[Летний конкурс 28.06.23 - 28.07.23] [Учёный Альянса] Индекс-108.

Тема в разделе "Архив", создана пользователем frodo, 18 июл 2023.

Статус темы:
Закрыта.
  1. frodo

    frodo Well-Known Member

    143
    1.399
    93
    Никнейм автора: frodo
    SteamID автора: STEAM_0:0:155785791

    Желаемая награда: ВЛ Учёного Альянса
    Количество слов в квенте: 6750


    Предисловие от автора.


    Приветствую!

    Это произведение повествует нам о человеке, что занял своё место нечестным образом, за что сполна поплатился перед судьбой. Оно повествует нам о ноше, что ложится на плечи за наши ошибки, что мы допускаем в течение всей жизни и о наградах, которые она нам даёт за искупление.

    Произведение написано на такую фракцию как "Учёный Альянса", что понятно из названия.
    Во время прочтения предлагаю использовать аудио сопровождение в виде этого трека, который лично мне и помог написать эту квенту:



    Что до самой квенты - первый опыт повествования именно от лица персонажа и первый опыт такой смежной истории с картинками. Я принимаю любую критику по оформлению, по моему кривому построению слов и всему прочему, что мешает читать.

    Благодарю заранее всех-всех кто будет это читать, оценивать, искать ошибки и всё такое.
    Старался без явных таких косяков, но время публикации 02:01 по МСК, поэтому мог что-то да пропустить. Буду очень благодарен всем кто поправит где-то или укажет на ужасное оформление.

    Приятного прочтения!!!


    ____________________________________________________________




    Боевое крещение.

    Я бежал изо всех сил на помощь, лишь бы успеть. Крики в рацию всё усиливались, а место происшествия, казалось, было всё дальше и дальше. Улица за улицей повторялись, напоминая раз за разом о том, что я не успеваю. Мой мозг был слишком занят обдумыванием всех самых страшных вариантов событий, пока ноги сами несли меня по опустевшим ночным улицам города, не замечая, как стремительно менялся ландшафт: коридоры начинали сужаться, а дома будто бы смотрели на меня сверху, осуждая такое слепое и безнадёжное рвение помочь тем, кто вероятнее всего уже давно мёртв. Недавно прошедший ливень вновь заявил о себе, принуждая поторопиться, чтобы в конечном счёте не переплывать через горы мусора и затопленные ливневки.

    Моя патрульная группа «Хеликс-4» двигалась со всей своей возможной скоростью, услышав взрыв на противоположной стороне сектора: в районе низкой социальной стабильности, что граничил с карантинной зоной, в которую никто не осмеливался вступать с самого начала заражения отдельных частей города неизвестной заразой, с которой командование не стремилось бороться. Им было важнее всего обеспечить очередной парад в центре, очередное выступление непонятных политиков, что за чин повыше готовы были грызть друг другу глотки. Им было не до этого. Единственное, что они делали – ограничивали контакт таких зон со внешним миром, фактически закупоривая их за металлическими стенами, откуда никакая зараза никогда не посмеет вылезти наружу. Ситуация в тот момент была хуже некуда: не смотря на проливной ливень, что решил неожиданно раскатиться по всему небосводу, со мной бежали трое рядовых и один капрал – единственная боеспособная группа в районе, что могли бы отреагировать на исходящую из того района угрозу. Стыдно было бы опозориться между ними, зная, что я попал на своё звание по знакомству, а не по делу: выдавал таблетки и заведовал складом. Не более. Этот факт давил сверху, когда сердце готово было выпрыгнуть из груди от представления о том, что могло произойти по ту сторону эфира.


    <:: Молот-6 докладывает, нас прижали! – достаточно громкий взрыв оборвал его следующее предложение. Он затих на секунду или две. - Их слишком много, нам нужна срочная помощь, как можно скорее! ::> – вещал достаточно тонкий для мужчины голос, который дрожал. Я чувствовал это даже через кодировщик голоса. Животный страх пронизал его сознание. Он торопился. Надеялся, что ему помогут.

    <:: Молот-4 к Молоту-6, Молот-4 к Молоту-6, мы движемся в Ваш район, потерпите немного! ::>

    <:: Это Молот-3… ::> - замешательство в его словах давало ясно понять о том, насколько плоха обстановка там, куда мы спешили. На фоне его речи было слышно, как вспыхнуло что-то. Огонь начал разрывать эфир, мешая тому говорить, пока и вовсе не заполонил собой всю его передачу. - <:: … Отряд уничтожен… ::> - взрыв оборвал его и так монотонную, неторопливую речь. Эфир заполонили первые сообщения диспетчера, который «хоронил» один отряд за другим.

    <:: Потерян биосигнал отделения ГэО. Молот четыре-е… Всем оставшимся силам, доложите, пожалуйста. ::>

    <:: Молот-2 на приёме! У нас активное заражение, пытаемся прорваться к Моло-… ::> — и его не стало в одно мгновение. Эфир начал буквально плыть, не передавая ещё как минимум с десяток сообщений от тех, кто так сильно в этом нуждался.

    <:: Потерян биосигнал отделения ГэО. Молот-2… Отряду поддержки – код три. ::>

    <:: Молот-первый докладывает. Отрядам освободить эфир. Командирам, слушать мои указания. ::> — голос офицера спецназа был абсолютно спокойным. Не взирая на весь тот ад, что творился на его фоне, не взирая на бесконечные перебивания со стороны диспетчера, что стремился оповестить об очередной смерти, он продолжал говорить непреклонно, издавая неестественные звуки явной аугментации его тела: хрипы, звуки настройки его кодировщика голоса. — <:: Оставшимся силам, вести перегруппировку и попытку прорыва через зараженных. Наша точка встречи – железнодорожный вокзал. Центр, я докладываю: сектор пятнадцать находится под заражением. Информации по происшествию не имею: поезд с заключенными врезался в стены карантинной зоны и взорвался. Мы пытаемся пробиться к заброшенной станции. Конец доклада. ::>

    <:: Принято, Молот-один. Отрядам поддержки – загрузить координаты группы Молот. Всем силам - Код: обезвредить, защитить, усмирить. Код: подавить, меч, стерилизовать. ::>

    Я начал сомневаться, что свора стажёров-медиков и лишь двое хотя бы минимально подготовленных офицеров смогут пробиться к ним. Страх окутывал меня всё сильнее, когда мы приблизились к силовым полям, что отделяли нормальный город от чумной ямы. Пройдя через них, жестом левой руки я указал всем отключить радиоэфир на какое-то время. Входя во внутрь, мы завернули в первый попавшийся угол, ориентируясь исключительно по координатам, что мы имели на наших дисплеях. Это было наилучшим решением из всех, как мне казалось. Я не удосужился даже доложить о том, что мы входим в зону конфликта, сразу отключившись от эфира, потому что беспокоился прежде всего о молодых парнях, что шли со мной. Каждое сообщение диспетчера заставляло их содрогаться, в тихом ужасе следуя за мной и только за мной. Они верили мне. Они считали, что я похож на первого Молота. Думали, что я смогу привести их к победе без ранений, или, хотя бы, потерь. Блуждая по, казалось бы, нормальным улицам совершенно нормального города, мы медленно приближались к тупику – обвалу, что преграждал нам путь. Если бы не он, то нам хватило бы пяти минут чтобы добежать до остальных.

    [​IMG]

    Иного пути не было. Нам пришлось войти в первое попавшееся помещение, через отряд пробирался как сквозь джунгли: осторожно, неспеша, недоверчиво. Мы держались друг за друга, обходя комнату за комнатой до тех пор, пока не вышли к прямому спуску в технические помещения, через которые, судя по старым картам в моем КПК, лежал путь до заброшенного вокзала. Не подозревая никакого подвоха, и, ведомый желанием поскорее разобраться со всем этим кошмаром, мой мозг окончательно затупился, спуская все мои и без того немногочисленные навыки до состояния того, чему меня могли научить. Если командир выбывает из боя морально – его отряд следует за ним, превращаясь в свору дворовых собак, которые действовали как им угодно, лишь придерживаясь своего вожака как опору. Мои уши не хотели слышать скулёж подчинённых, сбрасывая воспитательную работу на капрала, который успокаивал их ничем не помогающими фразами уровня «Всё будет хорошо». – я беспокоился за себя, а не за них. С каждым проходом сквозь технические помещения, мы начинали осознавать то, по какой причине здесь никогда не будет кто-либо жить.

