«Чудо в перьях»

Тема в разделе "Архив", создана пользователем Дикий лось, 19 сен 2019.

Статус темы:
Закрыта.
  1. Дикий лось

    Дикий лось Well-Known Member

    24
    705
    78
    Глава первая
    «Неоперенный»
    Дождь. Серые нагромождения бетонных панелек, из которых то и дело воровато выглядывают люди с такими же серыми и усталыми лицами, мигающие вспышками сканеры, случайные прохожие, пытающиеся укрыться от дождя под газетами и чемоданами, поднятыми над головой — вся эта серая накипь, банальная суета, расстилающаяся под монотонным бетонным небом, встречала продвигающиеся по кишке железнодорожной магистрали вагоны с новоприбывшими, многие из которых устремятся по вектору жизни их предшественников, пытаясь найти свое место на порабощенной планете, которая уже давно перестала быть домом для них. Лишь уцелевшие дома прекрасной архитектуры, уютные улицы и пожелтевшие страницы и без того желтой прессы напоминали гражданам о былом величии Земли.

    Станция. Вагон вырвало прямо на перрон — густая масса толпы вывалилась и рассредоточилась по пунктам регистрации, но один гражданин медлил. Проходя вдоль скамей для ожидающих, всяческих терминалов, вывесок, он аморфно глядел на происходящее вокруг, слушая гипнотизирующие речи всем известного доктора и не торопясь выполнять стандартные процедуры. Остановившись напротив небольшого плаката и склонив голову набок, мужчина с молодым, обрамленным, должно быть, длинными волосами лицом, которое, в отличие от остальных физиономий на вокзале, было наполнено некой жизнью, заинтересованностью к происходящему, а не тупой последовательностью, бегал глазами по тексту, рассказывающему о вреде инстинкта и его неотделимого спутника — суеверия.

    — Россказни о вреде инстинктов — всего лишь ширма, за которой скрываются истинные намерения Альянса. Под яркими лозунгами и сладкими речами прячется полное опустошение ресурсов Земли и геноцид ее населения. — Тихо заговорил какой-то старик, ловко орудуя шваброй, растрепанная шевелюра которой впитывала в себя грязь и пыль, покрывшую кафельный пол с причудливым орнаментом.

    — На каком основании Вы можете так утверждать? — По деловому, без капли надменности, начинал неоперенный птенец, только-только входящий в тянущий на дно водоворот городской жизни, с уважением обращаясь к дедушке.

    — Помните откуда Вы прибыли, любезный? — Старичок продолжал плавно водить шваброй по полу, воровато оглядываясь по сторонам и стараясь не встречаться взглядом со стоящим подле него. — А откуда у Вас этот шрам? Вы ничего не помните… Никто не помнит… Потому что, если бы помнили, то били бы сейчас кулаком в грудь, говорили о том, какой Альянс плохой… Короче, Вы меня поняли. Ваше беспамятство выгодно Альянсу, ведь оно скрывает те грязные дела, которые он когда-то сотворил с нами.

    Мужчина хотел было ответить, но местный уборщик уже скрылся из виду, растворяясь в постоянном потоке граждан, сновавших туда сюда. Пожав плечами и проведя изящными пальцами по тонкой полоске шрама на шее, мужчина направился вслед за остальными, без особых проблем преодолевая пропускной пункт и прочее… Тем не менее, столь интересный разговор навсегда отпечатался у него в памяти, и даже местная вода с «секретом» была не в силах выветрить откровения из его головы.

    Глава вторая
    «Перья предательства»
    Бывают дни плохие и очень плохие, но иногда между ними проскальзывают дни на порядок хуже. Один из таких дней случился и в жизни протагониста этой новеллы, мирно шагающего по жилому сектору.

    Белые курточки как всегда собирали граждан для проведения общественных работ, и главный герой был не исключением. Встав со всеми в строй, он идентифицировался, назвав свои незамысловатые имя и номер: «Теодор Гром, #01984».

