Черный Коготь

Тема в разделе "Архив", создана пользователем Augusto Pinochet, 22 июл 2016.

Статус темы:
Закрыта.
  1. Augusto Pinochet

    Augusto Pinochet Пользователи до 500

    134
    562
    93
    Глава 1.

    Яркие лучи света освещали маленькую, но относительно уютную комнатушку в жилом блоке под литерой “А” города Сити-18. Не смотря на то, что в помещении установилась относительно теплая атмосфера, в воздухе стояла леденящая душу тишина. Голые стены могли вызвать некоторое сожаление у всех, кто сюда попал лишь потому, что тошнотворно-зеленые заплесневелые обои буквально облепили всю комнату жилого блока. Мутные окна, сквозь которые сочился дневной свет, нагоняли сон. Потрепанная мебель – письменный стол, обшарпанное кресло, пыльная кровать и диван – казалось, придавали этому месту некую старину. Люстра, висевшая под потолком, должным образом не могла осветить все уголки помещение, когда над городом нависали сумерки. Скрипучие половицы постоянно давали о себе знать, когда кто-то заходил в комнату.
    И не смотря на все неудобства жилого блока, данное место облюбовала молодая особа, гражданка Сити-18 и по совместительству лоялистка, Беатрис Герхард. Она лежала на своей кровати, согнув одну ногу в колене, а другую – распрямив, и всматривалась куда-то в потолок. Ее длинные черные волосы расползлись по всей подушке, словно змеи в своем смертоносном гнезде. Прямые правильные черты лица в совокупности с мраморным оттенком кожи девушки делали ее необыкновенно красивой. Бесхитростная улыбка застыла на ее губах. Глубокие голубые глаза Беатрис изредка поблескивали на свету. Ее черный костюм, в который она была облачена, немного помялся, но, тем не менее, смотрелся как всегда хорошо.
    - «Идиот! Как его еще можно было назвать?! Получил за дело, но увольнять зачем?! Да как вообще он вообще посмел меня трогать! Хорошо, что статус лоялиста оставили, – раздалось в голове Герхард. – Жаль, что даже Командующий Сектора не смог ему помешать. Надеюсь, он рано или поздно помрет от какой-нибудь заразы! Чтоб тебе было пусто, Альберт Розенберг!»
    Девушка закрыла глаза и начала тихонько напевать знакомый мотив какой-то песенки. Она медленно погрузилась в воспоминания, восстанавливая фрагмент за фрагментом ее работы в администрации Сити-18.
    ***​
    Беатрис медленным шагом шла по одному из длинных коридоров Нексус Надзора. От стен этого громадного здания веяло могильным холодом, яркий белый свет ламп висевших под высоким потолком слепили глаза. Казалось, что лабиринт из каменных стен и железных дверей никогда не закончится. Прошло примерно 5 минут после того, как девушка, наконец, дошла до лифта. Как только она вошла в кабинку, дверь за ней тут же закрылась, и лифт куда-то тронулся. Герхард удивленно посмотрела на панель с кнопками.
    - «Странно. Я ничего не нажимала!» - подумала девушка.
    Лифт бесшумно, но быстро понесся вверх и через некоторое время остановился. В кабинку вошел высокий мужчина в черной военной форме и маске-противогазе. Издав протяжное шипение, он осмотрел Беатрис с ног до головы.
    - Добрый день, Командующий Сектора! – воскликнула Герхард.
    - Добрый-добрый. Вам на какой этаж? – протянул мужчина.
    - 34, пожалуйста.
    Генерал неспешно нажал на необходимую кнопку на пульте, и лифт по каким-то непонятным причинам медленно пополз вверх. Беатрис, покосившись на мужчину, пристальным взглядом принялась его изучать так, как будто никогда не видела его ранее. Секторальный Командир был одет в черную форму с множеством различных нашивок. Черная маска юнита Гражданской Обороны плотно прилегала к лицу. На рукаве формы красовалась повязка, на которой было написано “C18:SeC.024”.
    Половину дороги ни Беатрис, ни Командующий Сектором не проронили ни слова. Где-то на 20 этаже мужчина в маске повернулся к Герхард и прошипел:
    - Как проходят ваши будни в администрации Розенберга?
    - Честно говоря, ужасно. Мне тяжело терпеть его выходки и упреки. Он не выносим! – тихонько просипела Беатрис. – Вы с ним не поговорили?