    [​IMG]


    Мы оказались в заброшенном комплексе, зараженном неизвестной ни мне, а уж тем более – моим напарникам мерзостью, что утяжеляла вдыхаемый морозный воздух и шевелилась сама по себе. Не взирая на это, взяв себя наконец-то в руки, я приказал всем следовать за мной, входя в этот безумный холодильник, в собачьем холоде которого ещё крылась жизнь, что только зарождалась.

    — В-вы уверены… Что нам сюда?.. – тихо проскулил один из юнитов, что следовал за мной.

    — Все карты ведут сюда. Это складское помещение, через которое мы попадём в распределительный пункт, а за ним – сразу к бригаде Молота. Двигаемся строго вместе, активируем фонари. Судя по всему, далее света не будет. Всем быть наготове! – неумело скомандовал я, поднимая своё оружие ввысь и приводя его в боевое положение.

    — Так точно, лейтенант. – единственное, что успокаивало меня и их – непоколебимый голос капрала, который свято верил в мои навыки и умения. Он подхватил самого трусливого рядового, и, немного отделился от нас во вторую «двойку», следуя за нами и прикрывая наш тыл.

    Гробовая тишина нагоняла тревогу. Скрип ботинок о нетронутый снег и редкие хлюпанья о какую-то склизкую массу заставляли задуматься о чем-то нехорошем. Все мы знали, что мы не одни, но пытались стремительно избежать этого чувства. Я начинал сомневаться в правильности моих действий – сократить путь через богом забытое место, а не соединиться с остальными офицерами и надеяться, что среди них будут те, кто званием выше, чтобы приказывать мне. Шило в заднице сыграло отвратительную шутку, когда мы миновали эту морозилку и зашли за огромную стальную дверь, за которой крылся сущий, неподдающийся описанию ужас, вынудивший мои колени содрогнуться: мы попали в какой-то кокон. В улей, в котором танцевали брачные танцы тысячи непонятных существ с размером в светлячка!

    [​IMG]

    Мы должны были идти дальше. Моя нога ступила в склизкую жижу, и я тут же почувствовал, как резко в моих глазах потемнело. Послышался хруст, и неспеша опустив луч света к ноге – я осознал, что наступил на человеческую кость. Следовавшие за мной сотрудники мигом осветили помещение, открывая и для себя, и для меня настоящий кошмар: огромную, заросшую инопланетной дрянью гробницу, внутри которой покоились сотни, если не тысячи людских тел в разных кондициях: можно было обнаружить отдельные человеческие останки, что обгладывались какими-то жуками и тараканами, что хищно поглядывали на свет, что тревожил их. Всем, как по щелчку пальцев стало плохо. Я скомандовал им не поднимать противогазов, потому что боялся, что всё это месиво может быть зараженным. Единственное, что не вызвало у меня рвотные позывы, ограничившись тошнотой – какой-никакой минимальный опыт в операциях. Капрал и рядовые, явно не имея подобного за плечами, чуть ли не сложились карточными домиками здесь же у порога. Взяв небольшую передышку, мы двинулись дальше, осторожно продвигаясь вглубь этого ужаса до единственной двери, что вела к конечной точке.

    [​IMG]

    Отряд медленно шагал своим чередом, пока мы не услышали непонятные звуки, которые, как оказалось позже, издавали твари из «Зена» - пограничного мира с Землёй. На нас буквально накинулся рой из «крабов», как их именуют все нормальные люди. Мы тут же открыли огонь на поражение из всего, что могло стрелять. Любой адекватный лидер решил бы отступить, придумать хотя бы малейшую тактику, когда такому имбецилу как мне вздумалось лишь крикнуть: «На прорыв, собаки!» - после чего рвануть вперёд и увязнуть в зеновской жиже, которая сковала мои движения. Я завизжал как свинья на скотобойне, вынуждая весь отряд отвлечься от защиты себя и двинуться за мной. Капрал, переняв командование на себя, умело и профессионально организовал подход ко мне, оставив двоих рядовых на отстреле крабов, а с другим ринувшись ко мне. Пока меня поднимали, один из бедолаг – тот самый «трусливый», которого я так недружественно обозвал, поймал на свою голову краба, который своими жалами проткнул его маску и моментально убил его, уваливая труп на пол. Его, судя по всему, друг, закричав во всю что есть глотку и потеряв контроль над собой – побежал вопреки нашим крикам на помощь к своему другу, в результате чего и на того накинулась свора крабов, которые как хищные пираньи начали окутывать его тело. Капрал принял единственное верное и мужественное решение – схватить меня за руку и потащить на выход, отстреливая нападающих крабов и их разновидности. Забравшись по лестнице к выходу и начав выбивать дверь самым первым, я даже и не думал о том, что происходит в голове моих подчинённых, пока те, отстреливаясь, ошарашенно поглядывали на то, как мерзкие ксеносы уничтожали их друзей, пожирая их и забирая под свой контроль. Когда я услышал щелчок от рядового, моё сердце замерло, а адреналин, что уже заменил кровь в венах, взял контроль над моим телом, выламывая дверь и вваливая его во внутрь. Парни мигом подались за мной. Капрал запихал рядового во внутрь, ввалившись последним. К его ноге прицепился чёрный, невиданный нам ранее краб, что укусил того. Послышался нечеловеческий, адский рёв, который заливал мои уши и уши неокрепшего паренька, что неумело перезарядился и отстрелил эту тварь с его ноги, заваливая бедолагу во внутрь, пока я закрывал дверь обратно и блокировал ту на специальные щеколды. Извиваясь от нескончаемой, жгучей боли, капрал кричал на всё помещение, умоляя добить его. Именно в этот момент в мой маленький на тот момент мозг пришло осознание того, куда я попал. Лишь видя воочию смерть товарища, я немедленно обратился к своей аптечке и припал перед ним на колени, задирая штанину и обнаруживая уже чернеющую, покрасневшую и посиневшую одновременно ногу, в которую вонзил иглу с противоядием, которое, как я тогда думал, должно было помочь. Мы недолго провозились с его ногой, обколов чем только можно было, лишь бы он не умер здесь. На моего единственного боеспособного юнита возлегла ещё одна задача: тащить раненого, бредящего офицера за собой, к точке сбора всех отрядов Молота.


    В голове был полный бардак: одержимый идеей, но сломленный пониманием того, что я нахожусь глубоко под землёй с умирающим товарищем и рядовым, который, как мне тогда казалось, готов выстрелить мне в спину и дезертировать, я даже и не думал отступать. Я выдумал себе какой-то «приказ», которого у меня толком то и не было. Выдумал себе оправдание этих не оправдываемых, ужаснейших потерь не по стечению обстоятельств, а по собственной глупости. Мы двигались дальше, проходя зараженные комплексы один за другим и избегая прямого контакта с ними, жертвуя драгоценным временем, лишь бы самим не умереть в этой заварушке.

    [​IMG]

    С каждой минутой, проведённой в адских стонах боли капрала и мычаниях неподготовленного юнца, я начинал откровенно сходить с ума, уже толком не ориентируясь в проходах. Вытянув мой планшет, я начал бродить по нему глазами в поисках ответов: взгляд упал на координаты места встречи, задержавшись на картинке, пока мозг пытался обработать то, в какой заднице мира я находился и где конкретно.