    — Теодор… Ну и имечко у тебя. — Шипел «Союзник», лениво выписывая что-то в блокноте, а как закончил, приступил к своей стандартной схеме: рассказал о правилах поведения, провел брифинг и прочее…

    Начались общественные работы, давно наскучившие всем и каждому — уборка мусора, бессмысленное занятие, которое в пору выполнять, разве что, красноглазым пришельцам. Тем не менее, никто не жаловался, ведь ради очков лояльности лицемерное общество и не такое сделает… Кстати о гражданской статистике. Одна девушка из той же массовки внезапно подошла к Теодору, озабоченно глядя по сторонам и что-то пряча у себя под курткой.

    — Пожалуйста… помогите. Я тут банку нашла еще до общественных работ, и все как-то боялась сдавать, а теперь вот не знаю куда ее девать… Можете Вы сдать вместо меня по окончанию работ? — Тихим ангельским голосом ворковала незнакомка, виновато улыбаясь мужчине и протягивая вынутую из-за пазухи ту самую банку нейролептиков.

    Теодор ничего не ответил. Молча улыбнувшись, он устало кивнул и спрятал банку в карман, после чего поспешил продолжить выполнять свою работу, оставляя контрабанду на потом. Но не тут то было… Уже через несколько секунд к нему быстро шагала пара офицерских сапог. Подняв глаза, он увидел близстоящего сотрудника, а позади него еще один о чем-то говорил с той самой девушкой, активно тыкающей в Теодора пальцем.

    — На Вас совершили донос, мол, Вы храните контрабанду. Это так? — Шипел жандарм.

    — Да, это так. — Мужчина даже улыбнулся. Взглянув на девушку (та стояла неподалеку и все слышала), он подмигнул ей, чем вызвал на ее лице немалое удивление и даже прокатившуюся по покрасневшей от стыда щеке слезу, в которой сконцентрировалось всё осознание того, что она только что сделала и с каким добрым человеком.

    — Хм… Благодарю за содействие. То, что Вы сразу признались и идете на сотрудничество, не мешая проведению работ, говорит мне о многом. Хотите что-нибудь сказать перед вынесением вердикта? — Сведя руки за спиной, полицейский оглядел завязывающего в узел полный мусора мешок мужчину.

    — Валит тот удар, которого не заметишь… — Устало вздохнул он, выкидывая все тот же мешок в мусорный бак и похлопывая ладони друг о друга, дабы стряхнуть грязь.

    Все на какое-то время затихли, прекращая копошиться в мусоре и обращая внимание на попавшегося в столь простую ловушку. Кто-то глядел с усмешкой, кто-то с пониманием, а кто-то с жалостью. Но никто не вмешивался, каждый думал только о себе, мысленно просил все силы вселенной о том, чтобы не попасть в подобную ситуацию. Жандарм молча смотрел на задравшего к небу голову Теодора. Начался дождь. Жирные капли стекали по лицу мужчины, затмевая собой его слезы.

    — Почему я не заметил?

    Глава третья
    «Перья самопожертвования»
    Апартаменты низшего класса… Ужасное место, кишечник этого города, в который стекается кровь, питающая местных паразитов: контрабандистов, нарушителей и прочих, в результате деятельности которых, к слову, и возник такой большой приток алой жидкости. Но, рано или поздно, кровь свернется, когда уже не из кого будет ее сосать, и тогда местным глистам придет конец. А пока… Пока это ужасное место, кишечник этого города…

    — Нет! Пожалуйста, не надо!!! — Женский крик резал барабанные перепонки, заставляя сердца слышащих дрожать от страха и набухать. В комендантский час нет возможности позвать полицию метро, а значит, что бедолаге никто не поможет. Так было всегда… Всегда, пока в городе не объявился Теодор.

    — Тише, красавица… Я из-за тебя отсидел, а теперь ты мне отплатишь! Отплатишь каждый час! Глаз за глаз, как говорится… — Мерзко громким шепотом говорил какой-то мужлан, прижав к стене ту самую тщетно брыкающуюся доносчицу, по вине которой когда-то и протагонист узнал все прелести жизни в изоляторе.

    — Оставь ее. Насиловать из обиды — не лучшее, что может сделать мужчина. — Вот и объявился он, изможденный и усталый лицом, но бодрый и властительный своей статью, своим уверенным взглядом.

    Повисла тишина, присущая моментам в вестернах, когда два дуэлянта меряют друга взглядами, что, собственно, и происходило между мужчинами.

