I hate.

Тема в разделе "Квенты", создана пользователем KYCT, 16 июл 2021.

  1. KYCT

    KYCT Well-Known Member

    90
    466
    53
    Недостроенный кирпичный дом посреди большого участка, на котором даже остались осколки фонтана с лепниной. Второй этаж представлял из себя лишь пол и пару начатых кусков стен. Я глядел на здание в бинокль: окна были совершенно пусты: ни движения, ни света, даже занавесок и тех нет.

    -Так, народ, - прошипели в унисон рации у меня и еще двух людей, стоящих в нескольких метрах от меня, - для особо забывчивых: заходим, пускаем пулю каждому и уходим. Начинаем через две минуты.

    -Принято. - Я убрал руку от рации и побродил головой от одного напарника к другому. Двое из ларца: один и тот же серый цвет одежды, один и тот же слой черной шерсти поверх головы - только убивают они разным оружием. - Готовимся, пока время еще есть, проверьте снаряжение: патроны, вторичка, гранаты и рации.

    -Фазан, вот мне че-то никто не сказал, что да как? Я вообще не в курсах, кто там. Расскажешь, может?

    -Шпана обычная. Всякие там понятия и прочая наигранная чудом сохранившаяся попса. Но даже так они, по-ходу, кому-то...

    -Начинаем.
    - проговорил человек с другой стороны радиоустройства.

    Мы следовали по пятам друг за другом, пригнувшись, вдоль забора, свернули за то место, где когда-то планировались толстые железные ворота. Во внутренней части территории уже врассыпную перебегали от укрытия к укрытию.Входная дверь была очень даже массивная, дорогая, видно. Мы встали по разные стороны от косяка, я остался один на своей стороне. Граната с пояса, оставшись без кольца и рычага, предупредительно щелкнула у меня в руке и отправилась в полет. Прогремел взрыв и осколки полетели застревать в стенах.

    Пустой длинный коридор с пустыми дверными проемами, хотя некоторые из комнат были ограждены занавесками из каких-то рваных выцветших тряпок. Первое помещение было обустроена вполне сносно: старый продавленный диван, выцветший алюминиевый стул и деревянный кофейный столик с потухшей керосинкой. На диване лежал в стельку пьяный смуглый человек.

    Как я не люблю цыган. Рухнул мир, родился новый, а цыгане остались цыганами, даже когда Альянс стёр им память и вживил идею послушания Покровителям, они все равно помнят свои корни - наркотики, мошенничество, убийство и все остальное, пресущее первобытному человеку, годная лишь для отбросов общества. От того, что лежал здесь, посреди комнаты, несло перегаром так сильно, что на глазах проступила влага. Я сделал резкое движение пальцем, вдавив спусковой крючок, и тут же оттянул его обратно.

    Мы пошли в другую в комнату, и вот там людей было больше: нагая девушка и двое таких же голых мужчин. Двое последних спали, а вот их любовница начала было что-то говорить, захотела оправдать себя, выпросить пощады, но один из моих напарников опередил ее, пустив свинцовую очередь ей в грудь, как остальным двоих. Молодой еще, а положиться можно.

    Выйдя, мы услышали лязг затвора, исходящий из комнаты в самом дальнем конце коридора. Все уже машинально направили свои оружия в тот самый проем, дожидаясь или моих слов, или какого-то движения.

    -Спящий. - я кинул часть пароля человеку, находящемуся в том помещении.

    -Филин.
    - спустя секунд пять послышалось в ответ.

    -Принято.
    - я опустил дуло в пол, пальцы, разжавшие, наконец, автомат, жутко горели. - Свой.

    К нам вышел человек в такой серой форме, только он больше был нас всех, плечи шире, ладонь раза в полтора больше, да и одет он был соответственно своему телосложению - вместо легкого, считай просто пластинок фольги, на нем был увесистый толстый бронежилет.

    -Сколько?

    -Четверо, все того...
    - я щелкнул себя пальцем по нижней челюсти

    -У меня трое... Я, если честно, ожидал банду головорезов, Фазан,
    - он преспокойно взвалил на плечо ВСС, - а не группу бухих в хлам попрошаек. Вообще ужас, да и пьют они что-то ужасно дешевое.

    -Да брось, Иоанн, зато мы даже не потратились на этом деле.
    - я свесил оружие на шею за лямку и сложил на него руки. - Ушли в чистый плюс, считай!

    -Может, хоть по сторонам смотреть будем? Мало ли кто в кусты вышел?

    -Да ладно, Вадик, ты их видел?
    - я нарисовал вокруг себя пальцем. - Они все, походу, поголовно только под себя и могут только гадить.

    -Да, я согласен. А ведь всего тридцать лет назад какие бандиты-то были, не то, что нынешние. Расскажу, как-нибудь, вот одну интересную историю про двух девочек-сестер...
    - он снял с пояса маленькую черную коробочку с выпирающим “усиком” и заговорил в нее. - Иоанн. Тут чисто. Уходим?