    Повернувшись к ближайшей двери, я обнаружил неестественный голубой свет, не веря тому, что было нарисовано на старых чертежах, когда этот район ещё был заселён жизнью. Тело тянуло меня туда. Я знал, что мне нужно туда.

    [​IMG]

    — Ожидайте здесь. Я проверю. – уверил рядового я, указав им на наиболее безопасный угол, где можно было отдохнуть. Сам же, ведомый своими инстинктами, буквально с пеной у рта я открыл дверь, за которой было то самое «место встречи», на котором никого не было. Всё, что я увидел – лишь трупы, угасающие обозначения на моём интерфейсе которых заставили меня пасть на колени, устремив взгляд в пол.

    Передо мной лежал умирающий командир «Браво-9», отряд которого направлялся на переподготовку в один из подсекторов. Мы попали туда, куда никто и не собирался идти. Неуверенно оглянувшись, я не увидел ни одного следа заражения: лишь обезображенные в результате страшной аварии тела, которым не повезло оказаться запертыми в огненной ловушке. В этот самый момент рука сама потянулась к рации, активируя её и начиная вслушиваться в эфир.

    — <:: Это «Альфа», группа «Молот», как слышите меня? ::>

    — <:: Говорит командир отряда «Альфа». Группа «Молот», ответьте. ::>

    — <:: Это «Чарли», мы не можем найти группу «Молот». Потерян контакт так же с группами «Браво» и «Дельта». Сканеры молчат. ::>

    — <:: Понял тебя, «Чарли», это «Альфа». — послышался еле слышимый вздох. Тяжелый вздох, как будто этот юнит был разочарован и глубоко подавлен. — «Альфа» докладывает, Центр. Мы не обнаружили группы «Хеликс-4», «Браво», «Дельта», «Молот». Отряды уничтожены. ::>

    — <:: «Чарли» на приёме! «Чарли» на приёме! У нас есть активность в подсекторе, несколько южнее отсюда в катакомбах. Мы фиксируем две жизненные формы, идентифицируемые как «Хеликс-один» и «Хеликс-девять». Отряды выдвигаются уже туда. Отбой. ::>


    «Две жизненные формы?» – подумал я, мигом подорвавшись к выходу. Я застал лишь рыдающего над обмякшим телом парня, который убивался в слезах и пытался безуспешно реанимировать напарника, отказываясь воспринимать суровую реальность. Мне не хотелось подбегать к нему. Осознавая тотальный провал и гибель троих подчинённых по моей же вине, мозг отказывался думать. Мысли спутались в единое, думая о том, как выбраться отсюда, пока глаза пытались отвлечься, рассматривая обгоревшие и разорванные тела некогда группы «Браво» - учебно-воспитательного подразделения, что занимался новоприбывшими рекрутами и кадетами. Держа в голове этот факт, мне оставалось лишь усесться на пол и ничего не делать, ожидая, пока нас освободят из этого ада.

    Слабость всё больше и больше окутывала меня, вгоняя в сон. В какой-то момент я и вовсе потерял сознание, оставляя в голове загадку: «Почему не сработала система контроля жизнедеятельности в этом месте?». Это было единственное, что меня тогда волновало, как бы глупо это не звучало. Мне было стыдно думать о том, что произошло здесь. Стыдно осознавать собственную немощность.

    В голове крутился дурной мультик, повторяясь снова и снова: я пытаюсь спасти рядовых, отстреливаясь от кучки зомби и крабов, пока меня не валят на пол и не начинают раздевать до гола, разрывая мою плоть на части острыми когтями. В носу ужасный трупный запах, смешивающийся с озоном и каким-то нашатырём, что прожигал мой нос. Я пытался кричать, смотря выпученными глазами на то, как мои окуляры лопаются и заливают глаза кровью. Придавленный несколькими телами, я умирал из разу в раз, пока в какой-то момент, вместо бесконечной темноты и криков, я не раскрыл веки вновь, обнаруживая себя в неуютной кровати медицинского блока. Проснувшись в холодном поту, я тяжело дышал, пытаясь не заплакать от того, что мне довелось пережить. Я старался держать себя в руках, пока неописуемый ужас вынуждал громко скулить как сбитая на дороге собака, безнадёжно взывая о помощи у безразличного окружения.

    В безумном бреду я не помнил даже того, как ко мне ворвались в палату трое санитаров, что пытались успокоить меня. Я не чувствовал даже того, как моя самая излюбленная сотрудница прижимала моё лицо к своей пышной груди, стремясь дать мне хотя бы каплю расслабления. С того момента я более ничего не мог чувствовать. Чувства окоченели, развалившись где-то внутри. Мои глаза смотрели на её миловидное лицо пустым, отчуждённым взглядом, который она тут же поймала на себе, выдавая в своём лице искреннее удивление и испуг. Я смотрел на неё как маньяк, готовый здесь же раздеть и надругаться над ней. Это были единственные мысли, что крутились в моей голове, желая оторваться от диалога с самим собой. Что ещё говорить о человеке, который даже не помнит, как полез в нижнее белье девушки мечты, что стремилась ему помочь? Единственное, что мне говорили – она дала мне пощечину и выбежала из палаты, а остальные, когда заглянули внутрь, увидели лишь убитого совестью неудачника, который бездарно показал всему гарнизону, кто точно «вылизал» себе «чистейшее» повышение за работу на складе у действующего куратора. Меня это тогда не волновало. Я жутко хотел рыгать как после бурной вечеринки. Тело изрыгало из себя рвотные массы буквально везде: на одеяло, на пол, на одежду – везде, пытаясь очистить организм от того, что вырвало психику с корнями. Мне тогда казалось, что моё тело гниёт заживо. Это единственное, что я помню о том моменте.

    Суд.


    Всё, что я помню с того времени – как меня силком уволокли на суд в тюремный блок, где сидел на полу в заблёванной медицинской рубахе перед целым табуном офицеров и командования, которые о чем-то рьяно мне зачитывали. Осмотревшись, я поймал на себе из всех взглядов особенный, который раздирал меня части. Сбоку от всей группы на меня смотрел тот самый рядовой. Расширенные зрачки карих глаз и нахмуренные в бесконечной злобе брови столкнулись с моим щенячьим, пьяным взором, который пожирала неподдельная ненависть. Я смотрел в его глаза весь процесс суда, пока не услышал оглушающий выстрел и не оглянулся, небрежно потирая мои уши: слева от меня лежало тело моего куратора, которой только что прострелили голову. Та самая дама с пышными формами, чьи бедра мне удалось пощупать впервые за все эти годы общения, лежала в метре от меня, смотря своим стеклянным взглядом в мои глаза. Суд не стал узнавать, по какой причине такой бездарь как я занял руководящее положение в подразделении – они вынесли свой непоколебимый вердикт: половые связи. Это всё, что могло объяснить такую тупость при руководстве. Они не знали о том, какой доброй души был этот человек и то, с каким трепетом она относилась к своему отряду.

    Смотря на её бездыханное тело, я забылся, не заметив даже того, как двое сотрудников штрафбата потащили меня куда-то, уволакивая в одну из камер. Последующие трое суток меня нещадно избивали на полу, затирая что-то на повышенных тонах и без того почти оглохшему, ещё не отошедшему от произошедшего ранее бездарю, что даже не защищался. Находясь и без того в мерзком состоянии, я потерял сознание и вновь воссоединился с мыслями, что уже приготовили свой личный осуждающий суд, который должен был решить, что делать дальше. С заседания совести меня сорвал очередной удар в живот, вынудивший пробудиться и начать громко кашлять, но уже отчётливо слышать гогот бывших коллег, которым я совсем недавно выписывал «льготные» лекарства.

    — Добро пожаловать в «Искупительную бригаду», мразь!

    — Тебе повезло, что командование решило сжалиться, убожество. – ещё громче, намного противнее вещал второй офицер. Я немного осмотрелся, заприметив всего двух, как мне резко прилетело с другой стороны. Этот голос я узнал сразу: пробирающий до костей своей строгостью, прокуренный и искаженный донельзя.