    — Ты еще кто такой? — Негромко сказал мужлан, глядя исподлобья на нашедшегося защитника, пока притаившаяся девушка тихо скулила и плакала, стыдясь посмотреть Теодору в глаза. Оскалившись, насильник рявкнул. — Проваливай! И вообще, это еще кто из нас жертва!

    Брызгал слюнями мужлан, преисполнившийся яростью. Он демонстративно указал пальцем на свою спину, некогда искореженную градом ударов полицейской дубинки. Впрочем, долго разговаривать он был не намерен. Вспыхнув и взревев, как вепрь, массивный насильник понесся на Теодора с кулаками и ненавистью во взгляде.

    Но Теодор не злился. Он был смиренен, как и всегда. Прикрыв глаза, терпеливый святой вынес все избиения, которые, возможно, закончились бы смертью, которую предотвратил вызванный на шум патруль — похоже, какой-то стажер воспользовался устройством запроса. Жандармы приступили к шестому коду, велось расследование. Первым, кто рассказывал версию, был пострадавший, и его слова потрясли всех.

    — Я пытался изнасиловать девушку за то, что она на меня донесла когда-то, а этот гражданин спас ее, избив меня. — Спокойно отвечал мужчина с закрытыми глазами. Закрыты они были вовсе не от усталости, а от стыда — Теодор всегда говорил правду, за исключением моментов, когда правда может навредить кому-то кроме него.

    — Понятно… В тюремный блок его. — Махнул рукой фантом, приводя в движение молчаливых сержантов, усердно стягивающих руки Теодора и ведущих его во мрак заточения.

    Оставшиеся мужчина и женщина проводили взглядом столь странного человека. Взглядом полным боли, вины, грусти и чего-то еще, непонятного и эфемерного… Вот тогда и стало понятно, кто действительно жертва.

    Глава четвертая
    «Перья безысходности»
    Каждый день, так или иначе, случаются вещи, наступление которых нельзя предотвратить: закат, рассвет, дождь… Рано или поздно, случаются события и поменьше, и увильнуть от них тоже никак нельзя, как бы сильны не были старания. В этой главе будет описан как раз такой случай, произошедший в баре «Грот Гризли» в самый неподходящий момент — построение личного состава гражданской обороны, когда на вызовы почти никто не реагирует, а гражданам без устройства запроса не к кому обратиться.

    Теодор ужинал свой ужин, до тех пор, пока некий гражданин неприятной наружности не позвал одного из сотрудников под видом того, что в уборной протекает кран. Сначала все было нормально: кто-то играл на пианино, кто-то бряцал вилкой о тарелку, пытаясь наколоть скользкую макаронину, кто-то просто читал газету. Как вдруг, из уборной послышался сдавленный крик. Никто не хотел заходить туда из посетителей, предпочитая остаться в стороне, ведь порой помощь и добрые дела наказуемы Альянсом, даже если ты был абсолютно прав. Все просто сидели и молчали. Теодор не выдержал… Он побежал на зов о помощи, забыв о собственном благополучии. Он знал, что никто сейчас не сможет помочь бедному сотруднику, и потому ринулся со всех ног, надеясь успеть, пока не случилось нечто ужасное.

    Тот самый неприятный держал в руке обломок бутылки доселе с джином, прижимая его к горлу горе-девушки, доставившей Теодору немало проблем в жизни. Сейчас она уже не плакала, облаченная в форму работника бара (видимо, многочисленные доносы и подставы позволили ей накопить достаточное количество очков лояльности), а истерично хохотала в приставленную к ее рту ладошку грабителя.

    — Молчи, урод, иначе она умрет. Слышишь? Я ее проткну! — Теснился к стене нервозный нарушитель, рука которого предательски дрожала от беспокойства, то и дело норовя перерезать глотку бедной девушке. — Жетоны! Быстро!

    Молча вытянув из кармана свой полный валюты бумажник, который удалось пронести в чемодане во время регистрации, Теодор протянул его грабителю, и тот постарался вцепиться в него своей дрожащей рукой, но то ли она слишком сильно дрожала, то ли мужчина намеренно выронил из рук протянутую им вещь, так или иначе, все сбережения полетели вниз, на кафель уборной.

