осиновый лист все и всех в помещении. Штукатурка и пыль сыпалась, а страх увеличивался, сердце стучало, как молот о наковальню

    - Сука! - Джек взял пилу за ручку и начал интенсивно пилить прут, дабы высвободиться, попытаться, но тщетно

    - Господи, я не хочу умирать, прости мои грехи, пожалуйста. Ты святой из всех святых, позволь мне жить. Я буду молиться каждый день тебе, помогать всем и каждому, но не дай мне умереть…

    С грохотом, упал еще один кирпич со стены на пол лазарета, прямо рядом с бывшим военным. Точка посередине горящего прожектора смотрела прямо в глаза лежачего, с усердием пытаясь пройти через стену, разделяющая двух.

    Прутья не поддавались.
    Джек перестал стараться распилить прут кровати, глянул на ремень под боком и заливно просмеялся, по безумному, так и изливаясь потом.

    - А, пошел ты нахер, господь. Мне не нужна твоя помощь и без нее всегда, блять, справлялся. - он накинул ремень на левую руку и сильно его затянул, зафиксировав чуть выше сгиба - Как только я выйду отсюда, если не сдохну, оскверню каждый крест и икону, которую найду. Каждое, сука, святое место. Каждое, блять, святое имя…

    Была почти непроглядная темнота, из-за пыли, затрудняла дыхание и видимость. Пила, словно острые зубы, освобождала Джека и одновременно лишала его. Крики, кровь, агония и паника, все это смешалось в единый танец, создав для человека серьезное испытание, которое можно сравнить только с адом.

    Теплый, утешающий вальс, её улыбка согревала душу Джека, давала спокойствие и даже некую нирвану. Они кружились, улыбались друг другу, и под аккомпанемент смеха упали на мягкий, хрустящий снег, волочась по нему, катаясь, воссоединяясь в поцелуях, от которых белая зимняя пелена могла попросту таять.

    Снежинки кружились над этой парочкой, словно танцовщицы в тандеоре, мягко приземляясь на их макушках.

    Но Джек был осторожен, не налегал на Анну всем своим телом, а лишь бережно тянул к себе. Она остановилась у него над ликом своим лбом, прижалась к щеке.

    - Я знала, что тебя это обрадует, Джеки. Но даже не подразумевала, что на столько.

    - Да, но… Стать отцом в двадцать лет, хех, зато Лоусон Младший будет в хороших ладах со своим папашей молодым.

    - Уже решил, что это будет мальчик?

    С добрым взглядом Анна, приподняв тонкую бровь, пробежалась по искренним глазам Джека, открыв мгновение тишины. А он только хмыкнул, самодовольно, своенравно, и все же любя.

    - Ладно-ладно, нам еще свадьбу играть. Идем, милый.

    - Свадьбу? Сколько это гостей звать, черт… И заказывать выпивки, хех.

    - Я знаю, что мы вместе все сможем. Да и я уверена, что твой братик тоже захочет к нам прийти.

    Джек резво подхватил свою возлюбленную на руки и в миг выпрямился, начиная уверенной походкой идти сквозь заснеженные улицы. Снежинки собирались в кучи, в снегопад, но воздух, на удивление был очень приятный, теплый.

    - Точнее хотела сказать, дядя Лоусона Младшего? - ответил со смешком он

    - Ха-ха-ха. Джеки… Эх, какой же ты паразит.

    Анна лишь отвела с глаз черный локон волос и оглянулась через плечо, куда нёс её амплуа. Она резко спрыгнула с рук и озадачено пошагала на снегу.

    - Хм, сократим путь через гору, наперегонки, ха-ха?

    - И по чашечке кофе, в ближайшей забегаловке! Звучит как план, а?

    - Последний платит счет!

    Они рванули, сквозь снежные бураны на склонах, спотыкаясь чуть не падая, но все же с улыбкой и хохотом на своих лицах. Скрип снега и смех, гонки и веселье.