    - Я говорил с ним. Похоже, что он не внял моим словам и стоит уже писать на него рапорт Уоллесу Брину. Ведь именно занимается назначением городских администраторов секторов по всей Земле.
    - Еще чуть-чуть и я не выдержу. Сделаю что-нибудь глупое, а потом пожалею об этом!
    - Держитесь. Скоро все закончится, - монотонно завершил беседу #0-2-4 и вышел из лифта, как только тот приехал на нужный ему этаж.
    Девушка пустым взглядом проводила генерала и молча осталась стоять в кабинке, ожидая чего-то. Издав тяжелый протяжный стон, она нажала на кнопку на панели, и лифт, на этот раз ускорив темп, поехал вверх.
    Спустя 5 минут Беатрис прибыла на 34 этаж. С большой неохотой на лице она вышла из лифта и быстро направилась вдоль очередного коридора к массивной деревянной двери. Девушка, сделав несколько нажатий по консоли, находившийся справа от этой громады, открыла дверь и быстро вбежала внутрь просторного кабинета.
    У огромного окна сидел за столом мужчина в черном костюме, выглядевший лет так на 50. Заметив вошедшую девушку, он криво улыбнулся ей, оскалив ряды желтых зубов. Беатрис непроизвольно поморщилась, глядя на своего начальника. Она подошла к его столу, ожидая, когда он начнет говорить.
    - Наконец-то ты пришла, Герхард! Сколько можно было ждать?! – произнес городской администратор, заметив недовольный взгляд подчиненной.
    - Я пришло согласно вашему расписанию, мистер Розенберг, - пролепетала девушка.
    - Я составил новое расписание еще вчера ночью! Нужно было внимательнее смотреть!
    Беатрис хотела что-то хотела сказать в ответ на язвительное замечание Альберта, но промолчала, зная о возможных неприятных последствиях. Пока она думала, что же ему ответить, начальник уронил со стола папку с какими-то бумагами.
    - Поднимай!
    Обойдя стол, Герхард наклонилась и принялась поднимать упавшие документы. В это время морщинистая рука старика коснулась спины подчиненной, а затем и вовсе начала сползать ниже и ниже. Раздалось довольное кряхтение со стороны похотливого животного. «Не в этот раз, ублюдок!» - раздался демонический рев в голове девушки. Беатрис, не желая больше мириться с беспределом начальства, выпрямилась, повернулась к городскому администратору лицом и, занеся над головой руку, сжатую в кулаке, ударила со всей силой по самодовольной роже Розенберга. Альберт, явно не ожидая подобного развития событий, не смог удержать равновесия и плюхнулся с грохотом на пол.
    - Ах ты, сука! Я тебя убью! – кряхтел городской администратор, цепляясь за край стола в тщетных попытках встать.
    Выражение лица Герхард расплылось в язвительной улыбке. Она, недолго думая, обошла рабочее место начальника и, склоняясь над ним, проорала в небольшое устройство лежавшее там нечто непонятное:
    - Кряк! Бряк! Спртпт! Дрынс-брынс! Брек! Дрынь-дрынь! – вопила она в устройство, зажимая несколько кнопок одновременно.
    Примерно то же самое бубнил Розенберг в интерком Нексус Надзора, когда принудил одного сотрудника Гражданской Обороны отряда HELIX принести ему все медикаменты из НН, которые вызывали наркотическое опьянение. Не прочитав инструкцию к препаратам, городской администратор решил себя побаловать себя алкоголем вперемешку с наркотическими веществами. В тот раз #0-2-4 без разбору ампутировал всех юнитов подразделения HELIX, находившихся на одном этаже с кабинетом Розенберга.
    - Ты пожалеешь об этом! – крикнул начальник девушки, встав на ноги.
    В туже минуту из устройства раздался разъяренный голос Секторального Командира:
    - Розенберг, ты опять пьяный?! Готовься понести наказание, гад!
    Услышав слова #0-2-4, Беатрис громко расхохоталась и быстро выбежала из кабинета, оставляя позади хватавшегося за голову начальника. Не пройдя и 5 метров, мимо нее пронесся пулей Командующий Сектора в сопровождении Лидера Дивизиона и Комиссара. После того, как за ними закрылась дверь, из-за нее раздалась крик городского администратора.
    ***​
    Герхард открыла глаза и потянулась, издавая сонное урчание (по-иному это не назовешь). Встав с кровати, она поправила свой костюм и посмотрела на настенные часы. Широко улыбнувшись, девушка заправила постель и покинула свою квартиру, напевая все туже мелодию.