    -Ты уверен?
    - а та ему и ответила шипящим голосом. - Быстро вы че-то там.

    -Да, они все мертвы. Я проверил, ну прям, на все сто!

    -Ладно, возвращайтесь.


    Старик спокойно, ни о чем не беспокоясь, прошел за нашими спинами к выходу. Ну да, ему-то уже терять нечего - он свое отжил. Но у нас-то молодых еще все впереди только.

    Крепкая спина, широкие плечи, лысиной чешет потолок, одним словом - амбал. Встретиться с таким где-нибудь побоится не только простой обыватель, но и какой-нибудь урод, типа тех, что держит Альянс.

    Снаружи нас ждал наш старый добрый УАЗик, или же “буханка”, как любил ее называть водитель. На водительском сидении сидел человек, среднего роста, блондин, с голубыми глазами. Заметив наше приближение, он вышел из машины и лениво помахал своей ручонкой.

    -Иоанн, за руль садись, а ты, Фазан, рассказывай, что да как.

    -Эх, опять старику напрягаться, за дорогой следить.
    - Двухметровое создание стянуло с головы балаклаву, на его лице сияла уже въевшаяся в его лицо улыбка. - Каин, ты тогда уж подменишь меня чуть позже.

    Усевшись в кузове автомобиля, я начал рассказывать о произошедшем в доме:

    -Нашли там семерых людей, поэтому у нас ничего не произошло. Все поголовно наглотались спиртяги и спали, как убитые. Там еще только женщина была, что-то сказануть пыталась...

    -Пыталась?
    - он вопросительно посмотрел на меня, сомкнув пространство между бровями.

    -Вадим застрелил ее раньше, не дав договорить... Не, не так. Он даже не дал начать.

    -Понятно-о... То есть растрат у нас практически нет.
    - он почесал росшую на подбородке щетину и достал из кармана стопку разрисованных картонок( и при чем не в ручную, а на особой машине). - Ладно, народ, кто-нибудь со мной в карты хочет?

    -Немец, ты на деньги хочешь?
    - спросил Каин. - Я тогда с тобой не буду. Я больше не хочу за тебя платить, даже если и выигрываю.

    -Ну и дурак,
    - я сел за столик напротив Немца, - Ставлю четверть.

    - Каин, прикури-ка мне.
    - шофер прокрутил рычаг, опуская стекло вниз. - Эй, Вадик, как тебе твое первое задание?

    -Да, все нормально. А ты к чему спрашиваешь?

    -Да вот, вспомнил я, как я Фазана в его первое задание сопровождал. Там история интересная вышла. Он тогда новенький, совсем зеленый, как ты, был. Ну вот, он когда показал, что свой, то взяли на охрану груза - небольшая колонна грузовиков...

    -Военный конвой?

    -Да подожди, не перебивай!.. Обычные такие грузовики: еда, бинты и прочая дребедень... Ну так вот, выехали мы вечером, а дорога длинная - приехать должны были утром, Фазан-то наш напросился в темноту первым караулить, ну а я, раз уж он вызвался добровольцем, спать завалился. На утро просыпаюсь, а его нигде нет! Как сквозь землю провалился! Спросил у шофера - ничего не видел и ничего не слышал, говорит.

    -И что?

    -Сам спроси у него. Пусть сам расскажет, он же герой.

    Я отмахнулся от него, мол, не мешай. И, правда, у меня тут дело поважнее было: у меня четверть от моей получки на кону стоит, ровно как и у Немца. Во мне мальчишеское горело желание оставить его голодным и трезвым.

    -Не скажет он, слишком занятой человек. Так вот, ночью его укачало - грузовики он выглянул наружу и вывалился в полном обмундировании. Мы потом его два дня ловили по лесам, по пустошам, да по городам. Ну вот уже хоронить его собрались, устроили поминки и на третий час “горя” дверь открывается, а там - побитый, голодный и ужасно злой!

    -И самое противное, что вы меня тогда за ворота выкинули, типа я не тот, за кого себя выдавал.
    - я выпрямил спину, оторвав свой взгляд от игры, захотелось и мне повлиять как-то на мысли новичка. Показаться не человеком, что отмалчивается в углу, когда речь заходит о нем. - Я это время...

    -Вот, это тебе!
    - мне на плечи резким движением положили две карты. - Это тебе на погоны!

    -’От сука!

    -Гы-гы-гы!..
    - вот это привычное его ржание каждый раз, как первый, действовало мне на нервы наихудшим образом, но в тоже время подзадоривало меня обломить это радостное клокотание.- Вот, учись играть, молодежь. Кстати-кстати, я на днях новость такую услышал: на западе Сопротивление банду работорговцев перебило.