    - Я… Победила! - воскликнула чуть дыша Анна, взобравшись почти на вершину равнины

    Дикий свист, режущий уши, словно резко тормозящий поезд, крик. Но было поздно.

    Разноцветная шерстяная шапка с помпончиком сверху, под которой был её владелец, мужчина афроамериканской наружности, попросту пролетел перед Анной, скрывшись в неприглядной буре.

    Джек встал как вкопанный не в силах шагнуть, или сказать слово, лишь наблюдать как на него падает его бессильная возлюбленная с рассеченным горлом от конька для фигурного катания.

    А следом, как снежный ком, упал вниз к истокам горы и он сам, вцепляясь ледяными ладонями в талию своей Анны.

    Спокойствие, тишина. Аромат свежего дерева приятно отдавал в ноздри, вызывая легкую ностальгию по давним временам. Теплый воздух. Учащенное дыхание.

    Джек глубоко вздохнул и приоткрыл свои веки. Из его глаза нехотя потекла на шею слеза.

    - Почему.. Почему… Снова, блять?...

    Комната с двумя кроватями, их постельное белье совсем чистое и светлое. Деревянная дверь, окрашенная в оливковый оттенок. Стены, отделанные деревом, светлого цвета. Высокий металлический шкаф на серийном замке, а перед ним деревянный стул и стол, на котором лежит несколько книжек, записей, ручка, линейка, карандаш с ластиком и кувшин сиреневого цвета.

    Справа от Джека - тумбочка с вазой в которой была земля, а в ней неизвестное растение, а рядом - свеча, блекло освещающая огоньком все помещение, воск которой медленно капал на чашку.

    Сам лежащий был под теплым одеялом, в нижнем белье, подключенный правой рукой к капельнице.

    - Черт… Нет… Нет, сука... - Джек начал еще чаще дышать, задыхаться

    Он поднял свою левую руку. Кисти не было. На ее месте стояла медицинская шина, на конце которой была установлена стальная пластина.

    Пульсация в голове. Интенсивное гудение. Дрожь по телу и вагон бранных слов, который гудел, но не давал выйти из уст, словно последние попросту окаменели. Все это мигом вперемешку почувствовал Джек в своем теле. Все эти ощущения пролетели через него как гроза в шторма.

    Шариковая ручка двери медленно прокрутилась и дверь раскрылась.

    В помещение вошла невысокая молодая брюнетка с прической по типу каре. Карие глаза, тонкие губы. Белый, идеально выглаженный халат на ее теле.

    Она слегка раскрыла рот, верно, от удивления, увидев лежащего мужчину без руки с открытыми глазами, и тут же побежала обратно, не закрывая за собой дверь, так и цокая маленькими каблучками.

    Джек сморщился и медленно поднял голову с пуховой подушки, прижавшись спиной к стене. Он пощупал единственной рукой сторону ноги, но не обнаружил там заветной кобуры с глоком.

    Утомление от пережитого взяло вверх над самозащитой. Джек уснул столь резко и неожиданно, как и очнулся.


    В помещение зашла сначала девушка в белом халате, а за ней - мужчина со спокойным выражением лица, лет так тридцать с виду. Он хорошо ухожен, да и сам выглядит недурно. Дорогие туфли, деловые брюки, темная рубашка с закатанными рукавами, на которую накинута деловая жилетка-безрукавка. На ноге - кобура, с посеребренным револьвером внутри.

    - Он слышит нас? - спросил мужчина, посмотрев на личико девушки

    - Да. - уверенно ответила девушка, медленно подойдя к лежащему пациенту, осматривая его жалеющим взглядом

    - Что-ж…

    Он прошелся вперед, в лазарет и не закрывая за собой двери, пододвинул деревянный стул от стола, уселся на него, рядом с Джеком, положив руку на своё колено.

    - Мы нашли вас на разрушенном заводе, в одной из палаток. Вы лежали посреди комнаты без руки, с этой… С этим самопальным протезом. Наш опытный врач, Лара, спасла вас. - мужчина глянул на стоящую у койки девушку и кивнул той, при этом слегка улыбаясь

    Сама Лара, когда её упомянули, свесила нос в пол и погрустнела в глазах.

