[Новогодний конкурс 31.12.23 - 31.01.24] [Городское Ополчение] Рей Андерсон.

Тема в разделе "Квенты", создана пользователем frodo, 31 дек 2023.

  1. frodo

    frodo Well-Known Member

    145
    1.417
    93
    Никнейм автора: frodo
    SteamID автора: STEAM_0:0:155785791

    Желаемая награда: ВЛ Городского Ополчения
    Количество слов в квенте: 10000


    Предисловие к работе.

    Всех с наступающим наступившим.
    Квенту пишу в совершенно новом для себя стиле. Оговорюсь, что стиль пробую впервые, пытался ухватиться за всё что только можно было ухватиться и все прочее-десятое. Поймал на мысли себя что 10к слов, хоть и глоток воздуха, но сложновато держать историю. Но это мое личное мнение и все такое.

    Вышли некоторого рода отсылки, сам того не зная их сформировал - некоторые отсылки получились
    СЛУЧАЙНО и я вынужден поэтому вставить сюда дисклеймер, что некоторые отсылки остаются строго на вашей больной фантазии и я ничего не пропагандирую в том ключе, в котором можно подумать.

    История требует прямых ответов на прямые вопросы.
    Надеюсь, что получилось не так ужасно.
    Всем приятного чтения!



    Время уже давно ушло за полночь. В этом сером, грустном городе не осталось и намёка на старые традиции, что могли бы скрасить и без того тяжелое существование рабочих, которых массово перевозили в сектор с целью как можно быстрее отстроить элитный район для скорого ежегодного собрания лоялистов со всей Европы.

    Рей сидел в своей однокомнатной квартире, что чудом досталась ему за кропотливый труд и бессонные ночи, проведённые за бессмысленными отчётами. Под рокоты пролетающих вдали вертолетов и редких воев сирен, его сонная голова опускалась на подоконник, у которого он любил в пьянстве лежать и наблюдать за проходящими мимо чиновниками. Верный друг – бутылка уже давно опустела, когда за любовницей уже физически не было сил вставать. Хотелось спать. Хотелось уснуть и никогда не проснуться. Он был такой же, как и подаренная квартира – одинокий, никому не нужный, но за то при деньгах, которые нещадно пропадали в бесконечных игровых автоматах местного бара. Не важно кто ты, лишь бы умел работать и разгребать сложные задачи в кротчайшие сроки – именно поэтому его никто и не трогал. Он никому никогда не был нужен, но в то же время был незаменимым работником, которого грех лишать квартиры за пьянство и громкий плач по ночам. Ему уже целых двадцать пять лет, но выглядел он явно на тридцать семь, если не больше: хмурый, заросший, неряшливый, весь в морщинах от стресса и бесконечных скандалов, которые он вынужден выслушивать на работе. Этот сектор был таким же, как и Рей, как его квартира – приговором для всех, у кого не было семей или малейших связей в местном Консулате. Продолжительная депрессия убивала его изнутри, нагоняя не самые правильные мысли. Казалось, что вот чуть-чуть и тело само полезет в петлю. Чтобы бороться с собой, он вопреки всем законам сектора начал носить к себе домой крепкий алкоголь, что покупал втридорога где-то в подворотне, потому что в барах и ресторанах были камеры и лишние глаза. У него постепенно развивалась ненависть, которую он стремился подавить за очередной бутылкой. В этот раз алкоголь пересилит его: не хватит даже сил подняться и дойти до кровати. «Я хочу спать.» - так и цедит сознание. Он уснул в два тридцать ночи, а не как обычно – в три.

    - «:: Терминал доступа ASX-451. Введите код допуска… ::»

    - «:: DEF-716-466-555.PPU4 ::»

    - «:: Доступ одобрен. Вывожу информацию о жителях… ::»

    Слякоть. В этом городе творится полное безумие: сначала идёт снег, затем дождь. Здесь осталось много зелени со времён оккупации, особенно в районах низкого класса. Не путайте с районами НИЗКОГО достатка, где проживают такие как Рей. Нет. Рей лучше этого. Он живёт в районе низкого КЛАССА. Это разные вещи. Здесь всегда грязно, будь то лето или зима. Два пары сапог неспеша продвигались во дворы жилого комплекса, издавая мерзкие чавкающие звуки под собой. Бесконечный гололёд настигал больше всего обычных патрульных. Даже здесь, в безопасности, он подловил одного из них:

    - «:: А-ай бля-ять! ::» - самый старший с повязкой «C7i4» позабыл о том, кто строил этот район. Здесь скользкая плитка, чего он, очевидно, не учёл. С грохотом он рухнет на землю и покатится кубарем ко входному КПП, ударяясь спиной о силовое поле, что стояло на страже порядка и покоя местных жителей.

    - «:: Пха-ха! Лошара! ::» - смело отвесил ему второй юнит того же чина. Он обернется на скатывающегося капрала и подогнёт коленки, пытаясь удержаться на ногах, но, вместо этого он полетит следом за ним, неприятно упав на спину. – «:: А-А! СУКА-А! ::»

    - «:: Дурак, блин. Вставай давай. Если на связь не выйдем, мадам Бонье опять будет пиздить нас скалкой. Вчера шесть жалоб пришло на отряд и серозадые опять бучу устроили. ::» - он начнёт подниматься, придерживаясь за строение позади себя.

    Пока они будут подниматься, никто и не заметит, как лёгкий дождь робко сменился на внушительный снегопад. Снежинки летят не торопясь, будто наслаждаясь моментом полета, пока спускались на оконное стекло. Они задерживаются надолго перед тем, как растаять. За окном становилось светлее. Грязь и слякоть постепенно тонули в снегу.

    - «:: Я надеюсь это не из-за пятнадцатой… Не хочу опять встретиться с этим маразматиком в розовом костюме. Почему вообще мы должны отдуваться из-за того, что эта истеричка вечно наживает себе проблем? ::» - разведет его напарник руками, смотря на старшего и спешно начиная подниматься как только тот встанет на ноги.


    - «:: Потому что она девушка. Не забывай. Я слышал что следаки обсуждали это. Бонье вроде как не счастлива с Зуссом, поэтому любит девочек помоложе, но желательно с его характером. То есть пятнадцатую. ::» - протянет он ему руку, тяжко вздыхая.

    - «:: Мх-х… Достало всё это. Скорее бы к моей вернуться уже. ::» - схватится юнит за руку старшего и встанет на ноги, начиная отряхиваться. Понимая, что в этом году будет больше снега – он улыбнется под маской, когда в сердце того заиграет мелодия счастья. Его дома ждёт жена – единственное, ради чего он живёт.

    - «:: Пошли уже. Нам еще Андерсона забирать. ::» - напарник же его был одиночкой. Настоящий волшебник, что попал в любовный треугольник между двумя девчонками. Что делает его волшебником? Умудряется спать с каждой из них по отдельности, и не догадываясь что они на самом деле встречаются, хотя и сами не в курсе того, что обе встречаются с ним. Его дома никто не ждёт. Его ждёт очередной бар.

    Офицеры молча приблизятся ко входу в жилой блок. Старший юнит проведёт специальной картой подразделения «Союз» по терминалу, что стоял у входа, и, разблокирует свой планшет, начиная манипулировать с данными в нём. Второй же сотрудник обернется, разглядывая небо. Его ткнет старший в плечо, показывая ему планшет, после чего они скроются в недрах жилого блока:

    - «:: РЕЙ-АНДЕРСОН №579019. ::»

    - «:: СТАТУС: LL3. 35 ОЛ. 5 ОН. ::»

    - «:: РЕГИСТРАЦИЯ: ЖИЛОЙ БЛОК-5 ::»

    - «:: ДОВЕРЕННОСТИ: УКАЗ №45А – ПРОСРОЧЕНА. ::»

    - «:: ОТРЯДУ ПОДРАЗДЕЛЕНИЯ СОЮЗ: ВЫСЕЛИТЬ. ::»

    - «:: ОТРЯДУ ПОДРАЗДЕЛЕНИЯ СОЮЗ: НЕ ПРИМЕНЯТЬ СИЛУ. ::»

    Они никогда не вытирают ноги о коврик в парадной. Рея это всегда бесило. Это бесило всех жильцов. Некоторые из них специально не вытирали коврик в прихожей Нексус-Надзора – ведь знали, что убирают именно что эти юниты. Так и происходила война за ковры уже несколько лет: безмолвная, непонятно, как и когда начавшаяся, но необходимая для каждого. Никто только не знал, как юниты Союза догадались, что это были жильцы блока пять.