    -Хренасе, ну ты даешь.
    - раздавая карты по второму кругу на маленьком раскладном столике, я процедил через зубы.- Ты б еще дольше думал, об этом уже третий день весь “Хутор” только и жужжит. Туда же еще группу Партизана послали, мол, пускай они заметают следы, чтоб до нас не докопался кое-кто оттуда. - я поднял палец вверх, утыкаясь в крышу старого автомобиля. - А то мы и так в последнее время по краю ходим. Хрен знает, что выкинут эти...

    -Ой, да ладно, что нам повстанцы сделают-то? Мы ж эти...
    - с задорной улыбкой и явным намерением оставить меня без половины зарплаты сказал один из присутствующих. - Как нас назвали? Э-э-э... О! Как волки - тоже чистим наш “лес” от всякой падали!

    -Угу, только если мы будем с этой падалью якшаться, то нас и самих загребут.

    -Слух, Фазан, ты только эту пластинку не заводи снова, а?


    <…>

    -Хреновый из тебя солдат, Немец. - Иоанн протянул идущему к выходу из гаража командиру винтовку Драгунова. - Я б заставил тебя спать с ней в обнимку.

    -Ой, да оставь ее там, все равно же никуда не денется.

    -Да и вообще, купи себе что-нибудь получше! Я вот слышал от наших ребят, что ДШК спокойно стреляет и как пулемет, и как снайперская винтовка. Вот возьми ее, будешь у нас как этот, снайпер Альянса - одним выстрелом отрывать конечности, а то СВД - буквально прошлый век!

    -Ой, отвали, а? Она мне как родная уже.

    -Ну ты, в таком случае, одень ее во что-нибудь приличное, убери эту изоленту и сделай что-нибудь получше.


    Старик опять лез с со своими бесконечными темами для разговора. Везде он найдет, о чем поговорить: живность, Альянс, работа или еще что-нибудь.

    Дом милый дом: это место нельзя назвать ни частным домом, ни деревней, на языке вертелось старое забытое слово с юга - хутор. И ведь нам хватает лишь двух двухэтажных домов: казарма и оружейная, - а с остальными, со слов местных старожил, долго не думали - отдали на попечение разным предпринимателям.

    -“Деньги не нужны, если их нельзя тратить на бухло и женщин” - говорил один мой знакомый, - начал старик. - Так что, я предлагаю сразу в бар!

    -Да, знакомые слова, -
    в моей голове начал рисоваться образ автора этих слов, - Он же еще тогда на продажу биотика притащил, - и не абы какого, а самого матерого, что можно найти, - и сказал: “Ебитесь с ним, как хотите!”. Прикольный был мужик. Жалко вортигонта только, добрый был, отзывчивый... Ладно, я с тобой!

    -Э, не-не...
    - запротестовал снайпер и по совместительству лидер группы. - Мне к Патрону, отчитаться бы, я позже присоединюсь.

    Бар был без названия. Да и зачем оно, если он тут единственный на всю округу? Но даже и так, цены тут были вполне демократичные - бутылка дешевого самогона не била по кошельку обычного обывателя. Слышал я, что это Патрон постарался когда-то, мол, он герой этакий, остановил рост цен когда-то.

    Внутри заведения, не считая нас, человек пять было, а у барной стойки стоял старенький магнитофон, проворачивающий внутри себя очередную кассету:

    “...Я сам себе и небо, и Луна
    Голая, довольная Луна
    Долгая дорога бескайфовая, ох...”


    -Выключи эту безвкусную херню! - я крикнул бармену, подходя к добротно сделанной барной стойке. - Включи что-нибудь нормальное!

    Работник заведения поморщился, но к моей просьбе прислушался: покопался в аккуратной стопочке пластиковых кассет около самого прибора и, выбрав что-то эдакое, способное заткнуть мою хотелку, сменил “пластинку”. Я прислушался к издаваемым звукам, и одобрительно кивнув, забрал пару бутылок виски и ушел к занятому товарищами столу.

    Мы болтали о том да сем, кому что в голову лезло: обычные мимолетные вопросы и темы, которые участники беседы забудут минут эдак через десять. Половина слов летела мимо моих ушей и оставалась в этом душном помещении парить под потолком вместе с алкогольными испарениями, пока мой слух не зацепился за вопрос Вадима, который задал Вадим:

    -Фазан, а вот ты зачем вступил в “Хутор”?

    -Э-э-э… Ну ты, конечно, задал вопрос - денег ради, конечно.
    - за все время, пока мы тут сидели, мне пришлось впервые напрячь мозг и попытаться припомнить что-то. - В карты любил я поиграть в то время... Хотя, и сейчас и люблю... В общем, проиграл крупную сумму, ну а мне так повезло, что в то время мимоходом проходил Немец с Иоанном, вот и я навязался к ним. Ну а там я уже и чудом выжил, и стал полноценным “хуторчанином”.