    — Лейтенант 108, отныне Вы зачислены в специальную искупительную бригаду номер десять. Добро пожаловать в распоряжение местного научного отдела. Вам несказанно повезло, что мистер Андерсон увидел в Ваших действиях в условиях неземной флоры потенциал.

    «Потенциал? Может он напутал?» - первое, что закралось мне в мысли. И вправду. Вошедший к команде душегубов мужчина среднего роста с неподходящим к его телосложению тонким голосом заверил меня:

    — Вы отлично себя показали, офицер. Мне такие люди как раз нужды для исследования… М-м-… Того самого инцидента. Все подробности Вы получите от «Терминатора». Надеюсь, Вы слышали о нём. – тот щелкнул пальцами, и, я приготовился к очередному удару в лицо. Но вместо него, меня подняли на ноги и поволокли в арсенал, где старший офицер зачитывал весь список того, что необходимо было выдать «сержанту» штрафбата специальной бригады, где собирались все провинившиеся медики и инженеры, энтузиасты и нелегальные «лекари», «техножрецы», о деятельности которых ходили нехорошие слухи. Изначально, я считал это мифом, но оказалось, что среди регулярного состава было очень много любителей распустить ручонки.

    Тем не менее, меня всё ещё интересовал вопрос моего «потенциала» и то, кто такой «Терминатор». В нашем гарнизоне не было таких позывных, и, вероятнее всего, речь была о ком-то из инструкторов спецназа, что славились своими методами обучения и опытом. Единственное, что я знал – эти люди делали из обычных тюфяков настоящих машин для убийств. Все новобранцы, что попадали в руки подобных «Терминатору» людей – становились профи в своем деле и занимали их места в инструкторском составе, когда старикам приходилось уходить «на пенсию». Всё равно вопрос о моих качествах висел в воздухе как спёртый запах старой нечищеной униформы и резины, что слились воедино. Одевшись, меня вытолкали на стрельбище, где проходило построение штрафников в униформе такого же качества.

    Перед ними стоял мужчина в покорёженной временем униформе патрульного офицера, на местах повязок которой были красные изоленты. На левой руке, несколько ниже изоленты, была внушающая недоверие и ощущение кромешного ада, с которым мне предстоит столкнуться дальше: «ИНСТРУКТОР» - байки оказались правдой. Меня буквально запихали в самое бурлящее дерьмо из всех, которых можно было только выбрать. Быстро подбежав к строю и заняв в нём единственное пустующее место, я занял смирное положение, как и все, еле-еле стоя на ногах после того, что со мной творили эти звери в застенках карцера. Перед строем начал выступать тот самый «легендарный» сотрудник.

    — Значит слушайте меня сюда. Здесь все равны. Никакие блатные, косые, кривые, мазаные, помазанные и прочие не существуют более. Вы все – одно подразделение. Одна бригада. Мне глубочайше насрать кто из вас кем был в прошлом, да хоть сам Консул, блядь! Да хоть сам Секториальный командир, сука! Вы все здесь собраны для одной цели – показать себя и заслужить прощение за всё дерьмо, что вы натворили за период обычной жизни… — Я почти не слушал его. Его грубый офицерский голос доносил и без того ясные, как мне тогда казалось вещи.

    В голове начали пролетать поступки, пока меня самого немного пошатывало. Наконец-то, ментально, я попал на тот самый суд в моей голове. Мысли разлагались на глазах, прогоняя всякий страх и сомнения в необходимости дополнительной порки, но уже на эмоциональном уровне. Тараканы в голове долго совещались, перед тем как вынести вердикт без возможности оправдания: «ВИНОВЕН!» - всё, что они сказали мне на мои бесконечные вопросы. Так и не озвучив мой приговор, они выпнули меня обратно в суровую реальность, где наш будущий «батя» продолжал орать на строй. В какой-то непонятный момент, наказание от тараканов меня настигло само по себе: я лишился всякого рода чувств и пристрастий. В один момент трепет в сердце из-за ораторских способностей нашего бати утих, замирая в ожидании продолжения. Бурлящая из-за вины кровь насыщалась адреналином и необъяснимым желанием отомстить самому себе за трусость и невежество. Отомстить за всё, что я сделал, чтобы погубить троих человек и сломать психику четвёртому. Отныне более не существует «меня» в обыденном состоянии. С того самого момента батя присудил мне новое обозначение – «Индекс-108».

    Честно признаться, я никогда не понимал смысла подобных подготовок и прогонок грубыми офицерами, которые орали в лица своим подопечным и не стеснялись бить их на глазах у других, прививая незыблемую дисциплину и порядок в бригаде. С каждым днём интенсивных тренировок мне становилось всё сложнее и сложнее думать, плавно теряя всякую способность анализировать ситуацию. Для меня более не было никаких пропагандонских «Покровителей» и «Консулов» - лишь «Батя». Он заменил мне всех их вместе взятых, взяв мои яйца в свою крепкую хватку и направив на переподготовку. Его приказной тон направлял меня на уничижительных тренировках, вынуждая бороться из разу в раз как за собственную жизнь. Всякий раз тренировки менялись: от отработки стрельб и бесконечного дрючева дисциплиной до тактической и профильной подготовки, которые, опять же, вёл наш Батя. Он был мастером на все руки: инженером и медиком, но, не стеснялся привлекать настоящих профессионалов из элиты этого богом забытого города. Нас обучали как самую элитную гвардию мира, ломая волю к смерти и прививая гордость быть Индексом. Они вбивали нам любовь к Родине и цену искупления самых страшных грехов. Тогда мне ещё не было ясно, почему бы нас всех просто не расстреляли, а не тратили деньги на обучение своры дятлов, которые не имели права на прощение. Мне так казалось, до одного момента…

    Батя.

    Спустя непродолжительный курс «дня сурка» - когда целых три недели нас ломают и собирают заново по кусочкам, пришло время оправдать название своей бригады. Батя построил нас на стрельбище. Все мы были одеты в приведённую в порядок униформу и собраны в самое базовое снаряжение, которое только могли доверить штрафнику: пистолет-пулемет и пистолет. Нас научили ценить то, что выдаёт нам Альянс. Нам привили гордость за то, что мы принадлежим Альянсу. Они вдолбили в мою маленькую черепную коробку цену моего искупления и вытащили оттуда как дешёвую шлюху из апартаментов местного проверяющего всякого рода сожаление и горечь утрат. Батя всегда говорил: «Потерял – отпусти. Не бабу держишь за член на первом свидании, чтобы держаться за него как за родную мать», Его мудрость, хоть и в таком мерзком обличье, зачастую раскрывалась при личных диалогах, которые он нам дозволял вести с собой вне тренировок. Всё было предельно просто: на тренировке ты – «Индекс, твою мать блядь!», при личном общении – «Сынок». Это обращение согревало моё сердце, особенно когда он клал на мою руку плечо и распространялся на философские мысли. Мерзкие несмешные шуточки оправдывали свою мерзость. В личной беседе он всегда общался другим языком. Воспитанным. Я был у него постоянным гостем. Я добился у него звания «Сына», а не «Сынка». Его речи поджигали во мне пожар, заставляя не терять рассудка во всём этом бешеном мире. Он стал единственным человеком, кому я смог излить свою душу, ни разу не заплакав и не выдав жалкое «простите» или «я виноват». Батя научил принимать свои ошибки и идти вперёд. Батя сделал из нас тех, кем мы стали в тот момент. Его отдача делу вдохнула в нас новую жизнь, создав из необузданной толпы идиотов бригаду, которая могла дать в зубы даже самым матёрым сотрудникам спецназа. Ничем не хуже, разве что по снаряжению немного им уступали. Нас тренировали как собак, чтобы отправить туда, где эти знания помогут нам. Я так считал, сохранив способность думать, пока остальные поддавались ментальному разложению.