    Послышится серия громких стуков, на что квартира ответит не менее громким, но единичным падением чего-то тяжелого. Переглянувшись между собой, офицеры уже вдвоем начали долбиться в дверь.

    - «:: Гражданин номер пять-семь-девять-ноль-один-девять! Это Гражданская Оборона, подразделение «Союз»! Откройте дверь, пожалуйста! ::» - старший юнит начинает долбить в дверь сильнее. Его терпение заканчивалось.

    - «:: «Пожалуйста», ты серьёзно? ::» - возник младший.

    - «:: Я сейчас тебя натяну на коврик. Помолчи. ::» - ответил старший.

    Замочная скважина издаст треск и щелчок, позволяя двери плавно открыться внутрь. Перед офицерами показалось настоящее лежбище, которое приглянулось разве что младшему из них, который вместо работы разглядывал помещение и прикидывал образ жизни Рея: разбросанное нижнее белье, не заправленная постель, чье белье не менялось, вероятно, с момента заселения, разбросанные бутылки из под алкоголя, дешевой (реально дешевой, она стоит обычно 50, а здесь была за 10 – её употреблять невозможно) лапшой. Юнит поднимет глаза, вслушиваясь в разговор между ними, но тем не менее отвлечется на свой планшет, что вытягивал с пояса чтобы пробить номер. Он не запомнил его, от чего придётся повозиться, перебирая номера: 579… 019… 795… 910… 579-019. Его глазам предстанет строчка, до которой командир не долистал:

    - «:: ИНДЕКС ПОРЯДОЧНОСТИ И СООТВЕТСТВИЯ: 100%. ::»

    Возвращая взгляд уже непосредственно на Рея, он вольётся в разговор.

    - «:: Мсье, Вам придётся покинуть свою квартиру. Пожалуйста, не заставляйте меня применять силу. Вы ведь понимаете, чем это грозит? ::» - командир уже стоял в упор, жестикулируя перед Андерсоном. Андерсон же стоял на своём и отказывался покидать пределы квартиры, переходя на тон выше.

    Офицер не потерпит такого обращения к себе со стороны какого-то алкаша, у которого даже пиджака собственного нет. Послышится отчётливый хлопок, оставшийся на щеке Рея как огромная ладонь. Мужчина пошатнётся назад, смотря щенячьими глазами на человека, что нагло ворвался в его комнату, включая свет. Он как вампир начнёт отходить назад, пытаясь огрызаться.

    - «Я здесь живу уже два года! Вы не имеете никакого права!»

    - «:: Надевай штаны, блять, и уёбывай отсюда, пока я тебя не переебал здесь за свинарник, что ты устроил, выблядок! ::» - старший замахнётся. – «:: Свинота неблагодарная! ::»

    - «:: Стой! ::» - в полтона пробормочет напарник, но командир отмахнёт его, доставая дубинку с пояса.

    - «:: Ты думаешь, блять, что можешь СО МНОЙ так разговаривать, а, ублюдок?! Ты думаешь что ты здесь святой?! ::» - дубинка заискрится, оказываясь в замахе метрокопа.

    Не отошедший после ночи Рей ничего не скажет ему, не успев даже надеть на себя штаны. Находясь одной ногой в штанине, он падает на пол и закрывается руками, что выводит главного юнита из себя. Он позабыл о том, что было написано в планшете. Он ненавидел «челядь». Его рука без колебаний будет направлять дубинку, что без капли сожаления начнёт приносить страшную боль мужчине. На этаже послышится громкий, истошный крик, что смешался с попытками одного копа уговорить второго, что постоянно отталкивал его и продолжал наносить удары один за другим.

    - «:: ДА СТОЙ ТЫ, ЕГО НЕЛЬЗЯ ТРОГАТЬ! ::» - юнит возьмёт старшего на таран и бортанёт его плечом в стену. – «:: У НЕГО СОТНЯ! СУ-КА! СОТНЯ! ::».

    В сердце командира будто ударило молнией. Он будет смотреть на избитого мужчину, замерев на одном месте. Взор окуляр медленно ляжет на проём, в который заглядывались заспанные глаза лоялистов всех мастей низшего класса: врачи, статисты, уборщики, работники общепита. Все стали свидетелями избиения единственного человека во всем ГРС, у которого была сотня очков порядочности. Они видели этот беспредел. Они видели, что Андерсон не сопротивлялся.

    Казалось, будто бы время остановилось. Все соседи вышли посмотреть на то, что происходит в коридоре – это несказанная редкость застать событие такого типа именно здесь, именно в этом городе, а уж тем более – в районе, где живут лояльные граждане. Дверь захлопнется, преграждая путь тёплым солнечным лучам. Это был сквозняк: Рей открыл окно, чтобы проветрить запах нестиранного нижнего белья, пойла и последствий самой дешёвой на свете лапши. Офицеры задержались в комнате надолго, где-то на часа два-три.

    Всем было совершенно наплевать на то, что происходило, пока это не касалось их напрямую. Лишь скромная девушка-комендант стояла под дверью, ожидая пока офицеры выведут «нарушителя порядка», и она сможет прибраться там, как, бывало, сотню тысяч раз до этого. Время шло непростительно долго. Неужели Рей смог подключить навыки красноречия и уговорить двух офицеров порешать вопросы мирно за одинокой бутылкой?

    Спустя несколько часов его выведут наружу, одетого во что попало. В комнате стоял отвратительный запах одиночества, смешанный с не менее отвратительным образом жизни. Они не дали ему даже переодеться, волоча человека в грязных штанах на улицу. В коридоре запахло бомжатиной.

    Тебя выводят из собственной квартиры, о которой ты помнишь лишь то, что именно сюда доводили тебя пьяного в дребезги коллеги. Ты даже не платил по счетам, потому что не знал где именно находятся почтовые ящики: ты здесь жил отдельной личностью, пьяным отражением самого себя, жалкого и паршивого. От тебя несказанно сильно воняет кровью и дерьмом. Ты уже забыл о том, что тебя только что избили в собственной же квартире. Оказавшись на улице, удерживаемый двумя одетыми в безупречно чистую униформу патрульными, ты впервые за долгое время видишь натуральный солнечный свет, не прикрываясь капюшоном своей куртки. Сразу же крепчает мороз, что кусает твои щёки. Тяжело передать этот запах, что напоминает тебе о давно забытом детстве, когда ты был счастлив и не знал никаких проблем. Вокруг ходят люди, чьи лица закрыты пеленой: ты не можешь различить никого, хотя живёшь здесь уже точно больше, чем несколько месяцев. В какое-то мгновение что-то нахлынуло на тебя, заставляя взгляд расфокусироваться. Время стынет. Неужели ты трезв впервые за всё это время?..

    - «Ты обосрался.» - выдаст неизвестный голос в твоей голове. Противный, скрипучий, будто это твой начальник.

    - «Ты опозорился.» - что-то вклинится в разговор между тобой и кем-то. Ты не понимаешь, что происходит и решаешь это проигнорировать.

    - «Смерть?»

    - «Жизнь?»

    - «Алкоголь?»

    - «Наркотики?!»

    Ночь. Ты очередной раз надрался хер пойми где. Чувствуешь, словно печень грызёт тебя изнутри. Небо затягивается, готовясь обрушить на тебя снежную бурю. Улицы слишком однообразные: ты вроде бы был уже здесь, но вроде бы и впервые видишь эти вывески. Нужно срочно найти укрытие. Ноги сами ведут куда-то, пока ты, наплевав на собственную совесть допиваешь очередную бутылку палёной водки, сам того не осознавая. Твой взгляд цепляется за открытую дверь, из которой так и валил яркий-яркий свет тёплых оттенков. Добираясь до неё, ты еле-еле переступаешь порог, оказываясь в больничном коридоре. В какое-то мгновение всё начинает плыть перед глазами, теряя связь между собой: какие-то силуэты вторгаются в твой сон, пытаясь растормошить тебя.