    Глава 2.

    Беатрис медленно вышла из жилого блока и осмотрела пустую улицу города. Солнце сильно пекло, вызывая у девушки огромное желание, вернуться в квартиру. Тем не менее, она сошла со ступеней крыльца и двинулась вдоль одной из нескольких улиц. По обе стороны дороги возвышались высокие многоэтажки с большим количеством пустых окон, напоминавших глазницы несчастных, которых сумели слепить. Солнце зашло за один из домов, и на улицу упала огромная тень. Тем дальше Беатрис шла, тем больше тень становилась.
    Прошло около 15 минут, прежде чем девушка дошла до одного из переулков. Остановившись, она бросила с неохотой туда свой взгляд. Узкая неприглядная улица уносилась куда-то вдаль. Складывалось впечатление, что это огромное подобие коридора не имела конца. Тень, лежавшая на стенах и земле, создавала пугающий и гротескный мрак, от которого становилось не по себе любому увидевшему его. Меж высоких стен здания завывал холодный ветер. Веяло могильным холодом.
    Этот самый переулок вел в трущобы Сити-18, где жила большая часть непривилегированного населения города. Туда стекались все преступные элементы, диссиденты и прочий сброд. Ни Гражданская Оборона, ни Гражданский Союз Рабочих должным образом не наблюдали за этим злосчастным местом. Практически каждый день там происходила крамола да убийства, но никто не хотел этим заниматься.
    Всматриваясь в пустошь переулка, Беатрис заметила, что к ней из тьмы приближалась хромая фигура. Присмотревшись, она увидела девушку в драных лохмотьях. «Боже! Только не эти грязнули!» - пронеслось в голове Герхард. Ободранка, не смотря на свою хромоту, быстро приближалась к лоялистке. Беатрис не успела среагировать, как девушка в рваной одежде схватила ее за грудки и начала что-то вопить:
    - Он пришел за мной! Помогите! Он хочет убить меня!
    - Кто хочет убить вас? – недовольной спросила Герхард, пытаясь отцепить руки девушки от своего чистого костюма.
    - Черный Коготь! Он хочет меня убить! Он хочет вспороть мой живот! – неугомонно вопила ненормальная.
    Лицо Беатрис резко изменилось, приобретая некоторое смягчение. Она понимающе начала качать головой, взяв девушку в лохмотья под руку, и повела ее прочь от этого проклятого места.
    Через некоторое время они пришли к одному из постов сотрудников ГО. У стены чинно стоял юнит, смотря куда-то в небо. Заметив Беатрис, он автоматически выполнил специальное приветствие на военный лад, благополучно забыв о том, что Герхард более не работает в администрации Альберта Розенберга. Оторвавшись от стены, мужчина в противогазе подошел к девушкам.
    - Добрый день, юнит. Приятно, что вы все еще выполняете это приевшиеся приветствие, - сказала Беатрис.
    - Добрый. Виноват, забылся, - произнес юнит ГО, осматривая странную парочку. – В чем дело?
    - Гражданка утверждает, что за ней гнался Черный Коготь. Думаю, вы знаете, что нужно делать.
    - Еще одна, - протянул юнит, глядя на оборванку. – За мной, гражданка!
    Девушка в лохмотьях, бормоча что-то под нос, вцепилась в рукав мужчины, который повел ее внутрь одного из зданий. Из-за двери было не слышно ни звука, но затем по истечению некоторого времени из дома раздался выстрел. На улицу вышел сотрудник ГО, уже без девушки.
    - Гуманность – девиз ГО? – ехидно подметила Беатрис, глядя на юнита.
    - Ага. Думаю, вам прекрасно известно, что весь город беспокоит этот... феномен.
    - Массовые помешательства в низших слоях населения – нормальное явление при крайней нищете.
    Черный Коготь – городская легенда. Каждый человек, проживший здесь около недели, знал ее. История гласит, что в ходе очередного бунта в городе была уничтожена община рабов-вортигонтов, проживавших недалеко от района трущоб. Вортигонт, условно возглавлявший общину, был растерзан гневной толпой бунтовщиков, желавших свободу, как и он сам. Перед тем как отправиться в мир иной, он издал нечеловеческий рев, а затем на ломаном человеческом языке сказал им: «Я от’томщу! Вам всем!» Прошло не больше месяца после этих страшных событий, как в трущобах началась череда чудовищных убийств. Странным образом погибали люди, принадлежавшие к низшему слою. Им перерезали горло, а затем распарывали живот, тем самым выпуская все внутренности. Гражданская Оборона пыталась найти маньяка, были привлечены все силы, но все безрезультатно. Убийства происходили исключительно ночью и только в этих злосчастных трущобах. Все, кто сумели сбежать от маньяка, описывали его как высокое существо похожее на вортигонта, около 2 метров, пепельного цвета, вместо правой руки было что-то вроде острого крюка, а вместо привычного красного глаза зияла огромная пустая глазница. Делом даже пыталась заниматься администрация Сити-18, но после первых 3 дней мытарств Розенберга над документами, он назвал это массовым помешательством, которое нужно пресекать путем ампутации людей, заявляющих о Черном Когте. В скором времени, трущобы опустели, но угнетающая атмосфера осталась. Люди, подвергшиеся нападению после вердикта администрации, предпочли молчание смерти от правоохранительных органов.
    Попрощавшись с сотрудником ГО, Беатрис направилась дальше, к главной площади Сити-18. По мере приближения к пункту назначения тень рассеивалась над головой Герхард. Уже через минуту девушка оказалась на просторной площади города, над которой нависло солнце. Также над площадью возвышалось огромное монолитное здание Нексус Надзора. Посмотрев на него, девушка непроизвольно поморщилась, вспоминая минувшие дни, которые она просидела в этой шарашке.
    - «И все-таки там было здорово, если не брать во внимание ужасное поведение начальства!» - начала беседу сама с собой бывшая сотрудница НН.
    - «Даже, если брать во внимание Розенберга, там было неплохо. Бесплатное питание, бесплатная медицина, все бесплатно!»
    - «А теперь нужно ходить работать в ОГСР. Каждый день, день за днем»
    Голубое небо неожиданно начало затягивать тучами. Солнце быстро скрылось за ними. Мрак медленно начал поглощать город. Назревали обычные депрессивные будни в большом Сити-18.
    Беатрис, осознав всю безысходность данной жизненной ситуации, поплелась к ближайшей скамейке, что стояла буквально на каждом метре. Присев, она начала напевать свою песенку, иронично улыбаясь.

