Необратимость.

Тема в разделе "Архив", создана пользователем antonkomissar[UA], 17 июл 2019.

?

сколько будет 2+2 (проверка на робота)

  1. 5

    4 голосов
    12,9%
  2. 9

    5 голосов
    16,1%
  3. автор ты дебил :/

    22 голосов
    71,0%
Статус темы:
Закрыта.
  1. antonkomissar[UA]

    antonkomissar[UA] Пользователи до 500

    159
    3.315
    93
    Мама я не хочу умирать.
    Чтиво не для всех, в местах иногда скучно, иногда противно и омерзительно.
    Деепричастные обороты могу, умею практикую.
    Тьфу ну нах!
    __________________
    Необратимость.



    Глава 1: Как прекрасен мир.

    Ночь постепенно отступает, а темнота становится не такой густой. Пройдет пару мгновений и тьма начнет полностью уступать свету. За чертой разрушенного серого города начинает брезжить светлая полоска. Она начинает разрастаться. Там, где несколько минут назад была светлая полоса, вдруг начало все покрываться алым пламенем. Первые лучи небесного светила появились, игриво румяня небо, заливая все вокруг приятным, а в некоторых местах мягким сиянием.

    И вот, солнечные лучи освещают мир. Здесь птицы не поют, не слышно ни единого звука живого существа, жизнь покинула это место. А тем временем, заря начала разливаться по всему небу. Оно становится алым, полыхает заревом.

    В городе еще тишина, она не нарушалась местными обитателями. А ведь пару лет назад, тут кипела жизнь обычного маленького городка, выживавшего за счет местных предприятий и внушающей размерами швейной фабрики. Странно, что в малозаселенном городе был канал, который проходил прямо в центре города. Вот только сейчас он полностью высушен, а здания более не казажутся такими же, как раньше. Стекла в окнах побиты, осколки тех уже пару лет коптят асфальт. Поваленные столбы и деревья придавали грустную атмосферу. Разбитые бутылки, раскуроченная бытовая техника, металлический хлам, раскиданный по улицам. Повсюду валяются кирпичи и камни, оставшиеся от разрушенных стен многоэтажек. Обвалившиеся лестницы, асфальтовые и каменные дороги обросли мхом и прочими зарослями, придавая некоторые краски серому, монотонному городу. Мост, несколько лет назад протянувшийся над каналом, уже наполовину торчит из высушенной ямы, сверкая своими металлическими частями, которые покрылись слоями ржавчины. На улицах застыла техника: легковые автомобили, грузовики и автобусы, изогнутые, выгоревшие и обесцвеченные, показывали, что тут было военное столкновение.

    Битва тут продлилась пару минут. Великая и могущественная, тоталитарная империя Альянс показала, кто новый хозяин этой планеты. Люди порабощены, служат своим новым слугам. Можно подумать, что инопланетное вторжение – кара за все грехи человечества, совершенные на протяжении многих веков. Судный день, а как иначе? Теперь, все с нетерпением ждут Второго пришествия Христа.

    Солнце поднималось все выше и выше, золотя вершины развалин. Оно начало припекать. Утренний воздух чист и свеж. Легкость свежего утра постепенно станет очередной дневной жарой. Утро вступило в свои права. Теперь тепло и свет будут править этим миром, пока не наступит пора вечерней зари, которая огласит окончание очередных суток.

    Было часов девять. На разбитых улицах уже стояла страшная жара, к тому же духота, летняя вонь, знакомая малочисленным обитателям этого города, не имевшим возможность найти место для проживания хоть немного лучше. В некоторых местах лежали человеческие останки, которые никто не убирал, давая им преобразоваться в скелет, на котором еще можно было заметить тряпки, в прошлом именуемые одеждой. Все эти вещи довершили отвратительный и грустный колорит картины. Чувство глубочайшего омерзения мелькнуло на миг в чертах женкой особи, идущей по дну высушенного канала. Особь была ростом выше среднего, мрачные серые глаза, русая, тонкая, тощая фигура. Типичная представительница женского пола в условиях дефицита пищевых продуктов. Она шла, склонив голову вниз, впав в глубокую задумчивость, а если немного присмотреться - то в некий анабиоз, хотя и временный. Остановившись у самодельной деревянной лестницы, сделанной местными умельцами, она задумалась о своем желудке. Кажется, он не переваривал пищу уже целых 2 дня.

    Она была очень худо одета. Грязные саржевые штаны, черные как уголь ботинки, покрытая слоем пыли тонкая ветровка. Впрочем, в этих лохмотьях было не стыдно выйти на улицу, иной одежды найти тут невозможно. Столько презрения к этому миру накопилось в ее сознании, что, став перед лестницей, она тяжко вздохнула и тихо произнесла очередное матерное слово. Вытащив руки из кармашков она обхватила перекладину, уперлась ногами на первую ступень лестницы и начала подыматься словно к "небесам ", а на самом деле - на бывший тротуар. Встряхнув руки, устойчиво стоя на плоскости, девушка обнаружила на правой ладони красненькую точку. Присмотревшись, поняла, что посадила деревянную занозу, скорчила недовольное лицо после чего большим и указательным пальцами правой руки попыталась извлечь инородное тело, сопровождая этот процесс удовлетворенным мычанием, прикрывая глаза. Отбросив деревяшку, она подняла взгляд вверх, закрывая глаза от яркого света утреннего Солнца, после возвращая взгляд вперед, обнаружив перед собой здание. Здание, внутри которого виднелись, уже пустые витрины, выглядело нетронутым. Безнадежно, она начала идти к проему, перед которым лежала выбитая деревянная дверь. Зайдя внутрь, девушка ненавистным взглядом оглядела помещение. Оно было не очень приятного вида. Куски потолка в перемешку с пылью, стеклом и опавшей штукатуркой покрывали пол, металлические витрины, деревянные стойки и столы. Догадаться было не трудно, что ранее тут находился магазин. Правда, что тут продавали узнать было уже невозможно: вывеска отсутствует, товаров давно нет. Все растащили беженцы, коей и была девушка. Пройдя аккуратно к витринам, она рукой провела по древесной основе, раздвигая мелкие осколки стекла по сторонам. От осознания того, что в следующие пару часов она будет голодна, присела на холодный пыльный пол, спиной опираясь на разбитую витрину. Расположив наплечную сумку ближе к себе, раскрыла ее, залезла внутрь той рукой, уже вынимая через пару секунд бутылку, на четверть заполненную прозрачной мутной жидкостью, на дне которой виднелся белый осадок. Перебросив ту в левую руку, пальцами правой руки она раскрутила крышку, отбрасывая ее на пол. Увлажнив губы языком, подняла пластиковую бутылку над собой, подводя горлышко той к устам и обхватывая ее губами, поглощая жидкость, тем самым опустошая бутылку. С нервной дрожью, смяла ее одной рукой, выкидывая ее к лежащей справа от себя крышке. Осознав безнадежность, опираясь руками на пол, она встала на ноги, отряхнув конечности от пыли, заметив то, что не замечала раньше – металлическую дверь с ручкой. С виду, дверь как дверь, ничего особенного. Но девушка нашла в ней что то, что заставило ее приблизиться к двери. Положив руку на покрытую слоем меди дверную ручку, девушка попыталась потянуть ее вниз, но она не поддалась. Фыркнув, пропыхтев, она приложила все силы, дабы потянуть ручку вниз, но только ручка опять не поддалась, а только скрипнула и отпала от крепления, оказываясь в руке. Девушка, сначала ничего не поняв, немного постояла на месте, от злости, с особой жестокостью бросила ручку на пол. Топнув ногой и подняв пыль в воздух, развернулась к выходу, быстрым шагом продвигаясь к нему, она явно была разочарована.