    - «:: Я говорил тебе, сука… ::» - бормочет что-то.

    - «:: Завались. ::» - отвечает ему кто-то.

    - «:: Сотня очков… Это же сын этого… Как его? ::»

    - «:: Завались. ::» - ловко парирует собеседник.

    Голоса угасают. Два силуэта удаляются куда-то, скрипя снегом под сапогами, когда Рей обнаруживает себя на скамейке. Он чувствует обжигающее его нежную натуру тепло, что распространилось по всей области штанов. Глаза отказывались открываться, боясь встретиться с настоящим солнечным светом. Он никогда не был в этом дворике, разве что ночью. Он всегда заходил с задней стороны, как можно ближе к подземному переходу.

    Прохожие оглядывались, о чем-то переговариваясь, пока шли куда-то. Что-то заставит парня раскрыть глаза и перевернуться на спину, насильно принимая солнечные лучи в свою щетинистую морду. Неприятное ощущение становилось всё яснее, как и запах, что исходил от штанов. Как давно это произошло? Это единственное, что может волновать его прямо сейчас, если игнорировать мороз, что заставлял его щёки краснеть, а голову несказанно сильно болеть.

    Времени не было. Табло на КПП показывало ровно десять часов утра. Отдел Рея открывался в одиннадцать в качестве награды от руководства за идеальную работу. Срочно нужно было что-то предпринять, учитывая сложившиеся обстоятельства. У него нет друзей, нет никаких покровителей, нет знакомых или хотя бы намека на кого-то, к кому можно пойти с проблемой, которая произошла в недрах квартиры. Засунув руку в карман, он понимает, что дружелюбные метрокопы положили ему туда кошелёк со всеми сбережениями: ровно сто жетонов.

    В голове не было абсолютно никаких вариантов, что могли бы подойти к нынешнему положению. Времени для раздумий совершенно не хватало. Нужно было действовать здесь и сейчас, что и вынуждает его, поджав штаны, как можно скорее побежать в ближайший поворот в районы ещё более низкого класса, где всё, как правило, дешево. Несказанный стыд пробивает его сердце, вынуждая совершенно трезвым идти по улочкам, где его могут совершенно спокойно убить или даже хуже. Городские легенды слагали о неких «женщинах», что имели некоторый «сюрприз» и славились своей многозадачностью. Поговаривали, что муж нынешней главы города был замечен именно на таких вечеринках. Это нагоняло страх быть изнасилованным. Казалось, что только это забивало голову Рею.

    Он доберётся до какого-то захолустья, удивляясь тому, как за десять минут ходьбы можно перейти от новогоднего города в настоящие трущобы, где пахло еще хуже, чем от него самого. Блуждая по бесконечным заворотам, словно он уже был здесь, тот наткнётся на магазинчик, за прилавком которого сидела одинокая пожилая женщина, которая поднимет свой взгляд на него. Она была совсем старая, горбатая, но со стильной прической, будто королева местных просторов.

    - «Ах, это Вы, Рей. Чего на этот раз случилось?» - женщина развалится в своем кресле, ехидно улыбаясь и собирая руки на животе.

    - «М-мы… Знакомы? Я-я… Погляжу у Вас здесь магазин…» - неуверенно пробормочет он, постоянно оглядываясь по сторонам.

    - «Одежды.» - перебьёт она его, кивая. – «Опять мотня порвалась?» - старая женщина отрицательно махнёт головой, неохотно поднимаясь на свои обе.

    - «Я-я… М-м…» - он замнётся, но решит подыграть. – «…Мне нужны штаны новые. Классические брюки.»

    - «Ох, мальчик мой. Вижу, что тебе пришлось не слишком сладко.» - как в воду глядела. Она чувствовала его стыд, хотя скорее всего это было очевидно по его взгляду и спешке в речи, дающим понять, что тот обделался при избиении.

    Старая женщина подманит Рея к себе, и, заметив, как он держится за свой зад, укажет ему рукой на дверь напротив, где был мужской туалет. По походке Рея было понятно, что дело слишком плохо, чтобы он просто снимал штаны. Подмечая и этот факт, она на удивление для него точно вплоть до единицы размера положит на прилавок нижнее белье и штаны, точно такие, какие носил и сам Рей. Здесь явно было что-то нечисто. Он забурится в уборную, через какое-то время возвращаясь в новых штанах, и, не таким пахнущим, каким он был десять минут тому назад. Старая женщина и не поймет, что ему пришлось затолкать свою старую одежду в дырку в уборной, что заменяла унитаз.

    - «Красавец, ничего не скажешь. Меньше бы пил – вообще бы цены не было. Твой отец всегда хвастался мне твоими достижениями.» - она что-то вобьет в простенький калькулятор. – «С тебя тридцать.»

    Рей положит указанную сумму на прилавок, прощаясь с женщиной. То, что он знает эти места и уж, тем более что знают его самого, не говоря уже об отце – падёт камнем на его плечи. Лоялистам нельзя появляться в этих районах и даже контактировать с местными. Это и вынудит парня как можно скорее покинуть этот район по тому же самому пути как он и попал сюда. В голове возникало всё больше и больше вопросов, но время слишком сильно поджимало. Нужно было идти на работу как можно скорее…

    Он бежал изо всех сил по украшенным к новому году улицам. Предновогодняя суета охватила весь город. Все готовились к празднику: закупали подарки для родных, продукты для стола; спешили встретиться с друзьями; кто-то признавался кому-то в любви прямо под огромной, красочной ёлкой. Город был наполнен жизнью и праздником, чего нельзя было сказать о сердце Рея. Превозмогая физическую боль от избиения, он бежал и думал о чем-то своем, что могло волновать только и только его. Сердце алкоголика тяжело понять. Тяжелее разобраться в тех, кто по определению своему бесконечно одинок и забыт всем миром. Никому нет до него дела. Ни о какой любви он думать и не мог: кому нужен такой, что запросто может ходить по улицам в обделанных штанах и закупается по дешевке на базарчиках, а не в дорогущих брендированных магазинах?

    Его голова была забита вопросами, до ответов на которые он не мог никак достучаться. Разве у него был отец? Что это был за коридор, который он видел во сне? Что за голоса, смеющие олицетворять его сущность вместо него? Какое они вообще имеют право влезать в частную жизнь?!

    Работа проходила до жути нудно и скучно. Здесь нечего говорить об обычной работе обычного Рея, который плюсом ко всему являлся и клерком по наследству. Он сидел в офисе, на втором этаже, залипал на новогодние программы, что Консулат любезно согласился показать на единственном доступном канале. Лишь изредка, когда к нему подходили клиенты для взятия временной подработки – он неохотно, но отвлекался на каждого, уже даже не натягивая на лицо фальшивую улыбку. Именно так и проходил каждый день с одиннадцати часов до десяти вечера по праздникам, и с восьми часов до десяти вечера в обычные дни. Конец рабочего дня был несказанным праздником для каждого, но для Рея – особенным. Стоило часам пробить десять, как его уже не было в офисе. Его можно было выцепить либо в баре, либо в баре – ни где иначе. Единственный, кто сидел в самом тёмном углу и ночевал там. Про него банально забывали и часто оставляли досыпать там, ведь он спал как убитый.

    Было уже темно. Нужно было раздобыть себе временное убежище. Учитывая, что денег не так много – приходилось идти намного дальше обычного. Ещё хуже было договариваться с противной бабкой на ресепшене, что наотрез отказывалась принимать его в свой обитель. Рей не соответствовал некому «имиджу» жилого блока. На деле же, пожилая женщина не хотела связываться с тем, кого недавно выселили из другого блока. Ей было плевать за что: это принципиально. Парню ничего не оставалось кроме как покинуть блок и двинуться обратно в офис, прямиком на вахту, за которой он и уснёт…

    - «Я любила тебя! Я безмерно любила тебя и хотела, чтобы ты был моим! Но тебе РАБОТА была важнее МЕНЯ!» - в пустом нечто загрохотал мягкий, нежный голосочек, содрогающийся от разочарования.