    Глава 3.

    Прошло около 30 минут и по всему Сити-18 раздалось сообщение от диспетчера о начале рабочей фазы. «Всем гражданам в срочном порядке явиться к блоку “С”! Уклонение от рабочей фазы будет жестко пресечено!» - доносилось из динамика, висевшего на одном из фонарных столбов. Беатрис, зная о привилегиях статуса лоялиста, продолжила седеть на скамье. Взглядом она провожала толпы женщин и мужчин, стекавшихся по одной из улиц города к месту проведения мероприятия. Наконец, к ней подошел патруль юнитов ГО. Осмотрев девушку и выполнив пресловутое приветствие, они удалились за вереницей граждан.
    Когда площадь опустела, Герхард встала и подошла к стоявшему неподалеку столбу, на котором висело несколько указателей. При внимательном рассмотрении табличек со стрелками, лоялистка пошла вдоль направления, где находился офис Гражданского Союза Рабочих.
    Дойдя где-то до половины своего пути, Беатрис остановилась и посмотрела на находившееся рядом здание вокзала. Оно было просто огромным. Гротескные колонны подпирали причудливую крышу здания, а из окон покрытых витражом струились разноцветные лучи. Что-то в этом месте завораживало и в тоже время и отталкивало. Несуразность и абсурдность – вот две характеристики, которые можно дать данной постройке.
    Девушка, глядя на эту громадину, тяжело вздохнула. Прижавшись к стене какого-то здания, она с выразительной и жизнерадостной улыбкой принялась наблюдать за вокзалом, как за живым для нее человеком. В ее голове вновь начали всплывать фрагменты воспоминаний, на этот раз о ее прибытии в этот уголок Земли.
    ***​
    На часах пробило 12:00. Поезд шумно подъехал к платформе, издавая пронзительный неприятный скрежет колесами. Раздалось несколько сигналов из кабины машиниста и двери поезда отварились. Из него вышла толпа людей, на лицах которого читалось полное недоумение по поводу их местонахождения. Каждый держался за свою голову и что-то мычал себе под нос. Среди этих овощей была и Беатрис. Она одна из первых решила порыться в своих вещах и найти там свою CID-карту, где были расписаны ее данные. Держа в руках потрепанный чемодан, девушка медленными шашками спустилась с платформы и, осматриваясь по сторонам, подошла к большой доске, на которой громоздилась куча объявлений.
    ***​
    Гармоничные воспоминания Герхард прервал громкий протяжный сигнал о начале рабочей фазе. Вновь загудел висевший неподалеку динамик, и раздалось предупреждение о пресечение тунеядства граждан. В голове Беатрис пронесла странная мысль:
    - «Может быть, это специально для меня говорят? Может быть, мне стоило все же пойти на рабочую фазу?»
    Покачав головой отгоняя от себя глупую мысль, лоялистка оттолкнулась от стены и пошла дальше по улице, к офису. Раз за разом девушку посещала мысль о том, нужно ли ей идти туда. Завязался диалог с самой собой.
    - «А меня кто-нибудь ждет там? Скорее всего, меня никто уже и не помнит в ГСР. Я же так много принесла бед им!»
    - «Вовсе нет! Я принесла им так много хорошего! Нового директора! Нового бухгалтера! Да и вообще, я же проводила реструктуризацию у них!» - раздался другой голос в голове девушки.
    - «Конечно! Я-то уж точно помню, как они сменились. Директора сменили из-за того что предыдущий приставал к своим сотрудницам. Я на него пожаловалась, если это можно так назвать. Бухгалтер... Его ампутировали по моему ЛОЖНОМУ доносу. Я даже не помню, что я там наплела. Про реструктуризацию и говорить нечего! Запряг какого-нибудь специалиста и отдыхай!»
    -«Какая самокритичность! Кажется, я раньше была куда самолюбивее, чем сейчас!»
    Странное подобие диалога Беатрис продолжалось буквально до самого конца ее пути. Наконец, девушка дошла маленького скудного здание офиса Гражданского Союза Рабочих. Небольшие темные окна очень странным образом расположились на стене, словно их на скорую руку приклеили туда. Лоялистка подошла к небольшой, но внушительной железной двери и приоткрыла ее, заглядывая внутрь. Ее взгляду предстала маленькая почти пустая комнатушка чуть больше той, в которой она сама жила. За небольшой стойкой, что находилась в дальнем углу, сидел мужчина в униформе ГСР. Заметив появившуюся девушку, он с радостной улыбкой на лице вскочил и начал подзывать ее к себе. Герхард шустро подбежала к нему. Они обнялись, и мужчина, взяв девушку под руку, повел ее в служебное помещение офиса.