    - Как давно я тут торчу?... - выдавил с трудом из себя Джек, получше рассматривая одежду сидящего

    - Около трех суток. - спокойно ответил человек в жилетке и взглянул на свои наручные часы, перекинув взгляд с Лидии на калеку - Не хотите воды? Всё же вы наш гость.

    Джек недоверчиво кивнул человеку, задавшему вопрос.

    - Лара, будь добра. - он ласково посмотрел в сторону врача - Принеси стакан водички нашему гостю.

    Лара угукнула и медленно пошла на выход.

    - Зачем… Зачем ты спас мою задницу? - спросил Джек, как только девушка удалилась

    - Ну как же?! - мужчина вскочил со стула, при этом усмехаясь и качая головой - Скажу честно, я удивлён твоей стойкости и мужеству. Ампутировать руку, прижечь рану, убить при этом живой труп, и использовать медицинскую шину как протез… Нам такие люди очень и очень нужны.

    - Нужны люди? - лежачий недоверчиво прокряхтел

    - Именно, было бы больше таких бойцов как ты… Здесь, каждый имеет шанс на новую жизнь. и не важно насколько плохое прошлое, в том числе, за что тебя приковали наручниками. Но есть один вопрос, хоть это и не мое дело, но все же… - мужчина тихоненько подошел к койке и взглянул в глаза Джеку - Кто, а главное зачем, тебя прицепил к кровати?

    - Повстанцы.

    Мужчина в жилетке поднял брови, сменив свою физиономию на удивленную, сдержанно прокашлялся в сторону, отвернувшись в раздумьях.

    Лара не спеша, вошла в комнатку, с грустной физиономией и со стаканом в правой руке. Она подошла к лежачему калеке и подала ему питье.

    - Ваша вода…

    Джек аккуратно взял стакан и начал не спеша, дрожа в пальцах, опустошать посудину.

    - Благодарю. - пациент с убитым взглядом глянул в глаза своему врачу, но увидел в ответ лишь некую грусть, которая весьма не профессионально, лилась прямо в бывшую руку пациента

    - Ладно, Лара, дорогая, отдохни. - мужчина улыбнулся в лицо девушке, положив ей руку на плечо - Я дальше сам помогу нашему гостю.

    Она кивнула и взяв пустой стакан в две руки, вышла из кабинета.

    -М-да… Лара хоть врач и хороший, но… Очень все близко воспринимает к сердцу,тем более утраты своих пациентов, а это, порою сбивает от работы… - он задумался на секунду и воротился к собеседнику - Где же мои манеры, меня звать Альберт, но, хех, люди привыкли делать клички, позывные, другим, которые быстро становятся вторым, а то и первым именем. Так что, меня можешь ещё называть “Корифей”.

    -Джек. - пациент шмыгнул носом и протянул свою левую руку

    -Что-ж, Джек, приятно познакомиться. - Альберт пожал левую руку собеседника и взялся за свой пояс - Предлагаю тебе принять участие в экскурсии по нашему небольшому, но быстро растущему и уютному городу. Чувствую, что нас ждёт хорошее и прочное сотрудничество, если ты, конечно, не против.

    - Давно не был на херовых экскурсиях... - однорукий чуточку приподнялся с кровати на одну ногу и не смотря на боль во второй, прокряхтел и встал в полный рост, так и с тяжестью изредка смотря на закрытую культяпку. Джек с трудом надел берцы, даже не решаясь их зашнуровывать и зашагал с капельницей под боком - Давай, веди, Корифей...

    Они пошли к выходу из комнатушки, уперевшись в кирпичную стену коридорчика, тут так и веяло запахом краски, беспрерывных работ.

    Слева от выхода стоял невысокий юноша, с сонными глазами, лет двадцать два, максимум. Джек сразу остановился и обратил внимание на него и его спокойную стойку, ведь под рукой находился пистолет в кобуре.

    -Это Алексей, охраняет наш небольшой лазарет. Сам он неразговорчивый, плохо понимает английский, но хорошо понимает то, что надо делать.