    Глава 2: День продолжается.

    Переступив через порог потрёпанного войной здания, перед ней раскрылась все та же, уже ярче освещенная разбитая асфальтная дорога, за которой тротуар, красиво выделявшийся серой плиткой , а дальше канал, откуда вылезла пару минут назад девушка. Повернувшись на левую сторону, стала идти по дороге, чуть ли не спотыкаясь об лежащие кирпичи и прочий мусор, лежащий тут уже долгое время. Идя вдоль разрушенных зданий, поражающих своей однообразностью и унынием, она не могла выразить недовольства, ни словами, ни восклицаниями своего волнения. Чувство бесконечного отвращения, начинающее давить ее и мутить ее сердце еще в то время, как она подымалась по лестнице, достигло такого размера, что она не знала, куда деться от тоски своей. За окнами трёхэтажных домов не видно жизни, не слышно. Там, монотонно грустно. Даже окна побиты, некоторые выбиты, а в некоторых местах попросту отсутствовали. Если заглянуть внутрь них, открывается вид на помещение ничем не отличающейся от других квартир кухни. Вот теперь в квартирах никто не живет, а значит, кухня утратила свое целевое назначение, как и весь этот жилой район, буквально. Под ногами у нее оказался предмет, выполненный в форме круга. Под прозрачной пластиковой крышкой виднелась шкала с цифровыми значениями, а так же красная стрелочка. Каждый час биметаллическая, пружинка, прикрепленная к оси, расширялась от тепла, заставляя приваренную к одному концу стрелочку передвигаться в сторону увеличения, остановившись, указывая на значения двадцати пяти. Она пнула данный термометр, не задумываясь, что она могла его повредить. Далее по улице заметила здание, пострадавшее от сильного пожара. Некогда прекрасный мансард обуглился, а стены почернели от копоти. Страшно представить что внутри. Но она не старалась задумываться об этом, ее интересовало, как выжить в этом новом, трудном мире.

    Шла она по дороге словно обездоленная, не замечая препятствия в виде поваленных столбов и деревьев. Опомнилась она, когда споткнулась об стальную конструкцию, чудом не ударившись лбом об асфальт. Девушка оперлась руками на пол, встала на ноги, встряхнула их и подняла взгляд на чистое небо, на котором не было ни облака, лишь бескрайний голубой свет и все еще подымающееся Солнце, покрывающее небо светлым пламенем.

    Десятки метров дороги, пройденные за пару минут отзывались в уставших ногах девушки. Наконец она достигла крайнего жилого дома, дверь которого была закрыта, а окна заколочены. Дернув за дверную ручку, она убедилась в невозможности попадания внутрь. Возможно, кто-то там живет или жил, просто так окна заколачивать никто не будет. Она постучала по доскам, которые не давали ничего разглядеть внутри здания. По размерам оно напоминало складское помещение. На свой стук, не услышала ответа или реакции, понимая, что стоит идти дальше.Пройдясь к повороту, слегка высунула голову за угол. Оглядела новый вид, вообще не отличающийся от того, что позади нее. Прошлась вдоль тротуара далее, справа от себя заметила здание, идентично предыдущему магазину, нет вывески, других указательных знаков. Ее глаза засверкали надеждой, что может быть там будет то, что она ищет уже пару часов – еда. Долго не думая, девушка тот час же прошлась к входу, который к ее удивлению был снаряжен дверью, устойчиво закрепленная на петлях. Дверь была распахнутая, а это ее немного смутило и, переступив через порог, как и в прошлом, сразу же оценила своим взглядом помещение…

    Само помещение магазина идентично предыдущему. Скорее всего, строители и дизайнеры особо не заморачивались над своим проектом. Все те же стойки, прилавки, разбитые витрины. Обваленный потолок, пыль, а так же арматура, торчавшая из потолка. Полки витрин, не удивляли. Они были пустые, только осколки окон и стекла покрывали их. Стоявшая у порога девушка прошлась к центру помещения, осмотрев каждый уголок и каждую полочку. Она поняла, что ее желудку стоит поныть еще пару часов, от этого она возненавидела мир еще сильнее. Сделав полуоборот в сторону выхода, навострила уши, заслышав приближающийся звук топота, направляющийся к дверному проему.

    Глава 3: Безисходность.

    Несчастье случилось в самый неожиданный момент, когда она полностью развернулась к выходу. Топот заставил ее понервничать. Пару недель она не видела живых людей. Сердце всколыхнулось, ноги слегка подкосились. На лице выступили капельки пота, а по телу пробежала маленькая дрожь. Топот был не одной особи, а группы людей. Пару секунд и топот остановился, послышалась человеческая речь, мужская, грубая. Девушка стояла неподвижно, не пыталась спрятаться, ее как будто застали врасплох. Из проема выглянула голова мужчины, неопрятного и неприятного на вид, заметив девушку, за головой появилось тело с ногами, которые переступили порог. Мужчина высокого роста с густой растительностью на лице, одетый в лохмотья молча оглядел девушку с ног до головы, улыбаясь.

    - Хей, мужики, смотрите, кого я нашел! – сказал мужик, не сводя взгляда с девушки.

    Девушка промолчала. Мужчина отошел в сторону, давая дорогу подошедшим приятелям. Двое мужчин вошли через вход и став в ряд, начали глядеть на девушку.

    - Вот это подгон, ха-ха! – сказал последний зашедший, закрывая за собой дверь и вставая посередине ряда.

    - Ну что, красавица, давай знакомиться? - произнес крайний, который был чуть ниже приятелей, отправляя руку в карман.

    Девушка опять промолчала, неприятная для нее ситуация. Отступила назад и уперлась в стену, прижалась к ней спиной, нервно оглядывая лица мужчин, понемногу дрожа. Тут ее ненависть к миру заменил страх и неизвестность, что будет дальше. Самый низкий кивнул своим напарникам, доставая из кармана ножик, демонстративно показывая его девушке на расстоянии, делая шаги к той.

    - Выворачивай карманы, сумку свою скидывай, иначе будет худо, хе-хе, - делая шаги к девушке, кидаясь угрозами, запугивая девушку.

    - П-прошу, только не убивайте, - тяжко выдавила она из себя, неохотно снимая сумку с тела, сбрасывая ее на пол.

    Двое мужчин, стоявшие позади дружка с ножом, принялись хохотать во всю, заливаясь громким смехом. Услышав это, парень с ножом повернул голову к тем.

    - На шухере стойте! – совсем без волнения произнес он, вновь поворачиваясь к девушке, бегло осматривая ее сумку.

    - Да тут все равно никто не живет и не ходит, Леха, - сказанул один из мужчин, продолжая хохотать.

    - У меня ничего нет! Отпустите, прошу! – демонстративно выворачивая карманы, показав, что они пустые.

    - Врешь, сука! – злобно сказал парень с ножом, нагнувшись к лежащей сумке, быстро раскрыв ее.