    - «Ты ебаный алкаш, Рей! Не пиши мне больше!» - более грубый женский голос отозвался на первую реплику.

    - «Сколько уже блять можно, ты опять обосрался, ебаный стыд! Позорище!» - послышится в ответ уже от значительно взрослой «женщины».

    Голоса охватывали сознание, сливаясь в единое, что трезвонило свою фразу раз за разом, пытаясь взорвать твой мозг. Тебе не было стыдно. Ты не находишь ни одной эмоции, чтобы ответить хотя бы на что-нибудь, в чем тебя обвиняют.

    - «Извращенец.»

    - «Больной!»

    - «Печень не откажет?»

    - «Да сколько можно то блять?!»

    - «:: Еба-ать… Давай тащить его в блок. ::»

    - «Невозможно столько выпить…»

    - «Тебе не стыдно?»

    - «Перечпокнуться? Пха-ха-ха!»

    - «Да-да… Ты очень милый… Выход там.»

    - «:: Он вообще живой? ::»

    Дни крутились как вне себя. Раз за разом одно и то же: одни и те же фразы, одна и та же еда, одно и то же место сна, те же оправдания: самому то не противно? Твоё сердце разрывается в непонятках, когда голова требует опохмелиться. Ты сдерживаешь себя, фактически поселившись на работе. В мире не хватит слов, чтобы описать насколько ты ничтожен. Ты не видел больничного коридора уже целую неделю. Видимо, отказ от алкоголя пагубно влиял на тебя, но ты почему-то не слушал эти голоса. Ты был уверен, что всё это ложь, которую тебе подсовывают завистники. Что-то тебе подсказывало, что все тебе завидовали.

    - «Помогите! Помогите, пожалуйста!» - неизвестный голос, которого до этого не было и в помине отражается в застенках твоего сознания. Разум не может обработать его. Ты отказываешься слушать, пока что-то не ударит по твоим барабанным перепонкам: что-то барабанило в стенку, пытаясь достучаться до тебя, но ты наотрез отказывался слушать.

    - «Прошу! Ну прошу Вас, я молю Вас Консулом, помогите мне!» - голос становился жалостливее. Ты отказываешься его слушать, мотнув сонной головой в сторону. Именно в этот момент что-то переклинило в тебе, вынуждая сердце вмешаться в эту истерию. Глаза раскроются, отрывая тебя от царства сновидений…

    Он видел девушку, что трезвонила по стеклу в натуральной истерике: молодая, привлекательная, с приятными покрасневшими щеками. Ему мешал любоваться ей исключительно внешний вид: та была вся в крови, побитая и напуганная. В её карих глазах скрывался животный страх, а на всём её лице расплылась дорогущая косметика. Рей не поверил, подумав, что это всё не взаправду, но тем не менее, не привыкший к галлюцинациям – выбежит из-за вахты и побежит к ней в общий холл. Руки сами обнимут её, попытаются закутать в своих объятиях и увести ту подальше, чтобы никто кроме него не видел её. Оказавшись в служебном помещении, он положит руки на её щеки, судорожно прохлопывая её одежду. Губы сами произносили нужные фразы, словно отработанные за долгие годы до этого: «Что? Где? Как? Когда? Что с Вами? Мадам, мадам? Мадам, говорите со мной!» — это был его максимум, что предписывала инструкция.

    - «Убить! Уб-бить хотел!» - она мотала головой, пытаясь минимизировать его касания, но в какой-то момент попросту сдалась.

    - «Кто?!» - громко воскликнул парень, прохлопывая себя по карманам. Он как можно скорее усадит девушку на своё место, поднимая створки вахты и закрывая ту в полумраке. Ему придётся впервые за сотни тысяч лет нажать на переключатель и включить яркую лампу, что озарила ему всю плачевность ситуации. Пока она талдычила, он поскакал к аптечке, раскрывая её и вываливая на стол всё что там было.

    - «Н-не… З-знаю…» - робко отвечала девушка, смотря на то, как он суетился. Запах в коморке вахтёра стоял отвратительный, будто бы здесь поселился самый что ни на есть бомж.

    Рей недолго суетился, не продолжая опрос. Позабыв о терминале, через который можно было вызвать медиков, он ринулся к девушке, начиная махать руками как ненормальный. Его руки насильно стянут с неё окровавленный пиджак, открывая для себя кремовую рубашку, что была целиком и полностью заляпана в крови. Игнорируя скулёж раненой, он будет делать всё возможное, будто бы на автомате, чтобы не допустить дальнейшей кровопотери. Его дрожащие от последствий насильного отказа от алкоголя руки пытались оказать той максимальную помощь, что мог он предоставить, пока тот не заметил краем глаза как та попросту расплывалась на стуле, постепенно теряя силы. Недолго думая, он уложит девушку на пол и начнет её осматривать, лицезря страшные раны по всему юному телу. Она уже не отвечала ему, даже не двигалась. Казалось, что она и вовсе не дышала. Косо оказав ей какую-никакую помощь, он вспомнит про терминал и авторизируется в нём, прожимая кнопку вызова наряда Гражданской Обороны: «Раненый человек. Девушка двадцати лет. Белый пиджак…» - Рей остановится, залезая в карман снятого пальто. Он обязан был идентифицировать её. Вместо обыкновенной карты личности он обнаружит целый документ, от чего руки того затрясутся ещё сильнее – это была лоялистка пятого порядка, максимальный возможный уровень лояльности без трудоустройства на руководящих должностях. Парень продолжит вводить данные, наспех прописывая:

    - «:: Раненый человек. Девушка двадцати лет. Белый пиджак. Анастасия Любченко №14566. Кровпотмеря, тяжеде сост. ВрпчпИНряд срчн ВНКТРИвахТ ::»

    Он заметит, как она начнёт приходить в сознание, осматриваясь и замечая Рея, который подлетит к ней и возьмет её за руку: «Дышите, мадам, дышите! С-сейчас прибудет помощь, пожалуйста, б-будьте со мной! Говорите со мной, мадам!» - не прошло и минуты, как в офис нагрянет не один, а целых шесть нарядов одновременно, что начнут полноценную проверку. Офицеры как тараканы разбредались по помещению, оцепляя целую улицу и офис, в частности. В коморку к Рею заглянет аж сразу трое медицинских сотрудников, на фоне которых будут выводить абсолютно всех лоялистов в соседний корпус. Место моментально начнёт оживать.

    - «:: Стук-4. Визкон подтверждён. Активным командам обороны ожидать моих корректировок, группа один 10-6 далее по коду три. Всем канал освободить, снизить докладность. Отбой. ::»

    - «:: Это Стук-3, социостабильность локации подтверждена. Всем силам код два. ::»

    В коморку осторожным шагом пройдут медики, один из которых укажет рукой Рею сесть в угол. Они склонятся перед девушкой, обсуждая какие-то непонятые номера и называя совсем другие имена. Парню придётся просидеть в таком положении неизвестно сколько, но достаточно для того, чтобы очередной раз вырубиться.