    - И где я? - он хрипло спросил, развернулся и медленно последовал за Альбертом, перекатываясь с одной ноги на другую

    - Я как раз ждал этого вопроса от тебя.

    Спокойный прохладный ветерок начал поигрывать с волосами вышедших на улицу людей. Ночное небо расстилается над головой, звёзды мигают, завораживают, создают созвездия.

    А впереди видны самые разнообразные и различные дорожки: из металлических листов, которые будто вкатали асфальтоукладчиком в золотисто-жёлтый песок; Каменные плитки, аккуратно разложенные рядом с основной дорогой для машин, а через каждые несколько метров стоят высокие фонарные, кривые и ржавые столбы; Заасфальтированные дороги тут тоже имелись, но в них куча мелких и средних размеров ямки, которые уже успели заполнить песчинки.

    Высоченные стены из различных слоев, - альянсовский материал, старые рекламные щиты, железнодорожные рельсы. Они окружали руины мегаполиса, хоть и не все, защищая от Пустошей.

    А вдали.. Вдали виднелись множественные дома, разрушенные небоскребы с Семичасовой. Бывший мегаполис. В этом же районе можно было пересчитать дома по пальцам. На их крышах выкрашивались фигуры в плащах, охраняющие город-призрак.

    - Руины старого мира, недурно...

    Джек сонно осматривал вид перед собой, забыв про фантомную боль в невидимой руке. Ноги немного подкосились, под тяжестью веса, но бывший военный удержался на своих двоих.

    -Руины можно всегда отстроить. - Корифей глубоко набрал воздух в грудь и выпустил его через ноздри, оставляя довольную улыбку на лице - Это Тиринф. Цивилизация, которую мы заслуживаем.

    - И сколько вас здесь?

    - Пятьдесят и два. Жизнь течет своим чередом, Джек.

    - И все умеют обращаться с оружием?

    Альберт слегка скрипнул зубами и нахмурился, взглянув на однорукого, после этого вопроса.

    -В какой-то степени - да. - он тяжело вздохнул - Пойми, людям здесь намного лучше жить будет, чем в палатках посреди пустыни.

    - Так ты знаешь про лагерь?.. - без эмоций спросил собеседник

    - Да, рассказывали те, кто оттуда. Теперь они под нашей опекой.

    - Мы не закончили тогда. - Джек глянул на жилетку и перевел глаза в очи Корифею

    - Повстанцы? Да, они и ещё несколько наших отрядов продвинулись вглубь города. Они начинают отстраивать стены, помогают нам в обороне, и отстреле муравьиных львов. Но те, в палаточном лагере - это, можно сказать, другие. - он выдержал некую паузу, будто продумывая каждое последующее слово - Они приковали тебя браслетом к кровати?

    - Приковали и бросили, заставили отрезать руку. Эти херовы рыцари… - проговорил с ненавистью однорукий, всматриваясь в горящее масло уличного фонаря

    - Я был о них мнения слегка получше… - мужчина прошелся вперед, подняв голову на ночное небо, заострив взгляд на большой луне.

    - Корифей...

    - Да?.. - он отвлекся от спутника Земли, качнув головой на стоящего рядом человека

    - На заводе… Там был кто-то ещё кроме меня? - с хрипотцой в голосе спросил бывший военный

    - Были. Мы спасли одного паренька. Остальных, увы, - не успели.

    - И где тот спасенный?

    - Скончался. За десяток часов, перед твоим пробуждением. Мы оказывали ему помощь, какую могли. Увы, хоть и запах свободы в перемешку с песком у нас с избытком, а проблему с медициной мы решить не успеваем. Нам нужны стены от внешней угрозы. Люди с головой на плечах, и с силой в руках. А также, еда и вода.

    - И впрямь. Задач у тебя по горло, Корифей. Но завтра мне нужно вернуться туда.

    - К мертвецам? Право твое. Дали бы еды, флягу воды и отпустили бы. Как на ногах стоишь?