    -А ты, Иоанн?
    - внимание переключилось уже на деда, что меня, честно, немного расстроило. - Что ты расскажешь?

    -А мне ничего другого и не оставалось-то. Я в молодости уже навоевался ну прям сполна, так что, когда меня вояки обратно позвали во время всей той шумихи с Альянсом из-под полы, я вежливо отказал, мол, возраст уже не тот. Но жить-то мне надо было на что-то, а тут и еще маленькая группа наемников нарисовалась - это когда Патрон только “обрастать” стал - ну они меня и позвали с собой, а там уже все завертелось, закружилось.

    -О, уже начали? Зря-зря. Нам работу предлагают.
    - Голос, предвещаемый скрипом напольных досок, раздался из-за моей спины, а я так и остался сидеть, не оборачивая голову назад. - Патрон говорит, что сейчас нужно думать.

    -Да куда ж торопиться? Мы ж только приехали, уставшие все. Дай нам отдохнуть-то! Мы тут уже и того...

    -Отдохнуть-то мы можем, Фазан, - Немец выхватил у меня из рук бутылку, - но только нас оче-ень настойчиво попросили поторопиться с восстановлением сил.

    -Кстати, вот, плата за работу.
    - он положил на стол три равных стопок бумажек. - Каину в гараж я уже отнес по пути сюда… Он когда-нибудь вылезет оттуда?

    Выйдя наружу, мы застали трио странных людей, для которых здесь уготовано место в музее - повстанцев, они на фоне серых костюмов выделялись очень сильно, даже глаза резали. Спрашивали о чем-то одного из моих коллег, а тот лишь махнул рукой и пошел в обжитую сторожку допивать свою кружку невнятной браги. “Рыженькие” проругались на того пятиэтажным матом и быстрым шагом приблизились к засмотревшемуся и отставшему мне.

    -Наемник, где Патрона найти? Ты-то скажешь!?

    -А вам он зачем? Все, добегались мы, все?

    -Поскорей бы...

    -Угу-у... Нам всем все равно к одному и тому же человеку нужно сейчас.

    -Прекрасно.
    - он махнул своим сослуживцам, идя прямо след в след за мной. - Бойцы, подтягиваемся!

    Главное здание не имело никаких обозначений - обычное потрепанное строение, как и все другие здесь, не отличалось ничем - запретили их как-то красить, освещать и вообще как-либо выделять. На входе гостей обыскали на наличие оружия, которое могли упустить лентяи на въезде сюда.

    Первый этаж занимала почти полностью казарма. Каждый тут был при оружии - здешние знали друг друга в лицо, а чужих, естественно, оставляли почти что в трусах. Кабинет Патрона был на втором этаже, прямо за массивной железной дверью. Три быстрых, каких-то несерьезных, удара - как скорее стучаться к соседям, затопивших тебя.

    -Кто? - спросил голос за дверью.

    -Это Немец, мы тут по делу пришли к Патрону. И тут еще... Это... Повстанцы.


    Дверь открылась, и мы втроем быстро проскользнули внутрь, оставив офицера с его свитой наружи. Он что-то там пробубнил себе под нос что-то злобное про нас.

    Перед нами сидел за столом мужчина средних лет, одетый в чудом сохранившуюся целую деловую одежду. Стол был полон всякой мелочи: всякие немногочисленные записки, кобура с пистолетом, бутылка бурбона с двумя влажными рюмками. Низкий “хуторчанин” отодвинул от стола стул, поставил в углу рядом с дверью и уселся прямо на него.

    -Ну-у, приветствую. - я невольно выпрямился. - Сесть не предложу, раз вы тут ненадолго. У меня на вас дело такое - нужно просто забрать. У нас заказали одну дорогую и редкую вещь, которую сыщешь только на полках или у Альянса, или у Сопротивления, но удачно попалось под руку сделка купли-продажи с этой дрянью, так что на вас остается только забрать это.

    -Да опять, что ли?

    -Да, Фазан, опять. Ты можешь быть свободен... Если не одумаешься, конечно.


    Я не стал слушать его, ударом ладони открыл тяжелую щеколду на двери и вылетел наружу, столкнувшись с одним из бойцов Сопротивления. Он был крупнее меня, не скажу точно, был ли он больше Иоанна, но для меня это было, все равно что скала. Я чуть не повалился на землю от этого столкновения, но чудом смог устоять на ногах и быстрым шагом скрылся в дверях питейного заведения.

    Музыкальный проигрыватель в мое отсутствие все-таки отправился на небеса, и этой заминкой воспользовался один из посетителей - он притащил с собой на удивление целый баян и распевал на нем песни, ловко поднимающие настроение.
    Одновременно я и уважаю Патрона за то, что он дал нам опуститься до уровня одичалых обезьян запретами на контакты с наркоторговцами, желтые билеты на базе и прочую дрянь, а вот за вот эту бандито-подобную работу я брезгую с ним разговаривать. У нас планка, которую держать надо.