    Обстановка сменилась коридором госпиталя, что был наряжен под новогодний стиль. Врачи проходили мимо, почему-то игнорируя открытую дверь и гостя, что к ним пожаловал. Рей оглянется по сторонам и сделает робкий шаг в сторону, поймав глазами халат, что висел на стене. Они оба находились не в тех местах, что и привлекло руки парня, вынудив одеть его в почему-то до жути уютную и тёплую ткань. Недолго попытавшись поговорить с потоком врачей, он поймёт, что его игнорируют. Создавалось ощущение, будто бы он словил очередной трип. Взгляд того зацепит дверь, что была открыта. В другом конце коридора во всю валил снег из ещё одного проёма, куда и направится в непонятках Рей. Этому коридору будто бы не было конца: парень физически не мог дойти до двери, переходя по какой-то причине на бег. Он неуклюже бежал, ударяясь о проходящих мимо врачей. Ноги того не были приспособлены для такого рода нагрузок – он быстро потеряет темп и начнёт задыхаться, останавливаясь посреди коридора. Упирая обе руки себе в коленки, он согнётся и откроет рот, замечая вместо пола пустое «ничто» - темноту. Стоит поднять голову – он стоял напротив распахнутого проёма, который манил его за собой. С дичайшей неохотой запыханный парень медленно двинется к нему, переступая порог…

    Время было ближе к полночи. Он поймёт, что попросту вырубился во время всего, сразу же подставляя под сомнение реальность происходящего. Оглядываясь по сторонам, он найдёт себя сидящим в палате, около кровати, где лежала та самая девушка с какой-то маской на лице. Протирая свои заспанные глаза, Рей поднимется, шаткой походкой начиная изучать помещение. Его здесь никогда не было, но что-то заставило его сердце сжаться. Выискивая причину, сам того не понимая, уставится на настенные часы, что пробивали полночь. Глаза медленно падут на девушку, когда монитор что стоял около неё загорится красным и запищит. Он не найдёт ничего лучше, чем выбежать в коридор, в котором в мгновение ока потеряется. Оглядываясь и не замечая абсолютно никого, парень поспешит бежать вдоль помещения, выискивая глазами хотя бы какой-то намёк на врача или рабочие кабинеты. Дыхалка давала о себе знать, как и ломящие от боли ноги, но что-то принуждало того бежать несмотря ни на что. Глаза увидят тусклый свет в конце коридора, к которому тело понесут ноги…

    В помещении сидело двое молодых людей. Девушка была наполовину раздета, когда же парень курил сигарету. Они играли в карты на раздевание, когда дешёвая хлипкая дверь выбьется внутрь. Перепуганным любовникам предстанет страшная картина: немытый, взъерошенный, одетый абы как человек с красными глазами закричит на всю комнату: «ЛЮБЧЕНКО УМИРАЕТ!» - после чего он прижмется к двери, скрючиваясь и начиная блевать себе под ноги. Двое санитаров, услышав невозможные слова – наспех покинут комнату, со скоростью реактивного истребителя ринувшись к распахнутой двери кто во что был одет. Рей падает на пол, сжимаясь в позу эмбриона прямо в дверном проёме…

    За непроглядным светом в конце коридора окажется комната без стен, вместо которых была метель. Перед ним оказалась лишь больничная койка и пол, что чудом держал всё навесу. Рей замрёт напротив кровати, смотря на мужчину, что мирно спал. Не понимая абсолютно ничего, парень медленно сместится в правую часть от кровати, замечая в чертах лица этого человека что-то знакомое.

    - «Мы никогда не ладили…» - что-то отзовётся в твоей голове.

    - «Почему я должен его уважать? Он тиран!» - неизвестная интонация пройдёт по синопсисам мозга, отзываясь беззвучно в голове.

    - «В его глазах ты был лучшим.» - голоса начнут наваливаться снежным комом на фразу, заполняя голову.

    - «Он хотел наилучшего!»

    - «Ты хотя бы знаешь, как он переживал за тебя?»

    - «Я боюсь, что ты не осознаешь его любви.»

    - «Лишь небесам известно, как он тебя терпит.»

    - «Неблагодарная скотина.»

    - «Когда-нибудь ты осознаешь всё.»

    - «Ты осознаешь всё.» - последняя фраза зацепится за край бескрайнего, нащупав ту самую нить, после которой идёт искренность. Тебя начинает переполнять беспокойство…
     
    Последнее редактирование: 27 янв 2024
    Flying Dutchman, OCHOBA и Luckness(Котик) нравится это.
  2. frodo

    frodo Well-Known Member

    145
    1.417
    93
    Твоё сердце теряет былую решимость и инфантильность. Ты чувствуешь, как беспокойство отдаёт желчью в твоем горле, а на душе тебе становится невообразимо больно. Сотни, если не тысячи эмоций переполняют лишённое, казалось бы, какой-либо адекватности сердце. Оно бьётся со всё большей силой, когда в твоих глазах предстают невиданные ранее образы: все кошмары что ты переживал и что казались реальными – они отображаются в твоём сознании в чистейших подробностях. В коем то веке тебе становится неимоверно стыдно. Ты слышишь голос, что обращается к тебе. Да-да, именно к тебе! Он взывает к тебе тихим эхом, становясь всё громче и громче до момента, пока ты не услышишь это в своей голове:

    - «Это «ты», или не «ты»?

    - «Ты кто?»

    - «А ты кто?»

    - «Меня зовут Рей Андерсон. А Вы кто?»

    - «Дохуя важный что ли? Меня зовут Рей.»

    - «Мы с Вами один человек, что ли?»

    - «К тебе вернулся интеллект?»

    - «Это всё бессмысленно. Диалог не носит под собой никакой нагрузки.»

    - «Кто?»

    - «Диалог.»

    - «Где?»

    - «Здесь.»

    - «Ты странный.» - эта фраза отбивается от твоей головы как теннисный мячик около семидесяти раз.

    - «Что?»

    - «Тебе стыдно за прошлое.»

    - «Не правда.»

    - «Правда.»

    - «Ты дурак?»

    - «Кретин? Наверное. Ведь я – это ты. А ты – это я.»

    - «Что?»

    - «Ты осознал.»

    - «Осознал что?»

    Сердце наполняется болью, которой не было ранее. Ты осознаёшь, как в твою голову стучат чем-то тяжелым, словно кувалдой. Тебе становится настолько страшно, что это граничит с истерикой. Этот голос до жути напоминает тебя самого. «Ты» — это иллюзия. «Ты» нематериален, но тем не менее ты чувствуешь, как тебя бросает в дрожь. Какие-то эмоции заполняют тебя, вызывая слёзы. Сам не осознаёшь, как дрожат твои губы. Некий «Ты» пытается подавить то, что неизбежно бы вылилось наружу. Тебе опять неимоверно стыдно. Ты не хочешь говорить, но что-то олицетворяет мысль, что крутилась на языке.

    - «Почему я здесь? Ты ведь моя совесть, не так ли?» - мысль пройдёт беззвучно, но она заставит твоё сердце вздрогнуть ещё сильнее.

    - «У тебя нет совести. Ты пропил её.» - невозмутимо, но уже слышимо ответит тебе голос.

    - «Тогда кто же ты?» - с некоторым волнением спросишь ты.

    Но голос не будет отвечать более. Ты видишь себя от третьего лица, что стоял на коленях около кровати с мужчиной и держал его трясущимися руками за ладонь, бормочущего какие-то молитвы, которых даже и не знаешь. Экран компьютера неподалёку загорится красным сиянием, издавая противный писк. Часы пробьют ровно полночь. В закрытом окне приглушённо заиграет грохот, сопровождающийся салютом. Твою грудь переполняет невиданное ранее горе, когда сердце и вовсе замирает, пропуская удар за ударом. Ты держался за его руку и громко рыдал, поменяв позицию лишь в момент, когда твой скрытый в потёмках силуэт обнимет яркий праздничный свет, что стучался по ту сторону окна. Он и не подозревал о горе, что успело поселиться в твоем сердце значительно быстрее чем новогодний дух. Зарываясь лицом в одеяло, ты чудом находишь в себе силы закинуть подбородок на его живот, пряча нахлынувший поток эмоций в одеяле. На твоём фоне откроется дверь, в которую медленно войдут несколько человек в медицинской форме ГРС, что будут делать свою будничную деятельность: отключать тело от всех аппаратов. В твою голову приходит мысль, что они и не замечают тебя, либо дают возможность отдаться самому себе. Эта мысль пропадёт в момент, когда кровать на колесиках начнут выкатывать из помещения, а твоё тело никак на это не отреагирует. Ты видишь, как кровать заменяет тебе барная стойка, которая плавно, как и твой силуэт начнет исчезать. В этот раз ты видишь себя в углу комнаты с зашторенными окнами, что обнимал себя, никак не переставая плакать.