    - А что?

    - Ты пролежал мало у нас. Буду говорить честно, не восстановился. Хоть, ты, и везучий сукин сын, к тому же с неимоверным желанием жить. - тот указал на протез Джека - А это явление уже требует уважение.

    - Хочешь чтобы я работал на тебя? Безрукий хер из могилы?

    - Не чтобы мое предложение звучало так. Но, мы бы дали тебе кров над головой, теплую еду и занятие по душе. Я не прошу твоего ответа сейчас, можешь и завтра.

    - Если на долгосрочной перспективе… Мало кто откажется от такого предложения... Но перед этим, мне нужно сделать кое что.

    - Не тороплю. Пока ты у нас, та комната твоя, Джек.

    Названный развернулся обратно к медпункту и двинул к его дверям, устало вздохнув

    - Пойду, вздремну.

    - И да, чуть не забыл. - Корифей не убирая взгляда с луны, поднял левую руку вверх, в некий жест, будто вспомнил важную деталь рассказа - Завтра на рассвете мы едем на Альфу. Те повстанцы нам кое-чем обязаны. К тому же, такое посягательство на жизнь людей, с их стороны, недопустимо, они перешли черту. Так, что, подумал, что тебе будет интересно отправиться с нами туда. Конвой пройдет как раз рядом с твоим заводом.

    - На рассвете, говоришь? Забронируй место для меня.

    Резвые моторы транспорта неохотно погасли, прекращая концерт фыркуще-вибрирующих звуков. Судя по палящему солнцу, а также по его расположению, было восемь часов утра.

    Джек осторожно вышел из “Сэнд-кара”, впился пятой берц в песок под ногами. Он пошатнулся, но транспорт под боком, а также Фрэнк, человек, что сопровождал его, помогли устоять.

    - Осторожней, приятель. Ты только вышел из комы, или как это зовется у медиков. - Фрэнк лишь снял с бронежилета флягу и отпил из нее

    - Буду в порядке, как пойму, что нету причины для херового беспокойства.

    - Я так и не понял, зачем мы здесь взяли остановку... Одни лишь руины, да и для нашего городка, мало что осталось. Все взяли на предыдущей вылазке, все что возможно.

    - Я уже говорил зачем мы здесь.

    Джек нахмурился и сжал кулак, который не мог увидеть, которого не было. Недовольно сплюнув, он пошел вперед, далее, в разрушенный завод, некогда наполненный голосами разговоров, но сейчас лишь, - неразборчивым смрадом и тишиной.

    - Ахереть… И чем тут воняет?... Мертвятиной и гарью? - бывший военный принюхался и вытащил Глок из кобуры, уже с полной обоймой, для безопасности

    - Нюх тебя не подводит, Джек. Здесь была бойня. Мы видели, даже, капсулу, вон она, левее! - Корифей посветил фонарем на названное, давая получше осмотреть иноземную технологию - Её использует Альянс для бомбежки, как у нас прозвали… Мозгоедами. Хотя… Название не совсем точное, но сойдет для понимания, что голову при встрече с такими мелкими засранцами, - лучше прятать.

    Отряд людей проходил лишь глубже в здание, освещая свой путь фонариками, обходя лежащие на земле трупы, над которыми рядели мухи. Темнота поглощала в себе все то, чем славился торговый пункт, всю жизненность, разговоры и свет. Лишь вошедшие одаряли помещения своим присутствием и всем перечисленным. Бардак, будто бы прошелся ураган по всем шатрам, разодрав их стены в клочья, разбросавший все с прилавков, что еще не успели забрать, на пол.

    Те, кто имел банданы и арафатки, потуже натянули их на переносицу, остальным оставалось только скорчить нос, пытаясь противостоять едкому запаху гниения. Прошли вертолет со сгоревшим экипажем, остановились у мертвых, лежащих поодиночке и теми, что лежали кучками, один близ другого.