    Пока я сидел и думал о своем, передо мной появился новый кандидат на место моего собеседника.

    -Ну что, наемник, пьешь посреди дня?

    -Чего надо?

    -Ну а я хочу узнать, как живут наши друзья. Как вы всем своим скопом умудряетесь выживать.


    Мне жутко не хотелось говорить с повстанцами, особенно - с офицерами. Они как обычно начнут выискивать во мне не абы кого, а самого настоящего урода, одно из тех, которых они выковыривают из темных щелей.

    -Я тороплюсь, позже поговорим, повстанец. - я, оставив на столе недоеденную порцию какой-то дряни, называемой едой и бутылку не менее посредственного синтетического виски, достатого из закромов Альянса, пошел, пошатываясь, на выход, но прямо за дверью меня встретил человек в потрепанном деловом костюме.

    -О, мне с тобой потолковать и хотелось-то, - он увидел через мое плечо остальных посетителей заведения и кивнул, указывая обратно, в то место, откуда он вылез в надежде поесть, - ну-у... Тогда пошли обратно ко мне, что ли.

    Все то же здание, все та же комната, но люди уже другие.

    -Так вот, Фазан... Я хотел поговорить о твоем задвиге про “честь наемника”. И вот, что скажу… У тебя есть выбор: оставляй Дом, а потом ищи себе место в какой-нибудь из групп или вообще уходишь из наемников; ну или ты можешь сохранить пригретое место, но будешь выполнять работу с остальными, оставив эту хрень.

    -Хрен тебе. Я, вот, Патрон, подался в наемники, а не в бандиты (а ведь у меня был выбор пойти не просто к шайкам карманников и гопников, а к самым настоящим "алькапоновцам"),
    - я погрозил пальцем, пытаясь придать последнему слову больше угрозы, чем то имело на самом деле, - потому что в вашу пользу сыграло наличие того самого наёмничьего кодекса: не укради, не изнасилуй и так далее... А тут на те - от братков ушли-то мы не далеко. И вот со мной согласны другие, таких я тоже знаю.

    -Могу лишь им посочувствовать, но я не могу отказаться от своих знакомых из-за этого. Одними лишь наградами за головы сыт не будешь, да, конечно, Сопротивление платит очень даже неплохо за отлов мародеров и бандитов, но этого, увы, не хватит на обеспечение не то что группировки, этого не хватит и на группу людей - ты сам это знаешь прекрасно и по своему опыту.
    - он не стесняясь, и не проявляя ни капли хорошего тона, начал уминать принесенную ему охранником порцию. - Вот и приходиться как-то выворачиваться, прыгать от одних к другим: зарабатывать авторитет у бандитов, и убеждать в своей лояльности Сопротивление.

    -Ты простое ссыкло, - но хоть не трепло, - Патрон: хоть и понимаешь, что эти бандиты не более боеспособны нас, все равно ссышься отказаться от принятия заказа. Я считаю, что “Хутор” должен забыть про рейдерство, работорговлю и прочую дрянь.

    -Я дал тебе выбор. - он махнул мне на дверь рукой с зажатой в ней ложкой с куском котлеты. - А теперь п’шел вон с глаз моих. Иди играй в своих “рыцарей” в другом месте или, милости прошу, оставайся.

    Я вновь покинул эту каморку, пропахшую потом и второсортным алкоголя, но уже злее как никогда прежде. Если до этого мы и собачились, то дело дальше пустых угроз не заходило, а тут аж ультиматум мне выкатил. Думает, что лучше держать при себе, рядышком, суку, которая не воротит нос, а то, поди, всем тут в башку взбредет это!

    Хорошо. Хорошо! Я сделаю, как он хочет! Выбор я сделал - это решение далось мне крайне просто и я уверен в нем на все сто: отсюдова надо валить! А куда валить? Туда, где оружие не заржавеет, люди всегда ищут работу, да и вообще побогаче где! Я прикинул в своей голове места, где был и о которых хотя бы раз да слышал.

    Кочевники “Четвертого Рима”, безымянные города беженцев, военизированные поселения под управлением Сопротивления - все не то: до одних далеко, другие были настолько малы, что обделить их вниманием не считалось чем-то зазорным, а третьи - вообще религиозные фанатики.

    Я стоял у карты мира, которую, как принято, должно иметь при себе каждое уважающее себя селение: Города Альянса, самые большие базы беженцев и прочее. Мое внимание привлек толстенный кружок с цифрой “семнадцать” рядышком. Где хвастаться своими способностями, как не в столице?