    Все кошмары, что видел Рей до этого – были отражением реальности, в которую он прыгнул с головой. Бесконтрольный алкоголизм задавил горе в душе, став отдельной частью его. Постепенно в голову приходит осознание, что сопровождалось неописуемым трепетом в душе: он понял, что даже и не видел своего отца в этот момент. Это приснилось ему.

    - «Больше никогда не появляйся здесь.»

    Он обнаружит себя курящим на балконе каких-то апартаментов. Докуривая сигарету и бросая её вниз, парень начнет взбираться на периллу, на которых в ту же секунду навернется. Лишь чудом он схватится одной рукой за неё, но его сил не будет хватать. Тело падает вниз, но ничего не происходит…

    - «Ещё успеешь. Я верю в тебя.»

    Глаза того широко раскроются. Парень вскочит в холодном поту и осмотрится по сторонам, обнаруживая себя в палате высшего класса. Неимоверная боль в груди не будет давать ему покоя, чего нельзя будет сказать о ментальном состоянии. В коем то веке он не будет чувствовать камень на своем сердце, будто бы он сбросил его где-то сотни лет тому назад. В палату войдёт та самая девушка, которая робко осмотрит сидячего парня и приблизится к нему, неловко садясь напротив того на стул. Не решаясь чего-либо сказать ему, она отведёт взгляд в сторону, но тем не менее будет с интересом разглядывать его задумчивое лицо.

    - «Ты как себя чувствуешь?» - послышится спустя несколько минут.

    - «Сойдет…» - он поднимет глаза на неё, сцепившись с ней взглядами. – «А ты как?..» - продолжит почти сразу.

    - «Я в норме… Я-я… Я хотела поблагодарить тебя…» - она чуть прищурится. – «Мне рассказали, что произошло.» - дополнит та себя.

    - «А что произошло?» - будто руководствуясь горьким опытом, Рей отведёт взгляд в сторону, но в этот раз чувство стыда не будет преследовать его, словно он знал, что ничего такого не мог натворить.

    - «Ты… Не помнишь?» - она склонит голову на бок.

    - «Нет…» - в полтона выдаст тот.

    - «Ох-х… Врачи сказали, что ты выбил им дверь и…» - начнет чуть-чуть хихикать. – «…Ну-у... Закричал что я умираю и-и… Тебя затошнило. Ты практически сразу потерял сознание.»

    - «Гм…» - он не найдет подходящих слов.

    - «Мх…» - та всё поймет и без слов, осторожно протягивая ему руку. – «…Меня Анастасией звать. А тебя?»

    - «Рей…» - пробормочет тот, не разобравшийся в себе. Он еле-еле находит подходящие слова. Увидев, как она протягивает ему свою руку, парень аккуратно подхватит её и поцелует девушку в кисть, вызывая лишь смущение и красноту на её лице, будто бы с ней такого никогда не происходило.

    - «Я-я... Кхм-… Приятно познакомиться…» - та улыбнется ему. Это была самая первая искренняя улыбка, которую он мог видеть в своей жизни.

    Они провели всю ночь вместе, болтая обо всём что только можно было найти. Ему казалось, что это – очередной сон, а сам он лежит где-то в подворотне. Тем не менее, встреча с Анастасией Любченко поставила начало его новой жизни. Он начал очень часто ночевать у неё, проводить всё своё свободное время вместе с ней, пока и вовсе тайно не подселился в её апартаменты, посвятив всего себя исключительно ей. Но так продолжаться долго не могло. Их закрутившийся роман был столь же коротким, как и описание их совместной жизни: «гулять, спать, жить» - вся их суть.

    До нового года оставалась всего неделя. Сидя за вахтой за час до закрытия, когда уже практически никто не приходит за работой, Рей коротал время за просмотром единственного канала на телевизоре, что ему любезно подогнал знакомый. Он всем своим сердцем ждал возвращения домой поскорее, от нетерпения ёрзая на месте. В этот момент началось выступление Консула Сити-7 – Аделины Бонье и её мужа, по совместительству заместителя и грозы всех сотрудников подразделения Союза - Зусса Фрункурта. По городу ходили нехорошие слухи о том, что некогда избившие лоялиста с сотней очков соответствия патрульные юниты были жестоко наказаны тираном Фрункуртом, у которого были свои счёты с каждым юнитом. До сих пор никто не знает, что произошло в застенках кабинетов Администратума, но те двое юнитов более не числились в гарнизоне.

    - «…Это наводит меня на мысль о необходимости напомнить вам об опасности животных, вышедших из тени, которые не состоялись как члены общества и отчаянно ищут признания в злодеяниях. Недопустимо поддаваться тлетворным попыткам инакомыслия ослабить нашу бдительность и зарыть многолетние достижения в глубокой могильной яме. Все, кто поддался на это — изменники. Они слабы и бесчестны уже с того момента…»


    А дальше он и не слушал. Ему было не интересно. Часы пробили ровно десять вечера, когда Рея уже не было на рабочем месте. Одевшись потеплее и укутавшись в шарф, он шёл по центральным улицам сектора, смотря на то, как сотрудники Гражданской Обороны развешивали объявления о чем-то. Любопытство для всех едино – Рей не был исключением. Он подошёл к первому попавшемуся плакату, где никого не было, вчитываясь в его содержимое:

    «Гражданская Оборона незыблемо стоит на страже порядка и безопасности граждан Сити-7.

    Гражданин! В это сложное для нас всех время мы должны держаться вместе. Если ты хочешь защитить свою семью – обращайся в призывной пункт номер четыре на улице Победы. Заставь Консулат гордиться тобой!»


    На плакате был изображен боец в униформе метрополиции, у которого на голове вместо маски находился берет. У него был открыт рот, а сам он удерживал в обеих руках автомат. Рею это не было интересно. Он сию же минуту поспешил обратно домой, но по пути туда, вывернув из-за угла, заметит Анастасию, что стояла с каким-то мужчиной практически вблизи к углу. Обняв свою сумку, парень прижмется к стенке и затаит дыхание, пытаясь унять бешено колотящееся сердце. Они не заметили его, продолжая издавать странные и не совсем понятные звуки. Стоит Рею высунуть свою голову из-за угла, как он заметит, что Анастасия бросается на руки к неизвестному, страстно расцеловывая его лицо. Она громко хохочет, откровенно получая удовольствие от происходящего. Этих нескольких секунд хватит Рею для того, чтобы он пошёл в обратную сторону от улицы, пытаясь унять нарастающую боль в своей груди.

    Он будет гулять по заснеженному городу, оставшись один на один с собой. Неистовое количество вопросов распирало его, оседая на сердце как страшный груз, что некогда он умудрился потерять. Сердце кричало от безысходности, пытаясь воззвать к тем самым голосам, с которыми ранее он имел возможность общаться. В этот раз он не даст себе права зайти в работающие бары, что так и манили его яркими вывесками. Что-то на подсознательном уровне не будет давать ему и мысли об этом, затмевая их мыслями о ней.

    Больше не было вариантов. Пришлось идти в офис, вновь спать на работе – это единственное, что могло хоть как-то помочь ему. Проходя во двор, он вставит ключ в замочную скважину черного входа, и, бесшумно для других войдя в помещение – закроет дверь за собой. Не самое большое помещение в виде развилки между лестницей, архивом, вахтой и столовой отлично прослушивалось. Здесь были фактически картонные стены. Рей вернётся за рабочее место, принуждая себя усесться за стул, после чего лишь прижмется к стене, о чем-то размышляя. За закрытой створкой послышится ходьба, что не была похожа на кого-либо из коллег – он точно мог определить каждого по звукам шагов. Чуть откинув голову, и, пользуясь небольшой щелью между створкой и окном, которую никто никак не мог починить уже как несколько лет, он заметит парочку сотрудников, похожих на инженеров, которые обсуждали что-то с ещё одним бойцом, одетым в обычную постовую униформу. Инженеры возились с какой-то техникой, из-за писков которой им приходилось повышать голос.