    Сумка действительно пустая, все отсеки пусты, а последнее, что в ней было, бутылка с мутной водой, успешно выкинутая час назад. Такой расклад не удовлетворил грабителя, он лишь отбросил пустую сумку, смотря в девушке глаза.

    - К стене лицом, быстро! И без глупостей, прирежу, - подошел еще ближе к жертве, вытянув нож на уровень ее живота.

    - Да я пуста! Отпустите же! Прошу! – чуть ли не умирая от страха и неизвестности, повернулся к стене лицом, управляясь лишь инстинктом самосохранения, положив ладони на стену.

    - Если врешь мне, ты уже не жилец, - стиснув зубы, своими руками стал прохлопывать карманы девушки и вообще все ее тело, вплоть до ног.

    Снова, в карманах паутина. Ничего не обнаружив, грабитель отошел от нее назад, засмотревшись на ее ноги, взглянув назад, подзывая взмахом руки своего друга. Оторвавшись от стены, бородатый мужик подошел к парню с ножом. Девушка, услышав топот ног за собой, закрыла глаза, предчувствуя беду.

    - Она пустая, нихера нет, только время потратили и себя засветили, - произнес парень с ножом, не сводя взгляд с ее ног.

    - Не отплатила вещами за наше потраченное время, отплатит своим телом, логично же? - задал риторический вопрос подошедший.

    После этих слов, в голове девушки все перевернулось сверху вниз. Время для нее остановилось, пульс участился, сердце начало бить быстрее. В голове перемешалась ненависть ко всему миру и страх, перед будущим, ведь она одна, никто ей не поможет. Ее тело ослабло, побледнело. Руки под своим весом скатывались, пока не расположились по швам. Голова уткнулась в стену, посыпалась штукатурка. От ожидания будущего, с ее глаз стали течь слезы.

    Мужчина с ножом усмехнулся, став позади девушки и положил ей руку на левое плечо, сжав его. Девушка ответила ему дерганием, пытаясь сбросить его конечность.

    - Тише… - тихо произнес грабитель, как только его рука была оторвана от плеча, она тут же спустилась на талию девушки.

    - Убери, свои, руки, - послышался тихий всхлип, вместе с резким отходом вдоль стены, она повернулась к своему обидчику, влажными глазами смотря на него.

    - Подожди ты, я тебя трогал? – вновь улыбка от парня, уже исполняя дерзкие касания ее рук, сверкая острием ножа.

    От девушки он вновь встретил сопротивление, резко она оттолкнула его от себя, невзирая на опасность быть зарезанной. Вдруг напарники Лехи подскочили и направились в его сторону, но он их остановил взмахом руки.

    - Я с ней поиграюсь, - демонстративно взмахнув ножом, подойдя к девушке, приставляя лезвие к ее горлу.

    - П-прошу, не надо, - запнулась и всхлипнула, подняв руки вверх, чувствуя холодную сталь у своего горла.

    - Ты этого хочешь? – надавив тупым концом на кожицу, - Этого? Теперь, заткнись и не произноси ни слова.

    Жертва непроизвольно согнула ноги в коленях, сопровождая это чередой всхлипов. Глаза ее наполнились слезами. Она и подумать не могла, что с ней это случится когда либо. Девушка замерла от ужаса. Напарники Алексея лишь наблюдали картину, как он водит боковой частью лезвия по ее шее, бледноватым щекам и обкусанным губам, ехидно улыбаясь.

    - Пожалуйста… - жалобно произнесла девушка, сопровождая свое слово громким всхлипом , - Отпустите меня...
    Слезные умаления продолжались. Девушка скатывалась вниз по стенке. Какая жалость.

    - Заткнись, я сказал – заткнись! – сопровождая ее щеку, отдалявшуюся от его головы боковой частью лезвия, хватая свободной рукой ее воротник, насильно начиная валить ее на пол.

    Естественно, девушка пыталась сопротивляться, но нож у ее горла, не давал ей это делать в полной мере, под страхом смерти, легла на пол, не хотела смириться с тем, что с ней будут делать. Алексей откинул нож в сторону, переворачивая ее насильно на спину, улегся всем телом ей на ноги.

    - Олежка, держи ей руки, - прижав ее руки к полу, придавливая ее ноги, сводя на нет все попытки освобождения тех.

    Молчаливо, Олег, стоящий в центре помещения, наблюдая за это картиной, тяжелым шагом направился к лежащей девушке. Нагнувшись, перехватил ее руки у своего друга, заводя те ей выше лежащей головы, собирая их в замке, со всей силы прижимая к полу, доставляя небольшую боль и так бедной девушке.

    - А! – закричала она в исступлении, - Хватит! Прошу! – продолжала извиваться, своим телом, показав, что она не хочет этого.

    - Молчи, сука! – Алексей отправил в ее живот сжатый кулак, нанеся по нему точный удар, - Будешь кричать, будет только хуже, - вновь отправляя сжатый кулак, но уже в ее лицо.

    Будучи осыпанной множественными последовательными ударами в живот и в лицо, она перестала сопротивляться, плач не исчезал, слезы продолжали течь по лицу. Когда с нее начали стягивать и разрывать одежду, тело полностью истощилось, ослабло. Скованность тела и боль от ударов приносили неприятные ощущения. Чувства перемешались в ее голове. Во время самого насильнического акта, паника, парализующий страх начали заменяться тупым равнодушием к происходящему. Она смирилась, она поняла, что не сможет ничего поделать. Крик только усугубит ее положение, ведь не каждому насильнику нравится, что его жертва хочет привлечь внимание, а это спровоцирует физические унижения. Застыла, смотря прямо в обвалившийся потолок, моргая глазами, пытаясь убедить себя, что ее тут нет, и с ней ничего не происходит. Но, увы, реальность кажется, порой жестока.

    Парень, стоявший все это время на стреме, большую часть времени заглядывал в окно, с омерзением оценивая происходящее. Хоть он был бандитом, такие действия друзей его не устраивали. Апатично разглядывая улицу в окне, лишь бубнил себе под нос недовольные слова, пока его приятели развлекались с жертвой. Через пару десятков минут Алексей встал с девушки, застегнул ширинку спадающих штанов, продвинувшись к Олегу.

    - Ну давай, твоя очередь, - похлопав того по плечу, - Она уже смирилась, не будет выебываться.

    - Конечно не будет, ты ее вырубил мне кажется, в одну точку смотрит, не убей смотри, - отпустив ее руки, кивая собеседнику, над виснув над девушкой, занимая место Лехи.

    Встряхнув руки, поправив штаны и подняв нож с пола, осмотрев Олега который принялся за дело, окинул зорким взглядом младшего из банды – Максима. Закинув нож в карман, предварительно сложив его, подошел к младшему.

    - После Олежки пойдешь? – со смешком в голосе, задал вопрос.

    - Нет, я не, желаю, - нейтрально произнес Максим, не поворачивая лица на Алексея, уткнувшись взглядом в окно.

    - Да чего ты? - дружески пихнув того в плечо, - не факт что еще одну такую найдем, а ты от такого отказываешься.

    - Я сказал нет, значит, нет, - злобный взгляд, переведя на собеседника, - Что не понятного?

    - Странный ты, Максимка, - сунув руку в карман, достав самокрутку и зажигалку, - Через пару недель сюда вернемся, может, нарвемся на мажоров, хе-хе - обхватив самокрутку губами, поджигая конец той, втягиваясь.