    — Значит так, бригада! – он осмотрел нас, как на параде. – Сегодня тот самый день, ради которого вы все сюда были призваны. Вы прошли все эти испытания ради того, чтобы искупить свою вину кровью и пользой на благо сектора. Слушайте меня сюда: единственный шанс выбраться из бригады и заслужить звание человека – исполнить задачу, которую вам поставит научный отдел. Даю слово мистеру Андерсену.

    — Мг’м. Благодарю. – из-за спины бати показался тот самый мужчина, который был в моей камере. Его голос уже не казался мне таким противным. Мне было плевать на всё, кроме задачи, которую я желал услышать как можно скорее. – Все слышали про инцидент с утечкой биологических отходов и заражению нынешней карантинной зоны? Так или иначе, сегодня вы проникните в неё и должны будете зачистить первоначальный периметр, на котором мы сможем оборудовать передовой научный комплекс. Вам выдадут снаряжение, которым вы пользовались на тренировках. Всё так же, как и на симуляциях: зашли и вышли, ничего более.

    Батя посмотрел на этого учёного, как и мы все. Ни о каких «снаряжениях» и речи быть не могло. Тем не менее, почему-то промолчав, он зачитал последний монолог, перед тем как расстаться с нами. Последний час мы молились о прощении, обращаясь к самим себе. Это успокаивало каждого, даже самого неуверенного в себе человека. Мы общались сами с собой, выпрашивая у внутреннего «Я» прощения и наставления, после чего нас всех построили вновь, и мы выдвинулись по пылающей жаре в сторону места, где всё началось.

    Исправительная бригада.

    Построившись перед входом, нас всех заставили раздеться и переодеться в ранее неизвестную желтоватую униформу. Учёный считал, что мы были подготовлены к этому, поэтому, нам были выданы дополнительные баки с жидкостями, в которых находились реагенты и смеси для борьбы с заражением.
    Первоначальной целью являлась зачистка сектора, а уже после – сбор данных и их анализ. Раздав огромные цистерны самым сильным парням и дав нам буквально полчаса на изучение механизма подачи смесей, меня вытянул из всей толпы Батя, который обмотал мои предплечья красной изолентой, выделяя бригадира. Он дал мне пару наставлений, после чего похлопал по спине и обнял, как родного сына, далее отправив готовиться к предстоящему.
    Начинало постепенно темнеть. Услышав приказ по рации, я построил личный состав и обратился к нему с короткой воодушевляющей речью, обозначив чёткие группы «Альфа», «Браво», «Чарли» - каждая из которых должны были исполнять свои задачи и в конечном счёте встретиться на той самой отправной точке, где должна была в своё время прибыть группа «Молота». Отряд построился и перешёл силовое поле, проходя мой прошлый путь и разделяясь в районе морозильной камеры, которую моей группе предстояло расчистить и обустроить как некоторый перевалочный пункт для всех групп.

    [​IMG]

    Убив на это не более двух часов, мы почти сразу приступили к проверке всего имеющегося инвентаря, и, по её завершению, выдвинулись вглубь катакомб. Всё это время на рации царила гробовая тишина. Я приказал парням подсоединить шланги к цистернам и постепенно выдвигаться вперёд. Настроив частоту, наша группа вышла на связь.

    — Это «Альфа». «Браво», «Чарли», доложите по обстановке.

    — Докладывает «Браво» группа. Всё чисто. Движемся по намеченному плану. Всё под контролем.

    — «Чарли» на связи. Вступили в бой с некротиками и паразитами на нижних уровнях, несём несущественные потери. Отряд продвигается через тяжелое сопротивление местной флоры и фауны.

    — «Альфа» принял доклады. Отряды, не трогать посторонние предметы. Вести строгую зачистку по намеченному плану. Подземелье может быть заминировано прошлыми группами, погибшими при инциденте. Конец связи.


    Убедившись, что всё под контролем, я догнал мою группу, которая оперативно развернулась на пороге входа в место, где я потерял двоих бедолаг. Яркий свет переносных прожекторов осветил настоящее пристанище для местных существ и растений, так же показывая мне и тела ребят, что так и не остались обглоданы местными существами. Они намертво прилипли к полу, как и их новые «хозяева» в виде крабов. В этот раз, наполненный решимостью, я спустился вниз, начиная собирать образцы каждого отдельного растения в переносные контейнеры, пока группа подносила распылители со смертельным ядом, который буквально дезинтегрировал флору и фауну Зена. Пока длилась зачистка, я отошёл в коморку неподалёку, чтобы свериться с показателями и запаковать объекты для изучения.

    [​IMG]

    Разложив контейнеры в ящики для хранения, я взял один из них на пробу, осторожно поместив его под тусклые лучи полевого освещения, пока наши техники разбирались с проводкой. Вскрыв контейнер, я поднёс к нему устройство для измерения показателей, которое работало как микроскоп и позволяло мне наблюдать за клетками, попутно получая на свой дисплей справочную информацию из источников Альянса. Я погрузился в дотошное изучение этого вопроса, заметив, как «основа» для всей этой биомассы приживается уже и в контейнере, располагаясь в нём не как пластилин, а плавно переходя жидкое положение, напоминая собой ртуть. Посмотрев в микроскоп и ознакомившись с анализами, я узнал, что оказывается, эта биомасса вполне себе является частью одной большой системы, невиданно связанная чем-то. Она дёргалась как живой организм, не имея сил покинуть контейнер, который я тут же захлопнул и загерметизировал, поступив аналогично и с остальными образцами. Эти сведения помогут мне в будущем понять природу этого явления. Именно этот момент стал переломным в моей жизни, положив начало изучению всех этих организмов и успешное использование их свойств в медицине. Но на тот момент мои мысли перебил крик в рацию:

    — ЭТО «ЧАРЛИ»! ЭТО «ЧАРЛИ»! У НАС ПОТЕРИ! БРИГАДИРА РАЗОРВАЛО НА ЧА-… - и больше ни слова. Я услышал крик и отчётливый звук того, как дряхлое человеческое тело разорвали на части, не оставив ему и шансу противостоять.

    К сожалению, мне пришлось ответить им на рацию об этом, в этот раз смелее, чем когда-либо я мог в своей жизни:

    — «Альфа» на приёме. «Чарли», «Браво» - доложите ещё раз. «Чарли» - отступить на плацдарм. Покинуть зараженный участок.

    — Это «Браво». Мы Вас приняли. У нас незначительные потери. Верхние этажи зачищены.

    — «Альфа-старший», это «Альфа-младший», мы завершили зачистку. Были обнаружены останки тел группы «Молот». Вести к вам?

    — Так точно.