    - <:: Достало уже. Не могу так больше. Может отпуск взять? ::>

    - <:: Кто отпустит то? У нас парни гибнут где-то в заднице, а тебя всё достало. Терпи, герой, блин. ::> - голоса были чертовски похожи. Они путались между собой, от чего часто не было до конца понятно, кто именно произносил ту или иную реплику.

    - <:: Вам бы лишь забухать, вот честно. Вон, Союз-4-7 и Союз-4-4 вообще к Фрункурту попали. Они не устали? Бедолаги… ::>

    - <:: А че с ними? Я слышал только, что они отмудохали какого-то лоялиста из вредности 4-4, после чего их экстренно вызвали на ковёр. ::>

    - <:: Ну так это и произошло. Фрункурт в последнее время, видимо, на старости лет вообще не отличает девушек и мужчин – ему лишь бы выебать. ::>

    - <:: Реально что ли? ::> - проговорят двое инженеров в унисон, в одного из которых, в результате неосторожных действий закоротит терминал, что немного заискрился.

    - <:: Да бля-я! Я не буду его переустанавлива-ать! ::> - можно будет увидеть, как второй инженер размахнет руками и подойдет ближе к вахте, упираясь задом о перилла.

    - <:: Свалим на Линию-3-8, не боись.» - второй инженер полезет разбираться с терминалом. – «Так что там с этими двумя то? 4-7 и 4-4 вроде не были на карандаше, насколько мне известно. ::>

    - <:: Да я-то откуда знаю? Их либо выебали нещадно, либо выебали и отправили в другой гарнизон. Может вообще в рабстве у Зусса там находятся. Дед там безбашенный. ::>

    - <:: Ну-у, когда я чинил у него планшет, он домогался до меня. ::>

    - <:: Всё, боже, замолчи, я не могу тебя слушать уже. ::>

    - <:: Успокойтесь оба уже. Как черти сцепились. ::> - офицер номер три вздохнет, подходя ближе к парочке инженеров и скрестив свои руки на груди. – <:: Мятежники уже подходят к городу, или как? О чем сегодня на собрании говорил офицер? ::>

    - <:: Э-э… Ну-у… Они в черте города партизанят. Надзор гасит их, продвигается, так звери эти ебаные открывают все шлюзы у изолированных зон. Мы были на выезде в секции шесть. Жуть – везде трупы наших. ::>

    - <:: А-ага… Нам машинку ещё подбили. ::> - добавил второй инженер.

    - <:: Рекрутов туда посылают? ::>

    - <:: Не знаю. Там уже всех подряд загребают. ::>

    - <:: Ясно… А что насчет приезжающего к Зуссу постоянно мужика в красном, который ещё шлепал его на заседании? ::>

    Далее он и не слушал. Голова раскалывалась от сложности восприятия информации. Никакое отвлечение не могло спасти его от бессмысленных попыток переварить измену. В конечном счёте навязчивые мысли вошли в голову, окутывая сознание и вынуждая мало того, что не спать – так ещё и нервничать. Окунуться в царство мыслей не давал страх перед самим собой – он боялся возвращаться обратно, искренне боялся вернуться к алкоголизму. Тело и без того уже выворачивало наизнанку от отсутствия курева и алкоголя – так ещё и мысли подталкивали его к этому. Постепенно, его сознание начинало затуманиваться, плавно окуная его в неразборчивый сон.

    Осознание того, что никому и не был нужен – лишь разрывает на части. Не хочется существовать. Хочется пропасть навсегда. Отвлечься. Побороть себя и больше никогда не любить. Идея сама закралась в голову, опьяняя молодое сознание, что никогда не видело войны и дисциплины.

    Очередной рабочий день пройдёт как обычно – только вот некуда будет спешить. Никто не ждёт тебя. Никто не думает о тебе. Никому нет до тебя дела. – Это всё сводит с ума, натурально засовывая неправильные мысли в неправильное время. Она нежится в постели с кем-то, кто не ты. Она любит того, кто не ты. Это ли не безумие, что давит на мозги? Рей покинет офис, решив прогуляться. Плакатов о наборе становилось всё больше. Плакаты заимели варианты – красивые, романтизирующие то, что никому и никогда не следовало бы романтизировать:

    «Защити тех, кого любишь! Не дай лживому отребью захватить твой дом!»

    «Смерть – приговор для предателей Родины! Помоги общему делу!»

    «Начни новую жизнь! Гражданин, все шансы – на твоей стороне!»


    Последнее особенно закралось в голову. Оно засядет там, как паразит, что будет играть на эмоциях и манипулировать. Образы кричащих солдат в беретах, постоянные проходящие мимо патрули, переговоры, кодировки – всё это начинало казаться чем-то желаемым, нежели отвратным. Попытки оторвать от себя мысли о другом человеке приводили лишь к образу плакатов, совершенно позабыв о том, что с ним сделали до этого в собственной же квартире. Пропаганда никогда не работала на него – но ежедневные выступления Консула становились обязательным атрибутом жизни.

    Чем ближе становился Новый Год – тем больше люди начинали суетиться. И без того большой город оживал как никогда, наполняясь атмосферой праздника. Лишь в одиноком сердце нет места для праздника – оно на то и одиноко. В голове Рея окончательно пропали какие-то сомнения насчет того, кем он видит себя в будущем, пока в очередной день некий голос не оторвёт его от рутинной работы. Это будет она. Та самая. Она покажется перед ним, прямо на работе, вогнав сердце того в пятки.

    - «Где тебя черти носят?!» – послышится возмущенный, тонкий голосок.

    - «Я Вас слушаю, мадам». – совершенно сухо, насколько это вообще возможно было выдавить из себя, лишь бы не накинуться на неё через окно он выдает.

    - «Нет-нет, ты не пытайся сейчас уйти от ответа. Рей Андерсон – где тебя черти носят?!» – она облокотится о стойку, распирая его своим взглядом.

    - «Я всё знаю». – сорвётся с его губ. – «Будь всё иначе, ты бы сразу заметила, что меня нет дома.» - он разглядывает её лицо, как никогда не делал до этого – жадно, хищно, опустошенно. В голову закрадывались мысли о возмездии, о самом страшном, что только можно было подумать. Ненависть быстро настигла его, хотя в глубине своей души он безмерно любил её, как никого другого.

    - «Т-ты… Т-т… Т-ты?! Т-ты!» - она попытается что-то выдавить в ответ, краснея от стыда. Ей становится ясно, что приходить сюда – было ужасной идеей. Она видит, как угасала жизнь в глазах парня, что совсем недавно носил её на руках и признавался в вечной любви.

    - «Следующий». – лишь проговорит он, опуская глаза ниже, чтобы не извиниться за сказанное. Сердце разрывается на части: оно хочет вернуться к ней, готово было её простить, но впервые за долгое время именно что раненое сознание, раненая сущность и личность задавили авторитетом. Они фактически связывают сердце, не давая ему больше говорить. Никогда больше на свете.

    Понимая, что она даже не пыталась оправдаться, парень лишь недовольно выдохнет, просидев с окончательно уничтоженным настроением до конца рабочего дня. В этот момент, казалось бы, единственный огонёк надежды задохнулся под давлением нахлынувшей ненависти и желания потеряться в этом мире. Смысла жизни больше нет, как кажется. Мимолетные настроения заполняют голову, на давятся нежеланием думать об этом. Куда тебе идти, если тебя никто не ждёт?

    Проходя вдоль улицы, заполненной радостью других людей – он понимает, что эта радость не подходит к нему. Она не пробивает, лишь закатывая настроение в асфальт. Его внимание привлечёт один из тысяч экранов этого города, где крутилась очередная пропаганда. В этот раз, там маячил мужчина, напоминающий командующий состав Гражданской Обороны – маска странная, отсюда и вывод.

    - «…В это непростое для города время необходимо оставаться сильными духом и не позволять кому-либо подвергаться нечистым играм мятежников, что считают, что путь разрушения и террора – это то, к чему стоит стремиться современному человеку.