    Алексей был чуть ниже своих напарников, но являлся главным в их троице. Представлял из себя типичного решалу, лысину прикрывал черный кашкет. Серые глаза, шрам на лице, протянувшийся на пол щеки, означал, что в прошлом ему пришлось несладко. Одет в старое изодранное пальто, некоторые пуговицы вообще отсутствовали, некоторые держались на честном слове. Расположившись у стены с самокруткой во рту, удовлетворенно пыхтел, изредка посматривая на Олега. Олег был очень высокий и плотного, что странно для нынешних условий проживания, телосложения. С отвратительно-кучерявыми черными волосами, густой неухоженной бородой, которая вызывала только омерзение. Отекшие глаза от постоянного пьянства, припухшее лицо. В тот момент в его глазах играла радость от происходящего, какая то восторженность, мелькало безумие.

    Глава 4: Обездоленная.

    Прошло пару часов. Солнце прошло через зенит. Воздух до сих пор накаляется, летняя вонь и духота чувствуется в полной мере. Лучики покрывают верхушки разрушенных домов и не только, не оставляя шанса обитателям выйти на дорогу и насладиться прохладным ветерком.

    Никто не заслуживает насилия. Ни один человек, в зависимости от пола, возраста, внешних факторов не заслуживает такой участи. Будь ты добряком, злым человеком, убийцей, грабителем, философом, ты не заслуживаешь сексуального насилия. Человек, который совершил столь аморальный акт, никогда не сможет быть оправдан.

    В бывшем помещении магазина опять тишина, длившаяся пару часов. Ее прервал тихий всхлип, исходящий от измученного тела, лежавшего у стены. Открыв глаза, девушка увидела неизменяемый годами, серый потолок со свисающей ржавой арматурой. Она лежала на спине, ножницами сводя и разводя ногами, скребла пальцами пыльный, грязный пол. Лежала она долго, переворачиваясь с болью в теле, на живот, пытаясь встать на четвереньки. Было видно, как у нее дрожали, подламывались руки. Встав на четвереньки, качаясь, упала на задние части тела, прижавшись спиной к стене, поджав ноги к груди, обнимая их руками. Голова уткнулась в ложбинку между ногами, глаза закрыты. Снова всхлип, который перешел в обильный плач, слезы текли ручьем с ее глаз. Она в шоке от произошедшего недавно, легкая тряска. Теперь не равнодушна к той ситуации, она поняла, что это произошло с ней, а не с кем то другим. Хоть опасность далеко ушла, мысленно она чувствует все эти унижения. Страх и ненависть вновь перемешались в ее голове. Чувствует себя опозоренной, бесстыдницей, но все равно не хочет верить, что это произошло с ней. Физически и морально униженная, забитая в углу, растрепанная, чужая.

    И так еще пару десятков минут, девушка уже хотела встать с пола, как вдруг услышала, со стороны стойки, находящейся слева от нее, мелкий топот, рассекающий тишину и покой. Совсем не осознавая, что впереди, она не сдвинулась с места, наблюдая за проемом между стойкой и стенкой. Через пару мгновений, там показалась мешкообразная туша, передвигающаяся на четырех лапах, кожа существа отдавала бледновато-белым цветом, с желтоватым оттенком. Ранее наблюдав данных существ и зная, что они творят с людьми, прижалась к стене еще сильнее. Не смогла встать из-за боли, провоцируемая прошлыми физическими унижениями. Существо, завидев свою новую жертву, на четырех лапках, ближе подбирается к тельцу, предвещая удачу, забавно шевеля челюстями. Паника, страх перед смертью опять настигли девушку, выпучив глаза, глядя на приближающегося паразита, зубы девушки начали непроизвольно биться друг об друга, лицо еще сильнее побледнело, легка дрожь, заменилась на тряску. Паразит издал писк, став в пяти метрах от своей жертвы и на секунду отойдя от своего места, стал на задние лапы. У девушки вся жизнь пробежала перед глазами, вспоминая самые приятные и неприятные моменты из своей жизни, второй раз за день смирилась, закрыв глаза, готовилась к смерти.

    В этот момент, за разбитым окном, снаружи помещения раздалась яркая вспышка, сопровождаемая резким и громким раскатом выстрела, который явно был отчетливо слышен на пару сотен метров. Пуля калибром 7.62 пролетела четыре метра меньше секунды, пробивая кожный покров, готовящегося прыгнуть, паразита. Задев жизненно важные органы, пуля осталась внутри тела, заставив существо издать пару предсмертных звуков, более похожие на хрип, а затем и вовсе откинуться, отправляясь в мир иной. От столь резкого звука и вспышки, девушка резко дернулась, хватаясь за уши обеими руками, падая на пол. Медленно раскрыла свои глаза, размыто наблюдая фигуру человека у окна, с оружием в руках, не было возможно различить, кто это был, мужчина или женщина, было ясно одно – этот человек только что спас ее от смерти. От утомления, так же медленно закрыла глаза, погружаясь в непроизвольный сон.

    Глава пять: Жизнь?

    Сырость и влажность почуяла девушка, широко раскрыв глаза, увидев перед собой лишь тусклый свет, исходящий со стороны. Заметила, что она лежит на чем-то мягком, на матрасе, а ее тело накрытое изодранным покрывалом. Попыталась встать, опираясь на матрас. Ноющая боль по всему телу до сих пор сковывала движения девушки. Как будто миллион иголок в одну секунду попытались проткнуть ее тело, от безуспешных попыток встать, вновь приняла лежачее положение. Угомон прервал приятный на слух женский голос.

    - Проснулась? – в пару метрах прозвучало от лежащей.

    Лежащая молчала, она не хотела ни с кем разговаривать, замкнулась в себе.

    - Молчит, спишь? – вновь женский голос, - и кто же тебе такие синяки то оставил, да одежду испортил, непорядок.

    Тишина в ответ, услышав про синяки и испорченную одежду. Лежащая девушка, хныкнула, глаза слезятся, а сама с трудом обернулась на левую сторону, складывая под головой руки. Перед ее глазами, в трех метрах появился стол, на котором стояла лампа, издающая приятные огненный свет, перед столом стоял стул, а на нем виднелась сидящая фигура особи женского пола, лица которого не было видно. По краям силуэта можно заметить, что она крепкого телосложения, была высокая, имела темные короткие волосы.

    - Может, ты расскажешь, что с тобой случилось? – неторопливо промолвила сидящая, - Все-таки в одной лодке, так еще и женская солидарность. Чего плачешь то?

    - М-м… - промычала сквозь слезы, - Ничего не произошло, все хорошо, - то ли пытаясь успокоить себя, то ли убедить девушку в правоте своих слов.

    - А откуда синяки? Тебя кто-то избил, с особым пристрастием, лицо в крови, порезы на щеках. Одежда изорвана, тебе стоит мне все рассказать, – все молвила женщина на стуле, утвердительно кивая головой.

    В ответ на это, долгое молчание, нарушаемое хныканьем, а после, трудным переворотом на правый бок, уткнувшись взглядом в стену, выполненную из кирпичей.

    - Ладно, не буду тревожить твой покой. Серьезно же тебе досталось, отдыхай, - послышался звук задвижки стула под стол, а так же топот женских ног, постепенно удаляющийся.