    Проходя по коридору с большим количеством дверей, пара неспешно двигалась к концу помещения. Неожиданно одна из дверей открылась и оттуда высунулась голова мужчины. Осмотрев сотрудника ГСР и девушку, голова исчезла в проеме, и из двери вышел высокий мужчина с сухим недовольным выражением лица. Это был “вечный” стажер ГСР Гжегож Сикорский. Горбатый нос и непропорциональный лоб делали его крайне непривлекательным. Его униформа буквально свисало на нем. Мерзкий тип одним словом. Когда Беатрис устроилась в ГСР, он уже работал там и являлся стажером. А когда девушку пригласили на работу в администрацию Розенберга, Сикорский все также оставался на своей должности без каких либо явных успехов. Гжегож издал пронзительный мерзкий смех, а затем сказал:
    - Его Величество Беатрис Герхард решила нас посетить! Надо же, как мне повезло, что я застал вас!
    - Я тоже рада тебя видеть, Гжегож. Все еще стажер? – произнесла с усмешкой девушка, глядя на него.
    - Отнюдь, я уже комендант этого города. Жди меня к себе в гости.
    - Странно, что не ты меня заселял в блок «А», а какой-то другой сотрудник.
    Похоже, что Сикорский не желал более продолжать беседу и удалился. Уже через минуту Герхард и сотрудник ГСР сидели в столовой для обслуживающего персонала.
    - Ну-с, Беатрис! Какими судьбами оказалась в нашем заведении? Где твоя охрана? – произнес мужчина, глядя на девушку.
    Лоялистка, по всей видимости, не ожидая вопроса об охране, которую она обычно брала с собой, сконфужено посмотрела сотрудника ГСР так, словно первый раз его видит. Это был мужчина средних лет с правильными чертами лица, серо-голубыми глазами и светлыми коротко подстриженными волосами. На его носу красовался маленький шрам. Перед девушкой сидел бухгалтер ГСР Отто Беккер. Именно благодаря Беатрис он занял эту должность в организации. До того как она попала на работу к Розенбергу, девушка работала вместе с Отто.
    - Я даже не знаю с чего начать, Отто. Во-первых, меня уволили из администрации Розенберга из-за причуд своего начальства. Если ты не против, то я не буду подробно расписывать причины своего увольнения, ужасная история получилось и охота забыть о ней как можно скорее, - ответила лоялистка ему.
    - Можешь не рассказывать, Би! Я рад, что ты решила посетить нас. Надеюсь, что мы будем видеться чаще. Уже освоилась в городе после переезда из НН?
    - Более менее. Неприятно все же осознавать, что пришлось покинуть стены своего прежнего “дома”. И прекрати меня так называть! Я же уже говорила.
    Отто, ничего не говоря, чинно кивал головой. Наступила неловкая тишина.
    - Кстати, когда я шла к ОГСР, встретила какую-то ненормальную утверждавшую, что ее пытался убить Черный Коготь. Что-нибудь слышно в городе об этой байке?
    Беккер нахмурился, глядя на Беатрис. Он начал нервно постукивать костяшками пальцев по столу. Недолго помолчав, Отто заговорил:
    - Печально обстоят дела. Любой, кто упоминает о Черном Когте, обрекает себя на верную смерть! Упомянул в разговоре – ампутация! Маразм крепчает в нашем городе.
    Девушка покосилась на сотрудника ГСР, глядя на него странным взглядом: то ли она его презирает, то ли она его жалеет. Она прикоснулась к его руке, а затем сказала:
    - Не переживай. Розенберг не сильно-то и желал рассматривать дело о Черном Когте. Я… - произнесла Герхард, прервав свой реплику.
    На улице раздалось громкое объявление о конце рабочей фазы, а за ним тут же объявили о начале комендантского часа.
    - Беатрис, тебе нужно быстрее бежать домой! Скоро к нам придут с проверкой, и тебе не стоим им попадаться на глаза, - прошептал Отто.
    Лоялистка, ничего не сказав на прощание, вскочила с места и понеслась, сломя голову, прочь из офиса.