    - Разделиться всем по пять. Первые - осматривайте помещения, может кто пришел сюда за ночь. Вторые - на выход, охраняйте транспорт и докладывайте, если увидите что-то странное, по рации. Третьи - за нами, переворачивайте лежащих с боков и животов на спину. Снимайте с них балаклавы и маски, если есть. За работу! - Корифей пару раз шмыгнул носом, и прошел к мертвецам - Джек, повтори, по каким ориентировкам нам искать нужного тебе человека?

    - Мэх… Бля… Подстрижен под ноль, усы у него такие… Длинные, до подбородка. Брови густые, черные.

    - Уверен, что он точно был с тем… Как его?

    - С заикой херовым. И надеюсь, что нет…

    Джек дрогнул, замер, остановился. Ноги согнулись сами собой, рухнули коленами на пол. Его лицо побледнело, побелело, стало словно лицо мертвеца, у которого сам и сидел, вглядывался в искаженный, с детства знакомый лик. Он потерял сдержанность, костяшки превратились в острый кастет, который ударом сотряс пол, разорвал кожу и капилляры в кровь. Уайт тяжело сглотнул стоявший в горле ком, задрожал в губах, опустил подбородок вниз. Множество слов, и ни одно не было сказано вслух.

    Корифей заметил, дал знак рукой уйти ближайшей пятерке на выход.

    Блестящие глаза разгорелись новым огнем, злобой, ненавистью. Уголки губ скривились, а кровавая ладонь направилась к ножнам брата, к рукояти его штык-ножа. Корифей молчал.

    - Уебки заплатят, за это. За все что сделали... - Джек откинул пустые ножны в сторону, и зафиксировал нож Джонатана на своем протезе, потуже затянув его за рукоять к ремню медицинской шины

    - Знаю. - Корифей прошел к калеке и протянул ему свою руку - Тиринф поможет в этом. Мирные жители и их припасы должны быть спасены из рук тиранов.

    Хмельная голова

    Одноактная полутень пьесы
    Окрестности Запретного Сектора Сити-17

    Действующие лица

    Джек Лоусон, бродяга-пьянчуга.
    Джонатан Лоусон, младший брат Джека Лоусона, в роли оплота воображения.​


    Поздний вечер, действие начинается в интерьере некоей захолустной каморки, освещаемая лишь переносным фонарём. Джек сидит за почерневшим от грязи столом, занят ленивым распитием бутылки водки, а его брат - жонглированием.

    Громкое падение шариков из рук Джонатана, заставляет поднять уставший лик Джека на своего покойного, но в некотором смысле, живого брата.

    ДЖОНАТАН: Увы, я не жонглер, братан, но вскоре буду мастером, прямо таки, циркачом, ха-ха-ха!

    ДЖЕК: На кой хер быть мастером мертвецу, которого никто не оценит?

    ДЖОНАТАН: Оценить меня мог бы ве-есь мир, будь ты тогда спас, будь не ходил на разбои ради лагеря. Но на самом же деле, мы знаем, что это ты делал ради себя, больной ублюдок.

    Джек опускает пустой взгляд в пол, сжимает бутылку в руке.

    ДЖОНАТАН: И ведь даже твоя, хах, ебучая месть, не свершилась. Ты примчал со своими дружками на Альфу, не смотря на стаи львов. Ради себя, чтобы увидеть карточный городок в пепле, ведь и ты тут проебался, Джек. Альянс скоро всех сметет, и тебя он ёбнет в конце концов.

    Джек кидает бутылку в Джонатана, но стеклотара распадается на осколки лишь за спиной собеседника.

    ДЖЕК (переходя на крик): Ты меня тогда бросил, ты пропал с херами перед моей поездкой на тот хуев завод! Поэтому ты, сука, мертв!

    ДЖОНАТАН (смеется): Ой, смотрите, какая мы неженка, ведь тебе не хватало Беллы, Фрильи, Шоколадной и Поляка, которые все умерли, хочу напомнить. Убить парочку караванщиков и оставить их девочку сиротой - ве-есьма смелый поступок! А защищать тебя от повстанцев не думал кто будет, баран? Ну ладно, что случилось после, раз уж начали вспоминать?