    — Сука… — Жадно облизнув губы, несостоятельный грабитель выпустил девушку из рук, чтобы нагнуться за добычей. Это и была его ошибка. Мужчина схватил за волосы грабителя и ударил головой о керамическое покрытие унитаза, а потом обрушил череду ударов. Теодор не жалел ни сил, ни несчастного контуженного, имевшего в эти моменты только одну возможность — возможность стонать от боли.

    Забившаяся в угол сотрудница шептала в устройство запроса, боязливо поглядывая на месиво забывшегося ударника, изредка при этом вздрагивая, когда свежая кровь брызгала на ее лицо с лица забитого насмерть грабителя.

    Топот тяжелых сапог. Шипение в рацию и всяческие помехи. Надвигался высланный по запросу отряд «Клинков», полицейских с красными окулярами и дробовиками в руках. Дверь с грохотом распахнулась. Присутствующих в уборной задержали, повели на допрос. И, если бы не мольбы девушки о том, чтобы Теодора не убивали, а также ее грамотно сложенный рассказ, как он спас ее, то, наверное, от мужчины остались бы только выбитые револьверной пулей мозги на стенке в комнате отсечения. А так хотя бы просто изоляция и пара ударов по спине вкупе со злосчастными очками нарушения.

    — Никогда не использовал унитаз, чтобы избавиться от отбросов… общества! — Залился истерическим хохотом Теодор, когда присел на жесткую и до боли знакомую скамью в изоляционной камере. Должно быть, его зловещий смех пробирал до мурашек всю цитадель в ту ночь...

    Глава пятая.
    «Крылья»
    Граждан собирали на главной площади, на которой выстроили некое подобие сцены из неаккуратных железных свай и листов фанеры, одним словом — уродство. К тому же, сразу после сильного ливня повисла необъяснимая амазонская жара, которая, по совместимости с давкой толпы и испарениями луж, превращала собравшуюся массу народа в кипящее нечто, создающее невероятный гомон.

    В этой толпе оказался и Теодор, весь потный, уставший, одетый в запятнанное кровью стандартное одеяние. Томно дыша, он нервозно, как и все остальные, переминался с ноги на ногу, вставал на носочки и оглядывался по сторонам, ожидая чего-то.

    Началось то, что должно было начаться. На эшафот вывели того самого старика-уборщика, некогда излагавшего всё, что думает об Альянсе, Теодору. Последний, к слову, сильно удивился, смотря на столь безобидного человека, ныне связанного и избитого. Спустя несколько секунд взгляд наполнился первобытным гневом, и был направлен уже на удерживающих старика офицеров. Теодор так сильно стиснул зубы от злобы, что ему свело скулы, и он стал похож на статую какого-нибудь древнегреческого бога войны или, должно быть, разъяренного Зевса.

    — Граждане! — Громко вещал командир с эшафота, вздымая вверх руки, как глава какой-нибудь эзотерической секты. Все мгновенно замолчали. — Это индивид занимался тем, что дислоцировал сограждан в запретный сектор, в некую организацию, разумеется, преступную и запрещенную! Также, он неоднократно замечен в пропаганде разрушения общественного строя! За это он будет казнен, и смерть его послужит уроком всем нарушителям!

    Глаза Теодора округлились, он оскалился, с ненавистью взирая на командира. Он и до этого слышал о Сопротивлении, которое помогало освободиться порабощенным пришельцам, подкидывало гражданам рации, монтировки и листовки с наставлениями к побегу. Теодор прекрасно понимал, что слова командира — клевета, и что сейчас умрет человек, который помогал другим столь длительное время, и при том будет опорочен словами ненавистных полицейских. Он скрежетал зубами. Разум его помутнел, затуманенный странными мыслями. Прозвучал выстрел. Все в душе Теодора вмиг перевернулось, и он словно обрел крылья… Крылья, проросшие из шрамов от электрической дубинки, нещадно бившей его по спине. Крылья, собранные из перьев, что он приобретал одно за другим по мере проживания в секторе. И вот он наконец раскрыл их, готовый взлететь… Но было еще рано.