    Глава 4.

    Солнце покинуло зенит, когда из офиса Гражданского Союза Рабочих выбежала взволнованная Беатрис. Она посмотрела на небо, а затем – по сторонам, выискивая патруль Гражданской Обороны. Буквально через 30 минут после объявления о комендантском часе должны начаться массовые проверки и, не смотря на статус лоялиста, у девушки могут появиться проблемы. Впрочем, ее волновало отнюдь не это.
    Вот Герхард пронеслась мимо здания вокзала, пробежала по пустой главной площади Сити-18 и, миновав пост ГО, который она посещала ранее, достигла ведущего в трущобы переулка. Оттуда по-прежнему веяло холодом и смертью. Не смотря на столь яркий день, всего несколько солнечных лучей едва касались земли в это злосчастном месте.
    Лоялистка по каким-то причинам остановилась и устремила свой обеспокоенный взгляд в переулок. Ей показалось, что это подобие коридора не имело конца, хотя при более внимательном рассмотрении гаденького местечка можно все же было разглядеть освещенную часть улицы по ту сторону. Примерно 60 метров отделяли благополучный район от трущоб.
    Неожиданно на другом конце переулка появилась чья-то фигура. Сначала она показалась маленькой и стояла на месте. Беатрис, которая собиралась уже уходить, осталась и принялась рассматривать незнакомца (или незнакомку) на той стороне. Тут фигура начала двигаться в сторону Герхард. Дойдя до половины пути, фигура начала приобретать более четкие очертания. Это был высокий вортигонт, державший в руках швабру. На устах девушки появилась кривая улыбка, когда она поняла, кто это. Но что-то странное было в нем. Вортигонт был слишком высокий для представителя своего рода и не имел стандартных оков Альянса, которые носили все плененные существа, а его кожа была серого неестественного цвета. Пока девушка смогла приметить эту странность, существо приблизилось еще ближе, и предстала еще более ужасающая деталь. На месте большого красного глаза зияло черное пустое отверстие. Существо бросило на землю швабру и занесло над головой свою лапу. Вместо привычной конечности на конце лапы красовался большой кривой крюк.
    На лбу Беатрис выступил холодный пот. Она лихорадочно полезла рукой в карман своего костюма, глядя на медленно приближающегося вортигонта. Ползая по карману, девушка пыталась что-то найти там. Наконец, Герхард выудила оттуда меленькую однокнопочную рацию и, зажав одну единственную кнопку, принялась туда орать:
    - Срочно нужна помощь! Я нахожусь рядом с переулком, ведущем в трущобы! Нападение!
    Рация не издавала ни единого звука и, по всей видимости, была сломана вовсе. Тем временем фигура приближалась к Беатрис, а та все еще стояла как вкопанная, ожидая какого-то стимула убежать. Когда между верной смертью и Герхард оставалось не более 5 метров, лоялистку словно поразил электрический разряд, и та ринулась прочь от этого ужасного места к своему дому.
    Она бежала изо всех сил, не оглядываясь. Она боялась, что это существо гонится за ней и если обернуться, то ее обязательно схватят и растерзают. Ей казалось, что позади нее разноситься какой-то нечеловеческий рев, который слышно по всему городу, а ее сердце вот-вот выскочит из груди. И в самом деле, где-то позади, в глубине переулка можно было услышать скрипучий и протяжный вой, внушающий ужас.
    Прошло около часа, когда девушка очутилась в своей квартире. Захлопнув за собой дверь, Герхард принялась двигать старенькое кресло к единственному возможному выходу. Тяжело дыша, лоялистка упала на диван и лихорадочно начала перебирать мысли в голове, пытаясь понять, что с ней произошло.
    - «Этого не может быть! Все эти истории, они нереальны!» - убеждала себя Беатрис. – Это была галлюцинация и не более! Наверное, я просто перегрелась на солнце и из-за этого я и увидела это!»
    - «Что я говорю?! Все это было на самом деле! Эта тварь существует! Она пришла за мной! Почему? Что я сделала?!»
    В воздухе нависла гнетущая атмосфера. Девушка как будто впала в транс: она не реагировала ни на рев сирен, который был слышен с улицы, ни на боль от кровоточащей царапины на ладони, которую успела получить, пока поднималась по лестнице, зацепившись за торчавший гвоздь.
    - «Что теперь делать?! Я не могу пойти к Гражданской Обороне, меня ампутируют!» - продолжила монолог лоялистка.
    - «Нужно... Нужно молчать! Никто не узнает об этом происшествие. В УЗ все равно никто не ответил, значит и подозрений по поводу какого-либо вызова не будет!»
    За дверь послышались шаги, а затем кто-то постучал. Раздался вполне знакомый голос:
    - Беатрис, ты дома?
    Это был Гжегож Сикорский. Девушка, как только услышала его голос, тут же притихла и съежилась.
    - «Нельзя, чтоб он знал о моем присутствии!»
    Нависла тишина. По всей видимости, комендант подумал, что никого нет дома, и ушел, а за дверью раздались звуки удаляющихся шагов. Убедившись, что никто ее не услышит, Беатрис тихонько поежилась и встала с дивана. Она подошла к окну и уставилась туда своим пустым стеклянным взглядом.
    - «Нужно будет сходить в медпункт, и обработать царапину, пока туда не попала какая-то зараза» - подумала про себя девушка. – «Так-с... Затем нужно купить одежду поскромнее. И, разумеется, нужно приобрести новое устройство запросов. Хотя, лучше два: основное и запасное»
    Герхард оторвала свой взгляд от окна и посмотрела на кровать.
    - А теперь надо бы попытаться заснуть!

    Глава 5.