    Последующие свои дни, девушка проживала в классическом подвале многоэтажного жилого здания. Стены, выполненные из кирпича, небрежно скрепленные между собой цементным раствором. Подвал освещала одна керосиновая лампа, стоявшая на столе, тусклым светом покрывая края подземного сооружения. Деревянные ящики, набитые различным полезным и не полезным хламом устелились в ряд, вдоль стены. Так же вдоль несущей стены расположилась притащенная из какого-то общежития койка. Покрытая множественными слоями тряпок, для удобства пребывания на ней в лежачем состоянии. Вход в подвал обеспечивала металлическая покрытая ржавчиной дверь, закрытая на замок. У дверного проема стоит металлический стол, на котором стоит лампа и стопка книг, ручка, карандаш. Под столом стоял деревянный стул, и какой то ящик. Напротив стола и расположилось временное место проживания девушки, матрас, лежащий на деревянных досках. Она не ожидала, что это место станет для нее жильем на несколько недель.

    На следующий день боль в теле утихла, не давая напоминать о себе в каждом телодвижении, раны на лице в скором времени должны были затянуться. Но моральные раны, буду заживать очень долго, а возможно и не затянуться. То, что испытала девушка, никогда не забудешь – это будет вспоминаться ей всю жизнь, и отражаться на ее психическом здоровье. Она раскрыла глаза, завидев перед собой кирпичную стенку, без всяких проблем повернулась на бок, узрев кружку и тарелку с мясом, стоящих на полу.

    - Поешь, тебе стоит набраться сил, исхудала вся, - знакомый голос разрезал завесу тишины.

    Молча и резко вытянув руки из-под одеяла, направив их к тарелке, жадно хватаясь за кусок мяса, поднося его к устам, оскаливая зубы, злобно обкусывая теми мясо, тщательно пережёвывая его, проглатывая и отправляя в желудок, ноющий на протяжении трех дней. Ей не было важно, чье это мясо и откуда, она голодна, а когда человек голоден, он готов съесть другого человека, дабы не погибнуть от голодной смерти. За пару минут навернув мясца, жалобно схватила кружку с водой, запивая все это дело жидкостью. Женщина, сидевшая на стуле, наблюдала за этим действием с ехидной улыбкой, превращая ее в ухмылку.

    - Вкусно? – спросила заинтересовано сидящая.

    - Да, спасибо вам, - положив кружку на пол, опять уложившись на левый бок, наблюдая за собеседницей, ответила девушка.

    - Посидишь у меня пару деньков, пока не поправишься. Хм, к тому же, как тебя зовут? - подвинув стул ближе к собеседнице, внимательно ее слушая.

    - Я-я-я… - долго протянула девушка, не зная что ответить, ведь она реально не помнила, как ее зовут, - Не помню, забыла как зовут, - опечалено выдохнув.

    - О! Так это все меняет, время-я-я, придумать тебе новое имя, - задумчиво промычав, а после, излагая как ей кажется гениальную мысль, - смотря на тебя, таки хочется назвать тебя Тоской, ты не против?

    - Тоска… ага, как раз описывает меня. Ладно, я не против, буду Тоской, - улыбнувшись первый раз за последние пару дней, то ли от обретения нового имени, то ли из-за того что на несколько часов ее не будет мучать голод.

    - Так вот, Тоска, что с тобой случилось? – уже более серьезно спросила девушка на стуле.

    - Я могу тебе доверять? – ответила вопросом Тоска.

    - Конечно, можешь, меня зовут Галина, ко мне так обращайся. Я за тобой ухаживала, пока ты спала, как можно мне не доверять? – разведя руками, закинув ногу на ногу.

    - Хорошо, я расскажу. М-меня… - сглотнув ком, по ее коже пробежала легкая дрожь, - я не могу, это сказать, прости.

    - Послушай меня, дорогая, если ты расскажешь, тебе станет легче, вот увидишь, - пытаясь убедить Тоску.

    - Хорошо, фу-ух, - тяжкий выдох, - Изнасиловали, - прикрыв лицо рукой, пытаясь не погрузится в плач.

    - Кто? Когда? Ублюдки, - со всей злобой, ответила Галина.

    - Их было трое, сначала хотели ограбить, а когда поняли что забирать нечего - сквозь руку на лице проговорила, - Я дальше не хочу об этом говорить, я хочу забыть это и успокоится.

    - Забыть? Ха-а-ах, успокоится? – расхохотавшись, - Не успокоишься, пока не отомстишь им, ты это понимаешь? Посмотри, что они с тобой сделали, испортили твое тело, надругались над тобой, и ты это попытаешься забыть?

    - Прошу, хватит! – завопила Тоска, прижавшись лицом к матрасу.

    - Нет, не хватит. Разве ты не хочешь отомстить? Что бы они получили по заслугам, ты этого не хочешь? – встала с стула, пройдясь к Тоске, нагнувшись к ее телу.

    Тоска не желала слушать слова Галины. Прижав лицо к матрасу, прикрыв уши ладонями рук. Она ненавидела все вокруг в данный момент, даже новую подругу, которая приютила ее и накормила. А Галина, присев рядом с Тоской, начала вести свою довольно убедительную речь: ‘’А ты знала, что ранее мужчины считали нас – женщин, не способными самостоятельно мыслить и действовать? Век за веком, мы были под гнетом патриархата. Наш социальный статус вечно был понижен, грубо говоря, были в оковах. Мы не имели свободы, были рабынями для мужчин. За любые нарушения, установленные патриархатом, нас могли избить, унизить прилюдно, надругаться над нами. А сейчас, когда земное правительство пало, и люди стали свободными, мужчины продолжают вести себя как животные! Посмотри только на себя, какая ты жалкая, та троица издевалась над тобой, делала с тобой что хотела. А ты просто хочешь это так оставить? Нет, пока ты не отомстишь им за их действия, ты те моменты никогда не забудешь и не успокоишься‘’. Для Тоски стало понятно, что Галина не с пустяка такое говорит. Значит, у нее произошло, что то похуже, раз уж она так ненавидит мужской род. Не вытерпев, Галина встала, направившись к столу, взяв лампу, поднесла ту к своему лицу, вновь встав над Тоской.

    - Посмотри на мое лицо, посмотри на него! – яростно завопила Галина.

    Тоска молча, подняла свою голову, плавно повернув ее в сторону воплей. Окинув взглядом ее лицо, ужаснулась, от увиденного, прикрыв рот рукой. Лицо Галины было покрыто глубочайшими шрамами, проходящими вдоль щек. Нос сильно искривлен в левую сторону. Половина губ вообще отсутствовала. Ее лицо настолько изуродовано, что она скорее всего было похожа на персонажа из фильма ужасов.

    - Ну что, знаешь, кто это натворил? – все еще держа лампу на д своим лицом.

    В ответ тишина.

    - В прошлом, я была ничем не отличающаяся от других девушка. Как и все, ходила в школу, после техникум. Там я встретила его, как мне казалось идеального парня. Я с ним быстро сдружилась, гуляли по вечерам, все дела. Но это не важно, в один момент, он напился со своими друзьями, а после встречи со мной, сотворил ужасные вещи, которые ты можешь наблюдать на моем лице, и не только. Я боялась рассказать об этом всем. Меня все начали избегать, не разговаривать со мной, от меня начали отказываться друзья, я стала белой вороной. Но я не оставила это просто так, я отомстила ему, за все то, что произошло со мной, и что начало происходить после. После этого я сменила имя, фамилию и место жительство, сбежав в другой город. Все мужчины, с которыми я хотела познакомиться, избегали меня, увиливали от разговора, иногда даже старались оскорбить меня за мое новое лицо. Я возненавидела их, все мужчины одинаковые. Запомни это.