    Прошло еще несколько дней с того момента, когда птенец наконец раскрыл глаза и все понял, когда обрел цель вступить в Сопротивление. К этому времени он хорошо подготовился, и дело оставалось за малым — наконец взлететь. Взлететь и удалиться от кошмарного города, вопящего, как выводок голодных пришельцев-людоедов в Блоке С.

    Глава шестая
    «Полет»
    Ничего не предвещало беды. Чистое небо над головой, не слишком яркое солнце и отсутствие ветра. Как вдруг, над городом эхом раскатился голос диспетчера.

    — Приоритетное предупреждение: ограничители периметра отключены. Всем участникам стабилизации немедленно выдвинуться в месте вторжения. — Молвил монотонный бесчувственный голос, заглушаемый ревом лопастей взмывшего в воздух вертолета и скрежетом раскрываемых ворот на пляж «Ракушка».

    Именно тогда Теодор понял, что лучшего момента не найдется — сейчас все силы брошены в противоположную от места пресечения границы жилого и запретного секторов сторону, а значит, пора действовать.

    — Патруль подтверждает вторжение извне. Вызваны вспомогательные воздушные силы. Ожидайте поддержки. — Теодора аж передернуло, когда он, схватившись за монтировку, выбежал в коридор и вновь услышал диспетчера. Ему ненароком показалось, что говорят про него. Тем не менее, это не помешало ему выбить ржавый замок на чердак и выбежать из того.

    — Гражданин Теодор Гром, #01984, Вы обвиняетесь в тяжком несоответствии. Асоциальный статус подтвержден. — Вновь вздрогнул телом мужчина, и в этот раз уже не беспричинно, однако в тот же миг побежал дальше. Диспетчер говорил еще многое, но мужчина не слушал, он бежал.

    Бежал так быстро, как только мог, беспощадно разрывая пористую ткань легких судорожными вдохами и выдохами. В то время, наверное, его ноги оставляли за собой смазанный след, подобно тем, что оставляют гоночные машины на огромной скорости. Не смотря на боль в ногах и привкус железа во рту, он бежал, бежал с улыбкой на лице, не взирая на свинцовую тяжесть ног, беспрестанно отрывающихся от железнодорожного настила чуть ли не на метр в вышину каждый раз. Казалось, что беглец летит, со свистом рассекая встречные потоки воздуха.

    В скором темпе минуя все препятствия, огибая торчащие из зданий трубы, пересекая заброшенную стройку со всеми ее опасностями, он забежал в коллектор. Но даже тогда он не переставал бежать. Ботинки шлепали по воде, наполненные ею же, унося своего хозяина далеко в глубины канализации. И так до тех пор, пока тот не повалился, обессиленный, на пороге Некрополя. Видевшие его грандиозный побег беженцы и повстанцы, оказавшие ему нужную помощь, с тех пор шутили: «Однажды Теодор поспорил с молнией о том, кто быстрее обогнет Землю. Не успела она двинуться с места, как он пробежал вокруг Земли и схватил ее за хвост. С тех пор она бьет громовой набат в его честь каждый раз, когда со вспышкой появляется во время дождя...»



    Послесловие от автора:

    Всем привет. Спасибо за прочтение! Мне важно любое мнение. Если есть ошибки, просьба указать.
    P.s Возможно, что в послесловии я буду еще что-то писать, но несколько позже, если потребуется.
     
    Последнее редактирование: 16 окт 2019
    Kewkaa, havun, antonkomissar[UA] и 5 другим нравится это.
  2. Мангуст

    Мангуст Пользователи до 1000

    77
    2.334
    83
    Эта квента - идеал того, чего стоит ожидать от среднего обывателя, не загоняющегося по пафосным и длинно-вы**аным тирадам про мега-крутых супер-солдат/ветеранов семичасовой/двойных агентов тайных организаций/*вставьте слово* (тем более она на беженца, а не на какой-нибудь синдикат/рейдера и т.д.), и я объясню почему:
    1) краткость (краткость - сестра таланта);
    2) простота (совершенство в простоте);
    3) грамотность и образованность автора (стиль написания предельно прост, но текст буквально напичкан различными метафорами, сравнениями и отсылками на некоторые моменты в РП, связанные с одним из моих персонажей (За что отдельный респект), и другие книги/фильмы; тот же CID главного героя - название книги Оруэлла).
    Эти три фактора определенно показывают уровень и понимание происходящего автором квенты, поэтому я всеми руками за то, чтобы эта квента была одобрена.
     