    Услышав то, что я не должен был слышать, я неспеша собрался, забирая свой исследовательский набор перед встречей с самым главным страхом в моей жизни: реальностью. Бригада доставила мне тела лишь троих: лидера группы, его заместителя и личного медика. Это всё, что осталось от некогда самого боеспособного подразделения города. Тем не менее, результат меня удовлетворил. Я скомандовал всем группам объединиться, назначив одного из бойцов за старшего. Их новой целью было зачистить всё, что здесь было доступно. Эта часть катакомб должна была стать нашей любой ценой. В этот момент мною двигал лишь результат и желание разобраться в том, как эти чуждые человеку растения и животные убивают нас. Схватив за руку заместителя, я прошептал ему: «Найдите мне чёрного и обычного крабов». – после чего отпустил его, окунаясь во вскрытие в полевых условиях. Мне было максимально безразлично вскрывать тела такого рода высокопоставленных юнитов. Я желал разобраться в том, что происходит.
    Вскрыв тело одного из них, я обнаружил, что вдыхаемые обычной маской сотрудника бактерии спокойно проходят через фильтр, лишь обезвреживаясь системой защиты. Так или иначе, со временем, они оседают в телах людей в любом случае, постепенно восстанавливаясь за счёт тепла. Вывод был идеально простым: образец «А-104» или «Грунт» имел свойства неоднозначные: с одной стороны, он размножается спорами. С другой стороны, обычные бактерии этого образца сами по себе, при идеальных условиях, эволюционируют в споры и развиваются в своём носителе. Это подтверждалось прежде всего тем, что оба юнита: и командир, и заместитель, погибли в одном месте. Только первый был поглощён грунтом полностью, когда заместитель же наоборот, надышался им и умер от удушья, когда в дыхательных путях окончательно осели остатки грунта. Постепенно, они начали распыляться и расти, от чего из его почти разложившегося рта виднелись стебли Зена. Эта незавидная смерть отличалась от той, что постигла их медика. Сотрудника, вероятнее всего, отбросило чем-то очень сильным в сторону, из-за чего его поглотил грунт, что сохранил целостность ткани. Его ноги были черными, когда я очистил их от грунта и порвал штанину. Грунт сохраняет то, что в нём лежит, постепенно поселяясь в нём и за достаточно долгие промежутки времени начиная медленно разлагать человека, когда его необходимость в виде носителя более не нужна. Он поддерживает «жизнь», какие-то «процессы», судя по всему, когда захватывает тело, оставляя его в пограничном состоянии, примерно в районе нескольких часов после гибели. Исходя из этого предположения, черные ноги медика объяснялись тем, что его перед этим атаковали хищные паразиты – крабы, которые и убили его своим ядом. С этим мне предстояло ещё разобраться, но до тех пор – я стремился разузнать больше об этих растениях. Животные меня не так сильно интересовали на этом этапе.

    К моменту как я разобрался в причинах смерти группы «Молота», бригада вернулась обратно, но уже в значительно меньшем количестве: оборванными, уставшими, но живыми. Я набросился на заместителя и крепко обнял его, как и всех остальных парней, вопрошая: «Что случилось? Где все?» - на что мне справедливо ответили: «Отряд уничтожен. Мы столкнулись с нашествием паразитов на последнем этаже. Отряд «Браво» пожертвовал собой и заблокировал им путь, запустив системы зачистки и дезинтегрировав себя вместе со всей заразой, что была в комплексе. До этого мы восстановили системы подачи энергии в комплексе. Всё работает в штатном режиме». Моей радости не было предела. Я немедленно связался с учёным.

    — «Земля», «Земля», это «Бригада». Вы на приёме?

    — «Бригада», «Бригада», я – «Земля». Мы на связи. Говорите.

    — «Бригада» выполнила свою задачу и успешно произвела зачистку всего комплекса. Докладываю об уничтожении 90% личного состава. Как поняли? Отбой.

    — «Земля» к «Бригаде». Отлично Вас поняли. Что по образцам?

    — «Бригада» к «Земле». Мы обнаружили группу «Молота». Всего оставалось их трое. Все погибли.

    — Мх-х… - послышался тяжелый, томный вздох в рацию. – Вас понял, парни. Закругляйтесь и выходите оттуда.

    — Э-э… «Земля» … У нас дополнительный доклад. Разрешите?

    — Докладывай, индекс. – ему явно не хотелось вести разговор со мной.

    — Индекс-108 провёл полевые исследования и установил причины смерти группы. Вам что-нибудь известно об образце «А-104»?

    — Никак нет, Индекс. Неизвестно. Возвращайтесь на базу, там обсудим. – в его голосе что-то содрогнулось, будто бы он понял, к чему я веду.


    Мы вернулись в расположение со всеми собранными анализами и телами, которые я передал учёному и его бригаде. Он же подозвал меня к себе и провёл к себе до научного блока на верхних этажах Нексус-Надзора, где мы беседовали всю ночь о причинах гибели группы Молота. Андерсона действительно заинтересовала моя информация, на что он предложил мне провести парочку совместных исследований, но уже в лабораторных условиях. Он был в искреннем восторге от того, что я ему рассказывал, как маленькому ребёнку. Все теории учёных Надзора были сомнительными из-за отсутствия каких-либо возможностей получить необходимые образцы. Мистер Андерсон оказался в действительности очень приятным и обходительным собеседником, который заприметил мой энтузиазм, когда речь зашла об использовании флоры Зена в медицинских целях. Мы провели пару совместных исследований, которые были далеки от идеала, но подтверждали множество теорий о строении существ из пограничного мира, а также развеивали огромное количество мифов о флоре. Я настоял, чтобы он взял меня с собой на испытания, на что Андерсон ответил не особо искренним соглашением, о чём он вскоре пожалел. Вспоминая учения Бати, я направил пылкий ум учёного в нужное русло, благодаря чему ему удалось установить, что личинки муравьиных львов и их экстракт отлично взаимодействуют с некоторыми образцами, нейтрализуя пагубное влияние биогеля на организм человека в случае, если врач перебарщивает с дозами. После этого, Андерсон вызвал меня на разговор:

    — Я ценю Ваш вклад в науку, Индекс. Я хотел бы… Искренне поблагодарить Вас и предложить… - он запнулся, явно никогда до этого, не предлагая никому подобное. - … сотрудничество. Как Вы на это смотрите?

    — Я с удовольствием приму Ваше приглашение, мистер Андерсон. Но я хотел бы узнать о судьбе оставшихся членов бригады. – что-то заиграло во мне. Сердце само высказало это. Я был обязан спросить у него за личный состав.

    — М-м… Оставшиеся юниты будут переведены в свои прошлые подразделения. А что, у Вас есть какое-то предложение? – наивно и невинно спросил он у меня.

    После этого, мы всю ночь обсуждали в ярых дебатах необходимость перевести оставшуюся бригаду в тот же самый отдел, что и меня. Я был у них в долгу за мой успех. Меня научили любить и ценить моих коллег и товарищей. Ценой крови.


    Искупление.

    [​IMG]

    Громкая тревога разбудила меня, заставив подняться и собраться в полное боевое обмундирование. Я выбежал из казарменного расположения в неизведанный ранее коридор, рванув туда, куда глаза глядят. У меня на поясе висел мой верный револьвер, который я схватил в правую руку и привёл в боевую готовность. Плутая среди бесконечных коридоров, моим глазам попалась дверь, за которой было синее свечение. Я без раздумий выломал её, ворвавшись туда. Ноги в какой-то момент перестали слушаться меня, из-за чего тело рухнуло с грохотом на пол в каком-то заброшенном комплексе. Подо мной начала образовываться лужа чёрной крови, а из глаз начали течь кровавые слёзы. Впервые за всё это время моё сердце было наполнено решимостью встать, схватив револьвер в обе руки. К тому времени ко мне надвигался огромный силуэт в броне, громко ревущий женским, искаженным плачем: «Эми-иль! Эми-и-иль!» - услышав такой знакомый, нежный, сладкий голос, который был мне так знаком, но в то же время и так чужд, я без раздумий спустил спусковой крючок, делая выстрел в голову паразита, что осел на теле незнакомой мне фигуры. Фигура упала на пол с таким же грохотом, что и я, показывая моим глазам искажённое лицо неизвестного человека, в чьём горле было непонятное устройство, имитирующее голос. Недолго думая, я бежал по коридору, пока в ушах не начало звенеть всё более и более ярко, звонко: «ЭМИ-ИЛЬ! ЭМИ-И-ИЛЬ! ЭТО Я, ЭМИ-ИЛЬ!» - убивая тело за телом, постепенно пришло осознание того, что барабан моего револьвера не кончается, а орда так и не останавливается. Мне пришла в голову единственная верная на тот момент идея – приставить дрожащими руками револьвер к своему виску и сделать тот самый заветный выстрел, который пробудил бы меня. Животный страх окутал моё сердце, прожигая его и вынуждая отводить ствол. Тихий женский голос шептал мне: «Борись! Не верь им!», вынуждая руку трястись ещё сильнее. В этот самый миг я вспомнил Его учения. Голос плавно перетекал в уже знакомый, настоящий голос. Батя. Я узнаю его приказной тон из тысячи. Он гордился бы мной. Это уж точно. Рука без зазрений совести пустит пулю мне в висок, вынуждая тело проснуться посреди пустоты, представая перед настоящим судом эмоций и мыслей.