    Опять тишина. Задумчиво скорчив лицо, Тоска посмотрела в темный пол, убрав руку со рта, сжала зубы. Задумчивость переросла в ненависть. Глаза налились кровью и пламенным взором. Она, захотела отомстить. Теперь в ее мыслях нет сострадания, жалости или сочувствия, лишь месть и равнодушие. Сжала ладони, превращая их в кулаки, поворачиваясь головой к нависшей Галине. Два злостных взгляда пересеклись, сливаясь в одно целое. Девушка медленно кивнула, получая в ответ улыбку.

    День за днем, неделя за неделей, Тоска жила в подвале Галины, которая сильно повлияла на ее разум, убеждая ее в правоте своих слов. В ее распоряжении был лишь матрас, лежавший на деревянных досках, лучшего место для отдыха не найти, трехразовое дневное питание, состоящее из кружки воды, вареного мяса неизвестного ей происхождения, иногда дополнявшегося куском хлеба. В один из дней ее пребывания в подвале, она спросила у Галины, откуда же у нее мясо каждый день. В ответ получала краткие слова, что оно, мол, из консерв, которых полным-полно где то там. Но девушку этот ответ удовлетворял, учитывая, что для еды сгодиться все, что съедобно. Галина иногда отпирала дверь, ведущую из подвала куда-то вверх, оставляя девушку наедине. Тоска старалась по-прежнему сохранять равнодушный и в то же время таинственный вид. Нельзя сказать, что это было легко, ибо она постоянно чувствовала над собой взгляд Галины, хотя и оставалась большей частью в одиночестве.

    Иногда, после прихода Галины, она наблюдала, как та брала в руки топор или нож в одну руку, в другую беря точильный камень, начиная натачивать лезвия тех, к чему то, явно готовясь. Тоска старалась, не давать понимать Галине, почувствовать, какую большую услугу она оказывает ей, каждый день, обеспечивая ее едой, водой и жильем, пытаясь сохранять равнодушие, стараясь не показывать при Галине переживания насчет прошлого. Естественно, находясь в таком положении день за днем, ее сознание менялось в другую сторону. Галина своими словами, действиями и контролем над Тоской, заставила ее ‘’измениться‘’. Она почти полностью потеряла положительные качества человека: сострадание, сопереживание, жалость, обретая хладнокровие, равнодушие практически ко всему, жестокость и ненависть.

    По началу проживания в подвале, Тоску мучали кошмарные сны, заставлявшие ее просыпать в холодном поту, иногда сопровождая их вскриками. Но по мере проживания в замкнутом помещении, эти сны не уходили, но девушка их легко переносила, не боялась тех ужасов, появлявшиеся в ее же снах. Она уже не тот человек, которая была раньше.

    На конец третьей недели проживания в кирпичных стенах в ее разум проник скорее не кошмарный сон, а более тревожный. Стоя на разбитой дороге, она заметила перед собой трех идущих клином мужчин. Первым стоял Алексей, ничуть не изменившийся, все то же хамоватое лицо, лысина прикрытая головным убором, на удивление уже не рваная одежда. Позади него шли Олег и Максим, тоже не изменившиеся, кроме Олега. Его растительность только увеличилась и в длине, и в объемах. Они вошли в тот разрушенный войной город, где и находились тремя неделями ранее. Проходили они вдоль знакомых, ей разрушенных жилых зданий, общаясь на свои темы. Далее она очутилась в помещении магазина, которое она сразу узнала по лежавшей и смятой пластиковой бутылке, лежащей у разбитой витрины. Три мужчины зашли в это помещение, тут же располагаясь в нем ‘’как дома‘’. Все трое достали стеклянные зеленые бутылки, тут же открывая их и поглощая содержимое. Девушка во сне не слышала, о чем они говорят, Алексей, сидя у стены посмотрел на Максима, рукой махнув в сторону входа, указывая ему, что ему снова придётся выполнять роль часового. Сон обрывается.
     
    Последнее редактирование: 20 июл 2019
    KOTAKASI ⁵² нравится это.
  2. antonkomissar[UA]

    antonkomissar[UA] Пользователи до 500

    159
    3.315
    93
    Глава шесть: Исход.



    Она проснулась на следующий день уже рано, после тревожного сна, но такой сон не придал ей силыили слабости, нет. Проснулась она злобная, раздражительная, с ненавистью посмотрев на свое жилище вновь. Что было странно, Галина, куда-то исчезла, а металлическая дверь, выходящая на лестницу, была открыта нараспашку. Вспомнив тот самый тревожный сон, пока не обратила на него внимание. Она сама была тревожная, встав с лежбища, лениво тянувшись к потолку, вытягивая руки, с интересом подошла к столу. На металлическом столе лежала бумажка с какой-то надписью, рядом лежал карандаш. Посмотрев чуть выше, увидела лежащий пистолет Макарова, стальной топор и нож, которые точила Галина ранее. Выдвинув стул из-под стола, присела на него, поднеся записку ближе к лампе. Увидела лишь одну надпись‘’Отомсти!‘’. Она поняла, лежащие вещи на столе, заготовленные для нее. Резко встала со стула, подобрав пистолет. Положив ладонь на затвор, большим пальцем правой руки перевела флажок предохранителя вниз, потянув затвор на себя, а после отпуская его, подавая патрон из магазина в патронник. Теперь, уже подняв, переводчик вверх, положила дулом вниз в карман, потянувшись за рукоять ножа, проделывая то же самое. Споткнувшись об рюкзак, смирно лежавший на полу, без раздумий подняла тот и надела на себя, взяв топор в обе руки, выходя впервые за последние три недели на свободу, из подвального заточения.

    Ступив на деревянную лестницу, ведущую из подвала на выход, услышала скрип под ногами, что стало для нее тревожным знаком. Ее тянуло к свету, быстренько подымаясь к верху, проходя вдоль обсыпанной стены, ступила на ровную поверхность, выглянув на улицу. Сильно зажмурила глаза, отводя взгляд в сторону, прикрыв глаза обеими руками. Три недели без света давали о себе знать. Хорошо, что глаза быстро привыкают и уже через пару минут, она свободно вышла из дверного проема, став позади жилого здания, из которого вышла. Перед ней появилась картина все того же серого разрушенного города, над которым начал властвовать рассвет. Напротив ее стоящего тела, расположились печально знакомые здания грустного города, но теперь она не ни разу не смутилась, в ее голове лишь жажда мести, не более. Нет места состраданию, грусти, жалости, лишь месть, и только месть. Она задумалась, приняв соответствующую позу, и так пробыв пять минут, осознала, что тот тревожный сон, скорее всего, являлся знаком свыше. Пытаясь, вспомнит путь к тому месту, повернулась направо, начиная уверенно шагать к своей цели, обминая поваленные деревья, столбы. Камни, кирпичи, лежавшие на протяжении годов, не сменили своего места. Дойдя до поворота, до здания с заколоченными окнами и закрытой дверью, остановилась, аккуратно выглянув за угол, замечая фонарный поваленный столб вдали, через который в прошлом споткнулась. Она на верном пути, завернув за поворот, прижалась ближе к стене. Проходя быстрым шагом мимо выгоревших зданий и полу руин, крепче сжимая рукоять топора обеими руками.