    Прошло около двух недель. Беатрис медленно пыталась прийти в себя после такого потрясения. Она, как и обещала сама себе, купила новую одежду (потрепанную зеленую куртку и синие джинсы) и два устройства запроса. Ей также удалось убедить несколько сотрудников Гражданской Обороны сопровождать ее утром до ОГСР и вечером до дома. Если же она не могла воспользоваться услугами юнитов, как сопровождающих, то Герхард тщательно планировала свой поход до дома или ОГСР: старалась ходить вместе с другими лоялистами, пыталась находиться в больших шумных компаниях. Однако все эти попытки не давали полного душевного спокойствия, и она обратилась к доктору Таненбауму, местному психиатру.
    Бенедикт Таненбаум – это чуть ли не единственный профессиональный психолог Сити-18. Любой уважающий себя гражданин старается попасть на прием исключительно к нему. Впрочем, такая популярность не позволяет рядовым жителям города воспользоваться его услугами, лишь обеспеченные лоялисты могут каким-то образом наблюдаться у него (и то не гарантия).
    Посещение психиатра пускай и не сильно, но помогли Беатрис прийти в себя. День за днем она пила пилюли, которые прописал ей Таненбаум. Мир в глазах девушки медленно угасал, а апатия затмила разум.
    Однако на этом кошмар не закончился. Весь ужас, весь гнетущий апофеоз безумия случился буквально после последнего сеанса психотерапии у доктора Таненбаума.
    На улице лил ливень. Стена дождя, сквозь которую было невозможно увидеть ничего дальше полуметра, обрезала любую возможность выйти наружу. В тоже время подозрительно быстро опустилась прочная пелена ночного мрака. Молния резво мелькало по небу, освещая его ярким синим светом. Раскаты грома были настолько громкими, что даже стекла окон на первых этажах некоторых зданий беспрерывно дребезжали.
    В то время когда на улице происходили природные катаклизмы, Беатрис была поглощена чутким беспокойным сном. Ей снился сон, наполненный гротескным ужасом и умопомрачительным абсурдом. Окутанная щупальцами страха, она вертелась в своей кровати в тщетных попытках отогнать дурные мысли.
    ***​
    Лоялистка шла по длинной улице, которая в свое время не была похожа ни на одну из известных в Сити-18. Длинная и бесконечная – по-иному ее не описать. Где-то на горизонте витал жидкий туман. Странно, но туман удалялся каждый раз, когда Герхард, казалось бы, приближалась к нему. На каждой стене висело по несколько огромных оплавленных каким-то адским пламенем мониторов (обычно по таким мониторам передают выступления городского администратора). На всех экранах был изображен Розенберг. Было ощущение, что каждое его изображение смотрела на девушку. Стояла мертвая гнетущая тишина. Неожиданно кроваво-красное небо озарила молния, и в этот же мгновение человек на экране заговорил какую-то ахинею.
    - «Добрый вечер, Сити-18! Я, ваш единственный угнетатель, имею честь поговорить с вами о вашей дальнейшей судьбе. Вы все умрете. Высшей силой, которую я получил от подземных королей, назначаю себя уборщиком туалетов всего Нексус Надзора. Альянс велик! Слава моему мизинцу! Беатрис, ты теперь будешь новым городским администратором вместо меня. Я же буду теперь кататься по улице на гробике с колёсиками!»
    Как только Альберт закончил нести эту чушь, он тут же пропал с экрана и появился где-то в конце улицы в сидячем положении. Если присмотреться, то можно было разглядеть, как городской администратор едет в гробу на колесиках в сторону Беатрис. Проезжая мимо нее на огромной скорости, администратор что-то крикнул девушке. К сожалению (или к счастью) она не разобрала его слова – то ли он сказал про “сладкий пряник и чреве”, то ли про “высоту уходящую куда-то вниз, а затем направо”.
    Удивительно, но Герхард ни капельки не удивилась данной ситуации. Понятное дело, поработай у такого придурка и начни чему-то еще удивляться! Пройдя некоторое расстояние, лоялистка посмотрела на один из мониторов. Он все еще ничего не показывал.
    В скором времени у девушки сложилось впечатление, что улица, по которой она идет, никогда не закончится. Красное небо, покореженные мониторы и туман на горизонте – все, что сопровождало Беатрис на протяжении всей прогулки.
    Синяя молния вновь поразила небеса, и на экране появилась совершенно другая фигура. Это был вортигонт с серым оттенком кожи. Послышалась какая-то непонятная речь, по всей видимости, он заговорил на своем языке. С каждым шагом Герхард речь существа становилась громче и отчетливее. Чувство страха и нервного беспокойства снова начали охватывать девушку. Сама она не заметила, как перешла на бег. Когда слова вортигонта начались слышаться уже самой голове, и невозможно было больше их терпеть, Беатрис заметила, как тварь пропала с экрана, а впереди в тумане появилась высокая фигура. Нечто в тумане издало нечеловеческий душераздирающий рев и бросилось вперед! Девушка не успела и вскрикнуть от неожиданности…
    ***​
    Проснувшись с диким вскриком, лоялистка резко вскочила с кровати. Тяжело дыша, она осмотрела темную комнату. Естественно, глаза еще не привыкли к этой темени, и невозможно было что-либо разглядеть. Холодный пот струился по телу девушки. Невыносимое чувство опасности не оставляли ее ни на минуту. Держась за голову, девушка села на кровать и что-то начала тихо напевать под нос.
    Неожиданно где-то в углу комнаты раздался тихий рык. Поглядев туда, Беатрис ничего не увидела. Ее рука непроизвольно потянулась к настольной лампе, стоявшей рядом с кроватью. Лампа на мгновение осветила комнату и ту же секунду погасла, издав гулкий хлопок, который обычно издают лампочки, когда лопаются по причине брака. Но этого было достаточно, чтобы увидеть ужас, скрывавшийся там.
    В углу напротив кровати стояла высокая фигура, по очертаниям похожая на вортигонта. Нечто в углу неподвижно наблюдало за девушкой из мрака, не издавая ни звука. Леденящий душу взгляд застыл на девушке. Длинный коготь вортигонта медленно поднялся над его головой. Дикий истерический крик вырвался из груди девушки, как только она увидела нечто у себя в квартире. Беатрис, не выдержав напряжения, упала назад на кровать, теряя остатки здравомыслия…

    Послесловие.