    Моё пустое сердце устремилось взглядом на разум, который возвышался над ним. Это был я, в униформе штрафного подразделения, убивающий меня самого в униформе медицинского подразделения, делая ровно шесть выстрелов в голову тому, кто убил из-за своей безалаберности других людей, позабыв о коллективе. Приговор был исполнен. Я посмотрел на самого себя и сказал: «Потерял – отпусти. Не бабу держишь за член на первом свидании, чтобы держаться за него как за родную мать».

    Проснувшись, я осмотрелся, увидев непривычную ранее комнату. У нас на стенде висели фотографии всех погибших штрафников, к каждой из которых была приставлена медаль «Альянса» с индивидуальным индексом. С другой стороны от меня стояла вторая двухъярусная кровать, из-за которой я понял, что нахожусь на такой же. Нас осталось всего четверо. Отныне мы – «Учёная бригада», состоявшая из двух практикующих биологов и двух инженеров.

    С этого момента моя жизнь посвящена поиску средств по борьбе и адаптации флоры и фауны Зена. Именно отсюда и начинается мой путь как «Индекса-108», что прибыл в этот сектор для выполнения своего долга перед Родиной и Альянсом.
     
    Последнее редактирование: 18 июл 2023
    Bavar, FATTYKRAKEN, Sectorielle и 3 другим нравится это.
  2. frodo

    frodo Well-Known Member

    143
    1.399
    93
    STEAM_0:0:155785791

    Что до самого смысла произведения. Приветствую тех, кто дочитал до сюда и может быть встретился с моим кривым языком и способами донести мысль. Старался бла-бла-бла, перейду к сути. Снизу попытался разжевать идею, ответить на какие-то вопросы. Опять же рад критику увидеть.

    Произведение про раздолбая, который получил звание по знакомству. Это же самое знакомство сыграло с ним отвратительную шутку в тот момент, когда его знания на бумаге не сошлись со знаниями на практике. Персонаж получает лютых звиздюлей и видит, что бывает с теми, кто ставит своих друзей на должности и из-за кого гибнут обычные люди, которые этим самым друзьям и доверяют.
    Посыл таков, что его переводят в исправительную бригаду, где человек получает ценные сведения в процессе выполнения своей задачи по прихоти ученого. Лимита в 8к слов мне не хватило, чтобы расписать полные эксперименты, какие-то отдельные финтифлюшки, из-за чего пришлось использовать оговорки в больших размерах.

    Кому интересно, квента на 6750 слов. Я посчитал ненужным тратить оставшиеся слова на то, чтобы допихивать куда-то какие-то огрызки повествования и пытаться их развивать в моментах, где это явно перельётся за 1к слов в одно лишь описание.
     
  3. Jbded

    Jbded Пользователи до 1000

    25
    201
    28
    От концовки такое впечатление, будто бы это квента на представителя одного почившего подразделения ГО, а не на полноценного вумнека пасьянса.

    В остальном, лично мне понравилось. Грамматику разбирать мне лень, да и всё равно не требуется, это сделают за меня более умные люди. Претензии к концовке в духе "почему его одного отправили в ИСС-17? Куда делись остальные члены учёной бригады и почему вообще их убрали из-под командования Андерсона?" можно развеять тем, что всех разделили по различным секторам для большей эффективности и они до сих пор отчитываются именно Андерсону, ибо тот - важная шишка среди всех научных объединений Земли.

    Но это додумал я, а я не все. Остальные могут и претензию за подобное выкатить.
     
    Glen32 и frodo нравится это.
  4. Sectorielle

    Sectorielle Well-Known Member

    26
    535
    78
    К1 | Объем рассказа - 3/3
    - объем рассказа - 6750 слов.

    К2 | Языковые и речевые нормы - 9/10
    В рассказе присутствуют следующие нарушения языковых и речевых норм:
    - нарушение в употреблении падежной формы с предлогом;
    - тавтология, ошибки невнимательности, нарушение правописания приставок.


    С1 | Главный герой - 5/5
    - главный герой проработан полноценно. Существует глубоко вложенный смысл в реализации характера. В ходе повествования читатель узнает, чем вызваны изменения в психике персонажа.

    С2 | Второстепенные герои - 5/5
    - отсутствие антигероя не влияет на картину второстепенных персонажей. Каждый из них проработан достаточно хорошо для выполнения своей практической роли в рассказе. Инструктор заслуживает отдельного внимания, так как сделан по закону жанра.

    С3 | Сюжетные линии и повороты, развитие - 5/5
    - сюжет полноценен и не прерван нигде. Повествование идёт последовательно, любые ответвления от главной линии имеют своё предназначение в ходе повествования и влияют чем-то на главного героя.

    С4 | События - 8/10
    - события проработаны хорошо. Течение первой главы создаёт некоторые вопросы (подробнее в рецензии).

    С5 | Учет специфики вайтлиста в сюжете - 3/5
    - предпринят неклассический переход в вайтлист ученого. Практическая должность, занимаемая главным героем, относится к устройству фракции косвенно, несмотря на присутствие описания какой-либо научной деятельности в работе.


    Н0 | Концепция 3/3
    - автору удалось создать и проработать полноценную концепцию в рассказе с использованием сеттинга HL: A.

    Н1 | Описание - 5/5
    - присутствующие в тексте описания весьма полноценны, они дают представление о локациях, лишь иногда смущая количеством излишне повторяющихся слов (К2 — тавтология). Присутствующие в работе картинки помогают дополнить описания многих локаций.

    Н2 | Заспамленность текста - 38,8% - 4/5
    - на процент заспамленности текста влияют речевые конструкции, содержащие тавтологию и повторяющиеся выражения.

    Н3 | Количество воды в тексте - 26,6% - 5/5

    Всего 55/61 —> 90.1%/100%


    После прочтения сего творения, захотелось глубоко вздохнуть. Рассказ временами тянет душу за струнки. Это означает, что я вижу драму. Впервые за этот конкурс я замечаю что-то, что меня зацепило (не считая одну работу, за проверку которой я не взялся).

    Отсутствие драмы — это отсутствие творчества, отсутствие художества в произведении. Произведения без драмы не цепляют читателя, не могут претендовать на пробуждение каких-либо чувств.

    Но это не тот случай.

    Умение автора тонко передавать ощущения персонажа при помощи не очень детальных, но в то же время содержательных речевых конструкций приятно удивляет. Выбранный способ повествования ведет читателя за руку, демонстрируя эпизоды, как это делает гид в музее. Местами проглядывается немного недовершённое умение автора пользоваться средствами выразительности и речевыми оборотами — много где нас встречает что-то смежное между анафорой и эпифорой, что вместе смотрится, как тавтология. Ошибки невнимательности, местами — неправильное использование падежных форм, путаница с вводными и вставными конструкциями, но в целом это почти никак не влияет на картину рассказа.

    История встречает нас в довольно агрессивной обстановке, в которой немного сложно понять что к чему. Единственный вопрос, касающийся логики сюжета, кроется непосредственно в использовании отрядов Гражданской Обороны в устранении подобного рода форс-мажоров. Хочется задать вопрос — а где, собственно, сотрудники сверхнадзора?.. Нет, я знаю, что на сервере принято стирать линию между этими двумя понятиями и передавать часть обязанностей ОТА сотрудникам ГО, но вопрос к рассказу всё равно открыт. Моя позиция такова: сюжет и события — это то, что автор вкладывает в своё произведение лично. Течение истории должно раскрывать героя с разных сторон, и это происшествие, безусловно, играет важнейшую роль в раскрытии черт характера Индекса-108, но! Мы должны подчиняться канону и уважать его начала. По такому случаю, думаю, чтобы не сделать хуже, можно было бы во весь этот балаган первой главы добавить пару абзацев про содействие сотрудникам сверхчеловеческого отдела. На этом все вопросы про сюжет у меня исчерпаны.