    Тоска направилась дальше по дороге. Но, словно ощущая на спине своей чей-то взгляд, она оглянулась. Однако чувство оказалось ложным. Никто в спину ей не смотрел. И тут же она поймала себя на мысли: «Обернулась только потому, что мне хотелось позади себя увидеть Галину». И она увидела то, что хотела. Галина шла по направлению канала, на выход из города, спиной к Тоске. На плече висел автомат, а руки были в карманах. Девушка на радостях, уже хотела полностью развернуться в ее сторону, как тут, Галина внезапно исчезла. В душе ее прибойно гудело желание увидеть ее перед собой, но это осталось лишь желанием. Вновь повернула голову к своей цели, приковав глаза к дороге, вновь шевеля ногами точно вперед.

    Минуя метр за метром, смотря только вперед, чуть сбавила скорость ходьбы, а за ним и пригнулась. Оказавшись у здания бывшего магазина с разбитыми окнами, аккуратно выглянула за то, наблюдая в помещении три тела мужчин, лежавшие на полу. Вспомнив о сне, поняла, что это был знак справедливости. Возомнив себя вершителем правосудия, Тоска тихим и мелкими шажками прошлась к дверному проему, переступив через тот, оказавшись в помещении. Ну и вид же ей открылся. Три мужчины, рядом с которыми лежат стеклянные бутылки, указывали на то, что недавно тут была пьянка. Олег, забавно храпев, лежал у витрины, опиравшись спиной и головой на место, где разделялись полки, лежавший, когда то на них товар. Максим, выполнявший роль сторожевого, не упустил соблазна заснуть, используя рюкзак вместе с сложенными ладонями, как подставку для головы. Главарь троицы – Алексей, тихо сопел, лежав у стены, сложив руки у стены. Вот Тоска его и ненавидела больше всего, но не подавала этому виду даже сейчас. Она изумлена. Девушка уде начала думать и прикидывать: достаточно ли у нее сил, что бы в одиночку справиться с троими мужчинами. Но, она посмотрела на топор в своих руках. В ее голове возник идеальный план мщения, полный жестокости и хладнокровия.

    Все три обидчика как у нее на ладони. Поняв, что сама она их в одиночку не перережет, аккуратно положила на пол топор, вынимая из кармана пистолет Макарова, обхватив его двумя руками, нацелившись на голову Максима, а после, резко на голову лежащего Олега. Ехидно улыбнувшись, пальцем опустила флажок предохранителя вниз и, выдохнув, нажала на спусковой крючок. Точный выстрел. Пуля поразила кожный покров головы Олежки, проникая внутрь черепной коробки. В месте попадании пули образовался красный круг, наливавшийся алой кровью. Олег погиб, и по делом его. От столь громкого звука двое еще живых мужчина резко открыли глаза, непонятно осматривая помещении. Тоска в миг же перевела пистолет в сторону Максима, а тот, увидев как в его сторону целиться девушка, даже не успел ничего вякнуть, как получив промеж глаз пулю. Проникая в голову, не оставила шанса на жизнь молодому человеку, у которого еще вся жизнь была впереди. Все происходило так быстро, что главарь группы не успел даже ничего предпринять. За это время успел встать, как тут, на него был нацелен пистолет. Но девушка не спешила производить выстрел, продолжая ехидно улыбаться, едва ли не ухмыляясь, своими горящими глазами проникала в душу Алексея, увлажняя губы красным языком, водим тем по контуру. Ее улыбка исчезла, появилась серьезная гримаса.

    - На колени, - кратко и лаконично, приказала мужчине, держась на расстоянии от него, целясь прямо в голову.

    - Ты это, не убивай только, а? – нервно становясь на колени, заводя руки за голову, смотря в пол.

    - Завались. Теперь, стань на четвереньки и ползи в мою сторону, медленно, без лишних телодвижений, - безумным взглядом смотря через прицельную планку на его голову, продолжая приказывать.

    Мужчина, под прицелом, выполнил волу Тоски, медленно переводя руки к полу, ладонями упираясь в грязный пол. Чуть простояв в такой позе, закрыл глаза, ползя на четвереньках в сторону девушки.

    - А теперь погавкай, собачка, и стань милым песиком для своей новой хозяйки, - мило улыбнувшись, делая шаг назад.

    - Ах ты, сучка, хитрая, однако, - продолжая ползти на четвереньках, гавкая и скуля как собака, подымаясь на колени, выставляя свои руки перед грудью, наигранно пыхча, высовывая язык, имитируя поведение животного.

    - Как забавно, я с тобой только поиграюсь, хорошо? – Тоска подмигнула, кивнув в сторону трупа Максима, - Отгрызи ему мизинец, если хочешь жить, а ты ведь хочешь жить?

    - Да ты сумасшедшая! – завопив во весь голос, - Отпусти меня, ты и так отняла у меня друзей! Чокнутая сука!

    - Ой, а чего это мы такие жалобные стали? – умиляющая улыбка, демонстративно надавливая на спуск, - Выполняй мой приказ, иначе отправишься к своим дружкам.

    Покорено встав на четыре конечности вновь, развернулся в правую сторону, про себя проклиная Тоску, злобно смотря в пол. Прополз он три метра, успев пораниться об битое стекло, смирно лежавшее на полу, лишь вздрогнув от прошлых выстрелов пистолета. Под страхом смерти, Алексей став на колени, руками взяв правую конечность, поднес ее ладонь к своему рту, оглянувшись на девушку. Увидев лишь дуло пистолета, направленного в его лицо, повернув голову к руке, оскалил на желтые от налета зубы, раскрывая пасть, поглощая в полость мизинец, уже трупа Максима. С особой ненавистью, защемил начало пальца между зубами, пытаясь хотя бы прокусить его.

    - Я же вижу, что ты не стареешься, сильнее, - Тоска опять мило улыбнулась, посмеиваясь.

    Но не успела она договорить свои слова, как Алексей промычал сквозь палец и зубы, вцепившись теми намертво. Перевел он свои ладони на кисть трупа, оттягивая его руку от крепкой хватки, уже пытаясь не отгрызть, а вырвать бедный мизинец. Но ничего у него не выходило, лишь прокусив кожу, впиваясь в‘’мясцо‘’, передние зубы слегка обагрились кровь, но не столь сильно. Мотая головой по сторонам, напоминал животного, пожарившего свою добычу. Тоска заметила, как тот тщетно пытается выполнить ее волю, лишь громко смеясь, не сводя с его головы пистолета, скомандовала: ‘’Хватит, ты меня смешишь‘’. Мужчина облегченно выдохнул, отпуская руку Максима, истерзанный палец, выпуская изо рта, поворачиваясь девушке, демонстрируя слабо окровавленные губы.


    - Что, уже не такой крутой как тогда? Мне смешно на тебя смотреть, жалкое ты создание. Стань у стены, лицом ко мне, - сменив тон на более грубый, демонстративно кивнув пистолетом в его сторону.