    Теперь осталось дело за малым - добраться туда, а путь немалый, так что пешком тащиться у меня ни терпения, ни патронов не хватит, чтобы от каждой твари отстреливаться, а то слышал я как-то о животине шесть метров в высоту и три в ширину, а как пугающее мне рассказывали о десятках цинков патронов, потраченных на одну такую.

    Я лишь подошел к барной стойке, а там уже передо мной полностью машинально поставили бутылку виски. Но сейчас мне не до этого, и это очень смутило бармена.

    -Слушай, друже, вот не подскажешь, когда караван следующий придет?

    -Неужели ты решил не сидеть на жопе ровно, дожидаясь друзей своих, - развел руками бармен и с усмешкой в глазах, - а все-таки делом заняться? Или ты решил это… Прямо из грузовика все залпом выхлебать?!

    -Да завались, подзаработать я нормально хочу, пока время свободное есть, а то слышал, что за охрану платят неплохо. Так скажешь или че?

    -А жаль… Такого хорошего грузчика теряю. Завтра он приходит… Часа в три.


    <...>

    Я вместе с еще двумя людьми занимался перегрузкой содержимого кузова старого КАМАЗа на твердую поверхность около одного из зданий, а там они уже сами разберуться где чей ящик. Когда все пространство внутри освободилось, я забрал свои честно заработанные двадцать с лишним жетонов и занял место, освободившееся специально для меня. Сверил в голове список вещей с тем, что сейчас со мной: ватный матрац, пара банок тушенки, мешок патронов, заправленные магазины для калашникова во главе с “бубном”, - самое, к слову, дорогое мое приобретение, заставившее меня жить впроголодь более месяца, - все, вроде бы, на месте.

    Дорога до складов была относительно недолгой - часа два или три. Но это время прошло не впустую: со мной делились рутинными, очень красочно прекращенными такой зловещей интонацией и не менее выразительными мимикой и жестами рук историями, или же делились простыми обрывками слухов с другого конца света. В общем, мое внимание было полностью отдано коллегам, ведущим такую оживленную беседу с человек, с которым они до этого еще ни разу не сплетничали.

    По прибытию меня удивило количество оружия, еды и медикаментов - полки ломились от этого всего, а сами полки занимали каждую свободную стену. Везде сновали рабочие, проходимцы, рыжие и серые люди. Последним двум не особо удивишься: повстанцы, разумеется, контролируют все такие же важные для жизни места, как это; а вот хуторчане здесь кучкуются из-за обилия работы.

    “Сначала человек работает на имя, а потом имя работает на человека” - говорил мне как-то один наемник. Все тут поголовно, пользуясь славой больше полезного синдиката, чем вредительского, многократно увеличивают его заслуги выполненной на совесть работой. Поэтому отношения повстанцев здесь было куда лучше, чем где бы то ни было - людей-то у них едва хватает и на Альянс, а тут еще охрана грузов, которую, к счастью, можно спокойно переложить на компетентных в этом деле людей.

    Я вновь помогал таскать тяжелые ящики, которые заранее заготовили до нашего прибытия. Все они имели на себе бумажки с аббревиатурами, которые, как мне сказали, были сокращениями от районов Семнадцатого, шифрами “Буква-Цифра” и именами. Ряд точно таких же, с заваренными арматурами окнами, открытыми кузовами с парой пулеметов точно на каждом, КАМАЗов дожидался пока мы окончим заполнять нашу машину грузом.

    Когда мы погрузили последний деревянный ящик, я уселся в другой транспорт, не в мой “родной” и милый мне, на котором я приехал сюда, а в тот, где был недобор хорошо вооруженного персонала, и только после этого вереница грузовиков двинулась прочь.

    Время тянулось преступно долго, моя душа страдала от скуки. Все, как было видно по их вспотевшим лицам, тоже были на пределе: никто не пытался отвлечь себя от долгой унылой дороги анекдотами, азартными играми или дремой - все пугливо озирались по сторонам, ловили каждое движение по бокам от дороги. Это крайне сильно отличалось не только от моей дороги из Дому, но и от всех других наемников, занимающихся другой работой, но любящих проводить все свободное время за беседами (хотя и из этого правила есть пара исключений лично мне знакомых).

    Как мне поведали шепотом, там, в окрестностях Семнадцатого, год или полтора назад Альянс снес местный склад, почти точно такой же, откуда отъехали мы, и именно поэтому приходится отправлять караваны в такую даль. Стоило лишь услышать, что из-за этого там все ужаснейшим образом идет, как мне в голову полезли сомнения: стоило ли ехать, бросать “Хутор”, если я мог… Бред! Я отринул прочь все иные мысли из головы - я вернусь и покажу, что Патрон простое ссыкло. Я спросил, а чем все-таки был разрушено то место, но от моего вопроса лишь отмахнулись.