    Проглядывается опыт автора в разного рода сложных ситуациях при игре за сотрудника Гражданской Обороны. Это сыграло важную роль в полноценности рассказа.

    В главного героя вложен глубокий смысл. Обстоятельства, созданные для описания характера, прекрасно передают переживания и эмоции, выстраивают полноценность повествования вкупе с её лаконичностью. Есть люди, думающие, что разглагольствовать на такое количество слов — излишество, но я бы посоветовал им приглядеться к этой работе, потому что только объем в унисоне с лаконичностью (не краткостью и недосказанностью!) может дать такую проработку герою.

    Обидно. Обидно за главного героя, обидно за автора, потому что прекрасный рассказ требует натяжки, чтобы выглядеть совершенным для желаемой награды. Осадок, оставшийся после прочтения квенты, не позволит мне кидаться словами по типу "отклонено" или "не соответствует", однако вопросы про реализацию персонажа, про его интеграцию в существующее негибкое и краткое устройство ученых альянса, не предполагающее дочерних структур, останутся открыты.

    Думаю, я перекинусь парочкой слов с автором в личных сообщениях, чтобы понять, как именно он видит персонажа, если работа будет одобрена. В остальном, более претензий не имею. Если автор хочет, он может добавить момент в начале по моей рекомендации. Надеюсь, смог выразить свою восторженность подобной работой. Спасибо автору.


    ОЦЕНЁННЫЙ РЕЗУЛЬТАТ: 9.0
    ★★★★★★★★★☆

    Как я уже сказал, не смогу конкретно выразить мнение касаемо одобрения или отклонения. Концепция нова и до меня никем не проверялась. Я бы одобрил этот рассказ, потому что он меня зацепил довольно сильно. Не знаю, что на это ответят сверху, но, думаю, решение в любом случае будет объективным.
     
    N0r.e.X Paradoks, FL1NN, desertpasha и 4 другим нравится это.
  5. jordison

    jordison Well-Known Member

    218
    929
    93
    У меня сомнительное чувство дежавю. Илья, я знаю, ты тут.
    А вообще - могу порекомендовать написать квенту на 12 тысяч символов для разработки виагры и помучить в тексте какую-нибудь гражданочку, которая будет пихать в себя пистолет и трахать алюминий. Заодно и бана можно не бояться - отыгровка же будет слышна только в разделе квент, а не на плац, разные кабинеты и прочие прилегающие территории.
    [​IMG]

    я даже выделять не хочу этот момент. как-то зацепило взгляд в моменте чтения.
    какой вежливый диспетчер попался.
    знаю я одну бригаду Молота.................
    как будут работать пенсии при Альянсе?
    я уж не знаю, СПГС ли мой работает, но в этой квенте чрезвычайно много отсылок. чрезвычайно. masterpiece. не иначе.

    Фродо в написании чрезвычайно помогла долгая игра за Оборону и (О БОГИ) знание режима, вселенной. Обрадовал перенос грустных реалий в текст. Да, Оборонцы - те же самые люди! И так называемые кентовки, блат и прочие явления хорошей дружбы для них не чужды. Здесь это показывается весьма явно, как и последствия (которые, увы, в реальности проявляются не всегда). Идея того самого преступления и того самого наказания чревычайно обрадовала. Вроде бы ничего сложного, это у всех вертится на языках.
    И даже...
    Простота в деталях? Крайне хорошо вышло.
    Просто с точки зрения задумки? Просто. В плане того, что до этого даже догадываться не надо. Герой по связям получает звание выше, обсирается и получает по заслугам. И получение люлей меняет его, перенастраивает на новый лад, делает совершенно другим человеком. Казалось бы, семь пядей во лбу иметь не надо, чтобы такой план придумать. Однако эти самые семь пядей нужны, если ты их реализовываешь. Чертовски хорошее произведение.

    Несмотря на объём весь текст пролетел незаметно. Написано хорошо (хоть и периодически мелькают незначительные ошибки, упущенные тире и запятые) и крайне щедро на слог.
    Пожалуй, сие творение без проблем станет пятой квентой, которую я прочёл не через силу, а с удовольствием. Это шикарно. Чрезвычайно сильная работа.
     
    frodo нравится это.
  6. Kovta£r

    Kovta£r New Member

    5
    7
    3
    Единственное хочу понять. . .
    Как ты сделал такие приколдесные картинки?
     
  7. Murloc Nicholas

    Murloc Nicholas Well-Known Member

    421
    8.897
    93
    В интернете нашел. Видно же, что в одной из картинок марку автора
    upload_2023-7-23_14-33-48.png
     
  8. Бруня Брунькофф

    Бруня Брунькофф Horned contributor

    441
    5.903
    93
    Хочется, уж прям ручки трутся написать про квенту Фродо. Это лучик света, который я ждал на форуме, но я в один момент просто начал сильно смеяться. Спасибо, мне этого явно не хватало. Теперь что же вызвало у меня столь бурную эмоцию? Скорее всего то, как Фродо начал упоминать своих друзей, а про меня и не слово. Мда-а-а-а-а, вот значит какие мы с тобой друзьяшки, знакомы с 2019-ого, а ты упоминаешь тех, кого знаешь год, полтора :( :( :( :( :( :(
    Но да ладно, на самом то деле я почитал краткую сводочку о сюжете, скажем так, сцена после титров. Автор писать красиво умеет, за это респект, однако вот смотришь порой на квенты и замечаешь крутые моменты как человек стал тем же учёным из ГО, потому что попал в штрафбат и чудом попал к какому-то врачу. ХМММММММММММММММММММММММММММММММММММММММ. Учитывая то, что штрафбат на сервере жалкая пародия на то, что указано здесь. Но да ладно, всегда воля автора закидывать в пекло своего персонажа, а если это сделано умело, то про это можно и забыть. В трусики к 19-ой, ой, точно, это же не сервер. В трусики к неизвестной сотруднице залезть успел, пощупал, да убили её. Травму отписал нормально, я думаю в такой же ситуации если бы не пришёл Александр Григор... кхм, некий учёный, то тогда бедолагу также пинали бы. Под конец два кошмара, сон во сне, а потом проснулся. Неплохо.
    1/10, арбузов нет.

    ладно, 10/10, работа хорошая
     
    N0r.e.X Paradoks и frodo нравится это.
  9. frodo

    frodo Well-Known Member

    143
    1.399
    93
    отсылка на ратибора если что, про пышную сотрудницу
     
  10. Lorane152

    Lorane152 Monkey

    118
    1.060
    93
    Привет.
    Квента не без греха, кое-где были замечены мелкие косяки, но в целом, они не сильно влияют на понимания происходящего.
    На самом деле, хоть квента и средних размеров, читается достаточно быстро, авторский стиль повествования, лично мне нравится, думаю что оформление квент подобным образом вполне не плохо сказывается на погружение.
    Люди выше уже дали свою объективную рецензию, кое-где с ними я соглашусь, а кое-где нет, но в любом случае, это одна из сильных работ которые были прочитаны мною на протяжении всего времени, даже не смотря на мелкие косяки, автор полностью раскрыл характер будущего персонажа, что мне определенно нравится.

    Так же, хочу подчеркнуть что в тексте нету дурацких тайм джампов, история подается вполне себе плавно, каждое событие, так или иначе расписывается в квенте, сюжет идет медленно но верно, я не замечаю факта того что работа писалась в спешке, на оборот, выглядит как логический завершенная история.

    Автор молодец, квента и правда получилась хорошая, читать приятно, еще и с картиначками!1!
    Думаю что пропуск в ученые будет вполне заслуженной наградой за квенту.

    Как-то так, всем добра и удачи.
     
    FL1NN, desertpasha, frodo и ещё 1-му нравится это.
Статус темы:
Закрыта.