    Последнее редактирование: 19 сен 2019
  3. antonkomissar[UA]

    antonkomissar[UA] Пользователи до 500

    159
    3.315
    93
    Насчет автора ничего не могу сказать, видно что молодой игрок (судя по дате регистрации). Квента выглядит прилично, оформление самое обычное и практичное.
    Неглупая квента, которая мало у кого вызовет раздражение, но и не всех приведет в изумление.
    Молодой игрок приносит в раздел ''Квенты'' , довольно годную и только дочитав до конца, можно понять, на какой ВЛ( а может автор писал квенту, что бы проверить свои силы?). По мере прочтения, каждый может улицезреть себя в ГГ, хоть чуточку, но сможет.
    По лору все четко и идеально, по крайней мере, я отклонений не заметил.
    Я бы еще много чего расписал, но за меня уже сделал это @Артемий , огромная благодарность ему.
    Больше бы таких квент.
     
    Дикий лось нравится это.
  4. Дикий лось

    Дикий лось Well-Known Member

    24
    705
    78
    @antonkomissar[UA]
    Данная новелла изначально задумывалась так, что главный герой сбегает, а потом... Потом все будет происходить уже на сервере, если одобрят.
    Я не стал указывать изначально на кого именно написана данная новелла, дабы вдохнуть в нее элемент загадки и добавить читателю стимул к прочтению — неизвестное всегда интересно людям.
    Спасибо за отзыв! Очень приятно читать своеобразные рецензии на свое творчество.
     
    antonkomissar[UA] нравится это.
  5. Дикий лось

    Дикий лось Well-Known Member

    24
    705
    78
    @Артемий
    Спасибо за прекрасный отзыв, из которого я хотел бы выудить одну интересную пометку: отсылки к книгам и прочим результатам творческой деятельности.

    Ваш комментарий натолкнул меня на мысль выделить отсылки, которые я внес в свою новеллу:
    «Валит тот удар, которого не заметил...» — «Риддик: Удар в спину.»
    «Никогда не использовал унитаз, чтобы избавиться от отбросов… общества!» — Момент из графической новеллы Алана Мура «Хранители», когда Уолтер Ковач убивает головореза с помощью воды из унитаза и оголившихся проводов болгарки.
    «Взлететь и удалиться от кошмарного города, вопящего, как выводок голодных пришельцев-людоедов в Блоке С.» — Думаю, многим известно, что некоторые пришельцы в жилом секторе отыгрывают каннибалов. Можете считать это за некую сатиру от меня.
    «Теодор Гром, #01984.» — Роман, во время прочтения которого я то и дело вспоминал тоталитарный режим Альянса и погружался в ту атмосферу, что царит на Земле после захвата — «1984» Джорджа Оруэлла. Всем советую к прочтению!

    В моей новелле есть еще отсылки, как минимум пара на тот же комикс «Хранители» Мура и еще очень тонкая на «Преступление и наказание» Достоевского.
     
    antonkomissar[UA] и seiko нравится это.
  6. Hiccabe

    Hiccabe Well-Known Member

    20
    422
    48
    Кажется мне, что это некая отсылка к Греческой Мифологии. Может даже, вдохновленной Эзопом.

    А еще мне кажется, что я лох попущенный, хотя может, я не очень правильный подход к Квентам беру.
    Как итог, квента хороша, для такого небольшого объема. Ничего экстраординарного.
    Завидно мне даже ... Что я так не могу.
     
    Крабстер, Дикий лось и seiko нравится это.
  7. Midnight Eagle

    Midnight Eagle Well-Known Member

    99
    2.370
    93
    За меня уже высказались пользователи сверху, да так, что мне и добавить нечего. Давно не видел чего-то подобного в этом разделе. Одобрено.

    Обратитесь к Димидролу или Гуглу на сервере для получения вайтлиста Беженца. Удачи.
     
    Бруня, Мангуст и Дикий лось нравится это.
Статус темы:
Закрыта.