    Дорога растянулась еще на несколько часов мучительного ожидания появления высоченного столба на горизонте. В попытке скоротать хоть как-то время я начал выискивать на горизонте признаки живности, но все, что попадалось мне на глаза - это лишь засохшая фауна. Вся животина, предчувствуя приближающуюся ночь, попряталась по своим норам и уже, наверняка, давно закупорила все входы. С какой-то смесью разочарования и облегчения я потерял интерес к попыткам выискиванию развлечения, и, сдавшись, просто уселся на один из ящиков дожидаться прибытия до места назначения.

    Обезвоженная пустошь сменилась на городскую застройку, все облегченно вздохнули, когда на колонну из очередного переулка подул освежающий ветерок, отличный от знойного пустынного и почти пять минут спустя сверху появился звук, заставивший замереть всех поголовно. Фары, ручные фонарики и любое другое проявление света почти что моментально испарилось. В полнейшей темноте были едва различимы силуэты людей, находившихся около меня.

    Еще все полчаса мы сидели в полнейшей темноте, не издавая ни шума, и наконец-то послышался голос откуда-то из начала колонны:

    -Так, привал! Отдохнем и через минут тридцать выезжаем!

    И с услышанием этой фразой у всех в голове что-то щелкнуло в голове каждого присутствующего, включились налобные фонари, зажглись керосиновые и электрические лампы; отряд человек странной походкой поспешили свернуть за угол здания(и я,точно так же бежа, присоеденился к ним); тихим, но уверенным голосом уже все друг с другом разговаривали и слушали местные радиостанции.

    За ушлом ждала неприятная картина: девушка, сидевшая около подножья большого медного памятника. Привлекательное темное лицо, завораживающие черты лица и шикарные волосы, поодаль валялся выходец из семьи калашников, а в груди зияла обгоревшая темная дыра.

    -Ох, япона!.. - воскликнул кто-то, убегая в другое место с надеждой вернуться, когда все еще не наскучит осматривать "местную", а вот кто-от наоборот - и трупа противоположного пола не постыдился.

    -Охуеть... Это какой баран сигналку так расходует... - бритоголовый в красных тяжелых сапогах присел на корты рядышком с недельным трупом, так смрадно воняющим омерзительно сладким запахом, что блевать охота, подобрал лежащий рядом автомат и кинул куда-то в толпу вооружённых зевак. - Самуэль, лови!

    Я поморщился не столько от акта мародерства, сколько от внешнего вида мародера: все правое ухо в серьгах, из кармана тянется велосипедная цепь, потертая кожанка поверх серой водолазки и ноги обуты в сапоги кислотно-красного цвета. Вот что с собой люди делают? Строят из себя уродов. Я невольно нахмурился и развернулся к машинам, потому что не захотел смотреть, что будет дальше - такие, как он, обычно и некрофилией брезгуют.

    Но неожиданно раздался вопль, я смотрю - а это тот самый мужик валяется на полу, а в свете фонарей на его груди извивается какая-то херь. Анархист извивается в асинхрон, пытается выцепить руками своего обидчика. Уже кто-то из ошарашенной, придя наконец в себя, замахивается то ли обыкновенной палкой, подобранной под ногами, то ли еще чем-то и, приложив свою недюженную силу, вдарил по "червю".

    Я посветил на обезглавленную гадину: гладкая бежево-желтая кожа, а челюсть на голове, отделенной ножом, блистает рядом зубов. Его жертва лежала на полу. "Вот теперь больше на человека похож будет" - подумал я. А'н, нет - вот ему уже помогают встать, руку подают. Я пошел к грузовикам.

    Когда я вернулся, все еще сидели, осталось еще время на поговорить, обсудить насущие проблемы, которые появились во время дороги. А где-то, перебивая полупомехи из радиоприемника и бабьи сплетни, фальшивила гитара. Я и сам пристроился к кругу вокруг игрока. Играл он, музыкант, изо всех сил, старался как мог.

    -Дай-ка попробовать!.. - один из слушавших забрал гитару из рук ее хозяина и начал вспоминать слова песни, а потом заиграл на струнах:

    "Я закрою глаза, я забуду обиды,
    Я прощу даже то, что не стоит прощать.
    Приходите в мой дом, мои двери открыты,
    Буду песни вам петь и вином угощать..."


    Музыка полетела по раззадоренному недолгой стоянкой лагерю, влетела в уши людей и отправилась покорять жителей покинутых человечеством домов. Слова песни всплыли в головах ряда людей, и они начали полушепотом, сидя где-то отдаленно, подпевать или же, находясь прямо передо мной, петь.