    Солнечный свет струился в окна одной из квартир жилого блока под литерой “А” Сити-18. Светлое голубое небо распростерло объятия над городом. Доктор Таненбаум сидел за обеденным столом и, чинно попивая свой кофе, читал утреннею газету. Неожиданно он подскочил на месте и громко произнес:
    - Дорогая, иди сюда, послушай, что пишут!
    На пороге кухни появилась женщина, облаченная в белый халат.
    - Что случилось? – сказала она. – Я опаздываю на работу, говори быстрее!
    - Помнишь историю про Черного Когтя? Так вот, его поймали! Представь себе! Слушай что пишут, – воскликнул Бенедикт, а затем принялся зачитывать отрывок из газеты. – В пятницу 13 июня был пойман маньяк известный также как “Черный Коготь”. Им оказался комендант ГСР Гжегож Сикорский. В ходе массовой проверки ГСР был произведен обыск нескольких служебных помещений, в одном из которых был обнаружен костюм вортигонта, сделанный из настоящей кожи инопланетянина, и огромный крюк. В ходе нескольких допросов сотрудникам Гражданской Обороны было выявлено, что помещение принадлежит коменданту. Сикорский был схвачен в ходе этой же проверки. Ведется судебное разбирательство. Напоминаем вам, что Черный Коготь терроризировал город на протяжении всего года, но благодаря бравым сотрудникам Гражданской Обороны мы можем спать теперь спокойно!
    Жена Таненбаума некоторое время стояла с открытым ртом и смотрела на мужа.
    - Вот это новости! – произнесла она, не скрывая своего восторга.
    - Это еще не все. Помнишь ту девушку, что наблюдалась у меня? – продолжил Бенедикт. – Это была Беатрис Герхард. Однажды, она ворвалась ко мне в кабинет, утверждая, что ее преследует Черный Коготь. Я немедленно вызвал Гражданскую Оборону. Ее забрали, а потом через некоторое время сказали мне, что ее переводят в другой сектор по приказу Командующего Сектора. Полагаю, что прежние связи сыграли свою роль, и ее перевели без обнуления ее уровня лояльности. Я так переживал за нее, думал, что ее обнулят вообще.
    - Jedem Das Seine! – воскликнула женщина, глядя на супруга.

    Мини-спойлер - квента на лоялиста (УЛ уж пусть выбирают проверяющие)

    STEAM_0:0:45487341
     
    Plarinum нравится это.
  2. Donel

    Donel Пользователи до 1000

    58
    60
    18
    Написано очень красиво (прямо-таки 20/10), даже не понимаю, зачем нужно было так стараться для какой-то квенты (ну или некоторые моменты откуда-то взяты, текст почему-то напоминает какое-то классическое произведение).
     
  3. Jonh

    Jonh Пользователи до 1000

    4
    0
    1
    Отличная!
    10/10 :D :D
     
  4. Augusto Pinochet

    Augusto Pinochet Пользователи до 500

    134
    562
    93
    На счет отдельно взятых моментом ты немного угадал. Стилистику я подглядел у Говарда Лавкрафта и Эдгара Алана По, но задумка и идея моя.
     
  5. TommyMSC

    TommyMSC Пользователи до 100

    75
    72
    18
    @
    ПРИПЕКАЕТ
    @
    НАДЕЮТСЯ ПОСЛЕ ТАКИХ СЛОВ НА ОДОБРЕНИЕ

    Уххх
     
  6. Donel

    Donel Пользователи до 1000

    58
    60
    18
    Я это к тому, что пишет кто-нибудь очень хорошую квенту, нормально РП-шит, и вдруг его по механу убивает какой-то минг. Конечно, админы помогут как-то, но все равно не очень приятно.
     
  7. Mefisto

    Mefisto Пользователи до 1000

    21
    0
    1
    Написано красиво, есть ошибочки. Но это что? Квента на лоялиста?
     
  8. Donel

    Donel Пользователи до 1000

    58
    60
    18
    Да, а почему бы не написать квенту на лоялиста? Не фракция ведь.
     
  9. Mefisto

    Mefisto Пользователи до 1000

    21
    0
    1
    Я спрашивал у Димидролла, он говорил мне: "Ты че ёбнутый?", ну или как то так, не помню уже, врят-ли квенту на лоялиста примут.
     
  10. Augusto Pinochet

    Augusto Pinochet Пользователи до 500

    134
    562
    93
    Мде, будет печально, если не примут. Томми говорил, что можно писать такие квентачи. D:
     
  11. Donel

    Donel Пользователи до 1000

    58
    60
    18
    Ну, по сути лоялист - это класс, а не фракция, так что не вижу причин не принять такую квенту.
     
  12. Helghast

    Helghast Пользователи до 100

    17
    4
    3
    В общем говоря, квента очень годная, не вижу преград для ее активации. Хотя не знаю зачем, но напиши мне если этот персонаж все еще тебе нужен.
     
Статус темы:
Закрыта.