    ДЖЕК: Ты и так знаешь всё, что знаю я, Джо, ублюдок… Мы постреляли жуков, чтобы остаться в живых, но их не становилось меньше, так что я запрыгнул в Сэнд-Кар с человеком Корифея и мы двинули обратно в их херовы руины.

    ДЖОНАТАН (саркастично хлопает в ладоши): Браво, даже не стал осматриваться на момент живых, может, надеялся, что все сдохли? Здесь у тебя виноваты твои бойскауты или Альянс? Ну ладно, ладно, хах, там был один пепел и подгоревшие трупы. И что дальше, ну давай, не тяни.

    ДЖЕК (скрестив руки на груди): Когда мы начали приближаться к тем руинам, началась песчаная буря, от которой электричество обрубает, но Сэнд-Кары пахали, как миленькие… Я накинул на себя маску и очки и через них заметил, что не я один был в жопе.

    ДЖОНАТАН: Ах, да. Пришельцы не дали развиться молодому поселению, ебашили его со всех сторон как могли, прямо во время бури. Так что ты решил воспользоваться суматохой и плохой видимостью, чтобы… Воткнуть мой клинок в горло водителю, скинуть его на корм жукам, и забрать себе тачку, чтобы уехать?... Сюда?

    ДЖЕК: Я наслышан был об этом местечке, рядом с вонючим Индустриальным, так что да. Если бы я выбрал их войну, то слёг там за мгновение, я устал играть в войнушки, и был измотан. Теперь здесь свою задницу мозолить, да нехер делать. Водка хуевая, вискарь полная херня…

    ДЖОНАТАН: Вот он, алкаш… Ну а как же месть, а, а?! Нам нужно вырезать парочку солдатиков Альянса, попасть на лучший мордобой, заработать деньжат на новую выпивку, хотя бы. И… Сломать пару пальцев нигрилам. Ты же не забыл Анну, которая умерла в больнице, м? Свою собственную жену, которую прирезал черномазый на, хах, частном катке?

    ДЖЕК (не спеша встает из-за стола): Была бы возможность, я бы тебя сам прирезал…

    Джонатан вынимает из-за пазухи штык-нож, в точности как у Джека на протезе.

    ДЖОНАТАН (ехидно улыбаясь): Так возьми же и убей родного брата, второй раз. В чем проблема?... Или тебе одной руки не хватит?

    Джек быстрым шагом надвигается к Джонатану, но падает у его ног с болезненным лицом.

    ДЖЕК (шёпотом): Ты… Как крыса из гетто, воткнул мне ебучий нож прямо в бочину…

    ДЖОНАТАН (разводит руки в стороны): Хочешь жить, умей… Хоть что нибудь, блять, умей. И я тебе смотрел в глаза. Очнешься, вспомни про разговор. И только попробуй прикоснуться к спиртному.

    Пока он говорит, фонарь гаснет. На сцене становится совсем темно. Через полминуты тишины, звучит легкое урчание, и включают прожектор, визуализируемый солнечный свет, рядом с Джеком. На сцене все тот же интерьер, пропал лишь Джонатан.

    Джек сонно встает с пола на ноги, держится рукой за голодный живот.

    ДЖЕК (пиная бутылку): Бля… Пора бы завязывать. У меня еще много дел впереди, но сначала…

    Джек берет лежащий, у выхода из помещения, укороченный дробовик себе в руки. Свет гаснет. Раздаются звуки выстрела, взрыв стекла, ломания мебели. Темнота озаряется горящей спичкой и вспыхнувшей огнем мебелью. Из темноты раздаётся голос Джека.

    ДЖЕК: Превосходно.

    В полымя летит бутылка, огонь загорается ярче, и занавес закрывается.

    КОНЕЦ.
     
    Последнее редактирование: 8 июн 2021
  3. Vefexy [Vefexy <3]

    Vefexy [Vefexy <3] Well-Known Member

    45
    1.254
    83
    Православно

    [​IMG]
     
    Orig.Nikita нравится это.