    Гитарист, довольный поддержавшими его песню людьми, посидел немного, отдышавшись, сплел слова в единый клубок и снова запел:

    "Я выключаю телевизор, я пишу тебе письмо
    Про то, что больше не могу смотреть на дерьмо
    Про то, что больше нет сил
    Про то, что я почти запил, но не забыл тебя"


    Но его прервал голос бригадира, который потребовал собираться раньше назначенного времени. Где-то по дороге, по среди улиц, камаз, в котором я ехал, отклонился от группы одним из первых: водитель вывернул руль на перекрестке вправо, кардинально сменив маршрут, и спустя не столь долгий промежуток времени асфальтированная дорога, руины домов и рассыпались в песок - мы снова выехали в пустошь.

    В паре метров в свете фар вырисовалась фигура огромной багровой скалы. Форма была у нее максимально неправильная.

    -И че мы тут встали? - поинтересовался я у окружающих.

    -Там дальше, метров через двадцать пять, уже только песок один - застрянем наглухо. Будем здесь распаковываться, а там они уже сами решат чье есть что.

    -И мы, че, уже в Семнадцатом, получается?
    - заглядывая в открытое боковое окно грузовика.

    -Не-е-е-е… До него еще переться туда,
    - он махнул рукой в направлении двух гигантских башен, - там деревня, а за ней стена такая огромная и сухогруз рядом, ну и там индустриальный завод, заводы то есть Альянсовские. Вот, мы сейчас здесь закончим и обогнем…

    Я не стал дослушивать рассказы о предстоящей работе, которые лишь отягощали мое и без того унылое настроение, а выпрыгнул из транспорта и медленно пошел по горячему песку, махнув на прощание рукой. Они кричали мне вслед про невыполненную часть контракта. А я только и шел к мелькающим в поле моей видимости деревянным постройкам, ориентируясь по песку, освещенному тусклым холодным светом.
     
    Последнее редактирование: 11 авг 2021
  2. Mark Calhoun

    Mark Calhoun Well-Known Member

    87
    796
    83
    Ненавижу, блять, цыган.
     
    Последнее редактирование: 16 июл 2021
  3. Vefexy [Vefexy <3]

    Vefexy [Vefexy <3] Well-Known Member

    44
    1.226
    83
    Интересная квента. Ненавидим цыган всем селом.
     
    Orig.Nikita и KYCT нравится это.
  4. KYCT

    KYCT Well-Known Member

    90
    466
    53
    Чара рефужьей масти хочется
     
    Последнее редактирование: 18 июл 2021
    Orig.Nikita нравится это.
  5. Манул с ЧМЗ

    Манул с ЧМЗ Well-Known Member

    31
    1.173
    83
    Автор вдохновился фильмами "Брат" и "Брат 2"
    Улыбка — :)
    Очень понравился следующий момент:
    "— Может хоть по сторонам смотреть будем? Мало ли кто в кусты вышел...
    — Они сейчас только под себя ходить могут."
    Как мне кажется, характер персонажа не до конца раскрыт. Да и сюжет в целом как-то быстро промчался мимо моих глаз. Ни завязки, ни кульминации, ни развязки. Не знаю, что и сказать. Но автор, я уверен, может лучше.
     
    KYCT и Orig.Nikita нравится это.
  6. KYCT

    KYCT Well-Known Member

    90
    466
    53
    Не правда
     
    Orig.Nikita нравится это.
  7. Vefexy [Vefexy <3]

    Vefexy [Vefexy <3] Well-Known Member

    44
    1.226
    83
    @куст верни старое название пж
     
    Orig.Nikita нравится это.
  8. KYCT

    KYCT Well-Known Member

    90
    466
    53
    Не верну, я обиделся.
     
    Orig.Nikita нравится это.
  9. OZON671GAMES

    OZON671GAMES Well-Known Member

    53
    869
    83
    Верни старое название, мне интересно
     
    Orig.Nikita нравится это.
  10. KYCT

    KYCT Well-Known Member

    90
    466
    53
    А волшебное слово
     
    Orig.Nikita нравится это.
  11. OZON671GAMES

    OZON671GAMES Well-Known Member

    53
    869
    83
    Пожалуйста, кустик мой...
     
    Orig.Nikita нравится это.
  12. KYCT

    KYCT Well-Known Member

    90
    466
    53
    Ты же обещал, что не будешь меня так при людях называть:(
     
    Vladimir, OZON671GAMES и Orig.Nikita нравится это.
  13. Vefexy [Vefexy <3]

    Vefexy [Vefexy <3] Well-Known Member

    44
    1.226
    83
    @куст я запомню то как мне ты отказал
     
    Orig.Nikita нравится это.
  14. KYCT

    KYCT Well-Known Member

    90
    466
    53
    @_Only_ @OZON671GAMES
    Я призываю вас исполнить клятву данную когда-то
     
    Orig.Nikita нравится это.
  15. Vefexy [Vefexy <3]

    Vefexy [Vefexy <3] Well-Known Member

    44
    1.226
    83
    Слушай, а ловко ты это придумал
     
    Orig.Nikita нравится это.
  16. Glen32

    Glen32 Пользователи до 1000

    72
    3.527
    83