    Зажав зубы, с полным презрением смотря на Тоску, Алексей покорился, вставая на обе конечности, не сводя глаз с девушки, спиной идя к стене. Стал у нее, спиной прижимаясь к ней, ожидая свою судьбу. А она не заставила себя долго ждать. Тоска, подмигнув, опустила пистолет, нацелившись в паховую область, плавно нажав на спуск два раза. Обе пули точно поразили свое место назначения. Алексей громко закричал от боли, закрыл глаза и вытянув голову вперед, завыл как волк, непроизвольно руками закрывая пах, падая на колени перед девушкой. Тоску это только завело, для нее, мужчина послужил как мишень, нацелившись в левое плечо, произвела еще один точный и удачный выстрел. Удивительно, что он еще не умер от болевого шока, но для Тоски это был плюс, теперь она вполне может еще помучат обидчика, напомнив ему все свои страдания.

    - Ты думал, тебе это сойдет с рук? – произнесла вопросительным тоном, без всяких эмоций на лице, просовывая пистолет в карман куртки, - Ты думал, я просто так об этом забуду? – нагнувшись к полу, обеими руками обхватывая рукоятку заточенного топора.

    Алексей, раскрыв рот, не смог произнести ни слова, кроме стонов. Жалобно смотря на лезвие топора, осознав свою судьбу, невнятно промычал, дрожа всем телом.

    - Я не слышу ответа, дорогой ты мой, - задумчиво наклонив голову вбок, удерживая топор удобнее, - А теперь, ты получишь то, чего заслуживаешь.

    Тоска резко замахнулась топором. Голова мужчины в это время поднялась в ее сторону, жалобно молча, держа руки на паху, истекая кровью. Пару секунд прошло, топор опустился вниз, остро заточенное лезвие со всей силы вонзилось в лобную часть головы Алексея. Лобная кость хоть и крепкая, но такого удара она не выдержала. Тоска вытащила лезвие топора с головы, посмотрев на выпученные глаза Лехи, стремившиеся выпрыгнуть из орбит. Совершила еще один машинальный взмах, который окончился очередным ударом в переднюю часть головы. Оставив кровавый след, с ран потекла алая кровь. Тоска, посмеявшись, отошла назад. С интересом наблюдав за трупом, падающий лицом вниз, в пыльный, грязный пол.

    ‘’Ну и жалость‘’, - саркастически произнесла, перевернув топор в руках, делая очередной замах, обухом нанося удар по теменной части черепа. А затем, посыпалась череда однотипных ударов, обухом по задней части головы. Удар за ударом, Тоска размозжила череп насильника и грабителя, после пнув его труп ногой.

    Прикрыв глазки, облегченно выдохнув, сверху глядя на изуродованную головешку Лехи, не выдавая на своем лице сострадания, жалости или отвращения. Развернувшись к выходу, с интересом осмотрела два трупа с пулями в черепушках, таким образом, успокаиваясь. Легким шагом прошлась к выходу: ‘’Справедливость, восторжествовала! Спасибо, Галина, что направила меня на верный путь‘’, - промолвила, переступая через порог, оставляя за собой три трупа.

    Девушка вышла на улицу, вдыхая в свои легкие свежий утренний воздух. Кажется, ее совсем не грызет совесть за содеянное, внутреннее ‘’Я‘’ говорило, что она поступило правильно, совершив такую кровавую расправу. Недолго думая, Тоска прошлась поперек асфальтированной дороги, переступив через поваленную металлическую ограду, ступив на тротуар, посмотрев вниз канала, давно высушенного. Перекинула ноги через стену, предусмотренную для ограды канала от тротуара, уперлась в деревянную перекладину, осторожно спускаясь по лестнице вниз. Вновь став на две ноги, держа топор одной рукой, острием вниз, начала свой путь по каналу, вновь не обращая внимания на чемодан с торчащими купюрами. Сейчас, она чувствовала на себе взгляд Галины, которая плотно отпечаталась в ее голове. Не стала оборачиваться назад, ожидая увидеть ее за спиной. Она идет только вперед, надеясь наткнуться на место, где она сможет вершить, как ей кажется, правосудие вновь.

    -----
    ну тут понятно что квента не на вортигонта раба
    елабое ограничение символов

    STEAM_0:0:101230061
    https://steamcommunity.com/id/rrrrrrrrrrrrrrrrrrrrrr1/
     
    Последнее редактирование: 1 сен 2019
    KOTAKASI ⁵² нравится это.
  3. antonkomissar[UA]

    antonkomissar[UA] Пользователи до 500

    159
    3.315
    93
    .
     
    Последнее редактирование: 29 июл 2019
    KOTAKASI ⁵² нравится это.
  4. Бруня

    Бруня Well-Known Member

    249
    3.230
    93
    так как автор Тоха, то 10 из 10
     
    KOTAKASI ⁵² нравится это.
  5. oquendo.chertilla

    oquendo.chertilla Пользователи до 5000

    34
    436
    53
    Тох, прочитал. Блин, ну начало экшона было приятно читать. Рад, что бандосы были не как из того мема.

    65431538_433651264032451_6429493799156360968_n.jpg
    Девушка очень жестко мстила как-то. Прям даже чересчур. Палец заставила откусывать... Ладно бы просто пристрелила там... Но да ладно. Спишем это на "Я художник, я так вижу", чтобы потом всякие не говорили, что я совсем другой сюжет квенте даю.

    Ашибак и очепяток много конечно, брат. Особенно в диалогах вымораживают запятые, после, каждого, слова. :D Квента понравилась, особенно интересно было читать с момента, как на девушку напали. Надеюсь квенту твою одобрят. ;)
     
    Последнее редактирование: 20 июл 2019
  6. -=Фербик=-

    -=Фербик=- Well-Known Member

    147
    5.436
    93
    Критик на месте
     
  7. antonkomissar[UA]

    antonkomissar[UA] Пользователи до 500

    159
    3.315
    93
    Спасибо, пожилой критик, квента писалась под действием рашн водка , поэтому опечаток много, но по мере я их исправляю
     
    oquendo.chertilla нравится это.
  8. Nevermore

    Nevermore Well-Known Member

    12
    969
    83
    я прочитал и могу смело сказать, что критиковать здесь нечего, ошибки здесь отсутствуют, стиль подачи на уровне, сам сюжет проработан до мельчайших деталей, автор явно нехило постарался над данным произведением, исходя из вышесказанного он определённо заслуживает признания и своего вайтлиста
     
    antonkomissar[UA] нравится это.
  9. antonkomissar[UA]

    antonkomissar[UA] Пользователи до 500

    159
    3.315
    93
    спасибо но я знаю что это рофл
     
  10. Midnight Eagle

    Midnight Eagle Well-Known Member

    99
    2.370
    93
    Понимание роли беженца и их участи? Есть.
    Формирование характера рейдера? Есть.
    Достойная история? Есть.
    Грамотные описания окружения? Есть.
    Орфографические ошибки? Есть)0.

    Не понравились местами эти сухие и последовательные, пошаговые описания, аля "вышла, повернулась туда, засунула в это, ушла". В остальном, отличная работа на вайтлист Рейдера.

    Квента одобрена. Автору необходимо обратиться к Димидролу за получением заслуженного вайтлиста и прочих сведений. Удачи.
     
    -=Фербик=- и antonkomissar[UA] нравится это.
Статус темы:
Закрыта.