    Они смеют диктовать свои условия цивилизованным гражданам. Они смеют посягать на жизни и комфорт людей, что выбрали ПРОГРЕСС, а не дикарство. Мы покажем этим животным их место, мы изничтожим каждого отдельного предателя, что смеет сеять инакомыслие в наших рядах. Силы Гражданской Обороны успешно оттесняют взбунтовавшихся мятежников в область нежилого пространства и давят противника в землю.

    Вы хотели этого? Вы хотели посеять ненависть и разрушение в нашем обществе? Мы покажем вам, что такое ненависть и разрушение. Гражданская Оборона сообщает о начале усиленной мобилизации гражданского населения в целях восстановления и поддержания порядка.

    Успейте помочь прогрессивному обществу. Вместе – мы оттесним мятежников и отстроим разрушенные части города вновь».


    Он впервые за всё это время выслушал трансляцию практически до самого конца, не поверив своим ушам. Рей смотрел в пустой экран с логотипом города ещё несколько минут, размышляя о чем-то. Эта речь не была самой внушительной, самой интересной и понятной – но что-то в ней ухватилось за его сердце, оставив неприятный, тяжеловатый осадок. Неужели город в опасности? То самое семя сомнения посеяла в нём именно эта трансляция, заставив засомневаться в положении дел города. Правило «делить на пять» сказанное в экране прямо говорило о проблемах, которые вскоре настигнут на город, если только это не была трансляция с целью сообщить о победе. Обычно только, как бывает здесь, в случае какого-то великого события устраивают парады и шествия – которых нет.

    Ты движешься по украшенному городу, в котором кипит жизнь, загоняя самого себя тошнотворными мыслями о будущем, которого, как казалось, у тебя вовсе и нет. Бурная фантазия вновь придумывает факты за тебя, заставляя задумываться о вещах, о которых ни один нормальный человек и не мог подумать. Безделье вне работы, отсутствие каких-то стимулов жить – всё это лишь усугубляло положение с огромной скоростью. Может всё-таки стоило её простить?

    - «Я боюсь». – проскочит в голове.

    - «И я боюсь». – ответит пустой звук.

    - «Сердцу хочется кричать». – ответит третий звук, которого не было.

    - «Мы знаем, к чему это приведет. Тебе вновь снится кошмар». – дополняет их всех еле различимый голос, напоминающий Её.

    - «Мне нет до этого дела». – возмутишься ты, желая, чтобы тебе дали поспать.

    - «Зачем тебе идти на фронт? Тебе мало платят?» - неожиданно, голоса сольются в единый. Тебя это очевидно заденет.

    - «Я не собираюсь идти туда». – ответишь ты.

    - «Ты лжёшь. Ты всегда лжёшь. Ты хочешь показаться перед ней крутым. Ты сдерживаешься, чтобы не начать её преследовать. Твоё сердце ломит, но ты сам осознаешь, что всё кончено. Стоит ли перечислить то, что творится в твоих мыслях, когда ты мимолетно видишь её, проходящую с другим мужчиной? Стоит ли напомнить о твоих пожеланиях?»

    - «Я хочу умиротворения». – тебе покажется, что собеседник осуждает тебя за такие мысли.

    - «Прекрати это сейчас же. Был алкоголиком, стал завистливым. Что будет дальше? Изнасилуешь её?»

    - «ХВАТИТ. РАЗГОВОР ОКОНЧЕН». – тебя сорвёт на крик, но ты поймёшь, что вовсе не ты властен над ситуацией.

    - «А что бы сказал твой отец? Тебя распирает от правды, да? Взобрался бы на эту дрянь и хорошенько бы надругался над ней? Боже мой, да у тебя вся голова в этом забита! Да ты же ХОЧЕШЬ этого. Ты ХОЧЕШЬ завалиться к ней, весь крутой, весь в униформе, связать её мужа и оттарабанить её по самые шампиньоны!»

    - «Прекрати…» - услышав горькую правду, это единственное, что ты сможешь пропищать в ответ на железобетонные факты. Тобой движет ненависть, жадность, желание отомстить.

    - «Ты пожалеешь об этом желании. Много раз пожалеешь. Ты знаешь об этом, но ты – упёртый баран. С тобой бесполезно разговаривать». – твой беззвучный ответ растворится в пустоте. Тебе хочется истошно закричать от боли, что сковывает твою душу. Не уж то совесть проснулась?

    Рей проснётся в холодном поту за вахтой, очередной раз из десятков других. Его прорвёт на громкий крик, что будет слышен на всё здание, но ни один из коллег, что работали с ним – не отреагируют. Всем глубочайше плевать на Рея, и на то, что происходит с ним. Этот мир прогнил окончательно. Единственный оплот адекватности и желаний – сгнил вместе с ним в огне. Пришло время сделать выбор.

    Он не появится на вахте, вызвав этой выходкой недовольство всех, кому придётся работать за него. Ноги сами приведут его к мобилизационному пункту, в котором во всю шла работа. Ему придётся отстоять очередь вместе с десятками бедолаг, одетых намного дешевле чем он сам. На вид – все они были выходцами из беднейших районов, что стремились оторвать свой лакомый кусочек от перспектив, что гарантировала Гражданская Оборона. Но не каждый, как и Рей, задумывались о том, к чему это может привести. Абсолютно каждый из них был погружен в свои проблемы: бедность, непринятие обществом, ненависть к тем, кто принёс войну в город и прочие многие другие, тысячи, если не миллионы причин.

    - <:: Ваши документы. ::> - проговорит вялый, измотанный юнит по ту сторону окна.

    - «Возьмите, Господин сотрудник». – он долго смотрел его документы, разглядывая фотографию, сделанную вместе с Анастасией, которую Рей держал в своем портмоне. Будто всё понимая и без слов, офицер молча выставит ему все штампы, пропуская того внутрь.

    - <:: Желаю удачи. ::> - сухо продавит тот, встречая следующих посетителей.

    upload_2024-1-27_0-19-50.png

    Это был огромный комплекс за массивными стенами Нексус-Надзора, внутри которого разбрелись множественные кучки людей. Создавалось ощущение, что там не менее десяти тысяч человек внутри одного огромного дворика. Все были, видимо, подготовлены: у каждого были какие-то вещи. Один Рей был без ничего – пальто да документы. Сорвавшийся с места, не ожидающий что его попросту пропустят внутрь, он оглянется назад и задаст себе вполне очевидные вопросы, что возникают в таких ситуациях.

    Здесь не было ни одного знакомого лица. Практически все были одеты в какие-то обноски. Создавалось навязчивое ощущение того, что каждый, кто здесь находился – пришёл сюда работать за еду: одни кожа да кости, неприятный запах мужского коллектива. Рей, казалось, обойдёт весь плац от угла до угла, но никак не зацепится взглядом ни за одного человека, с которым можно было бы завести беседу или подружиться. Ему придётся осесть где-то, где никто бы его не трогал, пока тот ожидал бы своей участи.

    Она совсем скоро и настанет: сборы. На возвышенности от всего плаца, словно диктатор великого государства, объявится тот самый сотрудник командования, который пододвинется к стоящему там микрофону и начнёт свою речь.

    Именно с этого момента и начнётся настоящее веселье, которое пройдёт для него столь же быстро, как и весь путь, который он проходил, чтобы попасть сюда. Это будет интенсивный курс молодого сотрудника Гражданской Обороны, внутри которого их мало-мальски обучат следить за своим снаряжением и напарниками, пользоваться табельным снаряжением. Обучение было таким же, как и его описание – наспех, лишь бы побыстрее закончить и отправиться куда-то. Стоит лишь отметить то, что Рей так и не найдёт хотя бы одного человека, с которым можно было бы подружиться. Под маской не видно характера, эмоций, лишь товарищи, обученные хотя бы как-то поддерживать друг друга.

    31 декабря. Это была символическая дата для сектора. Все люди уже приготовились к праздничному выступлению Консулата, когда же по ту сторону стен, все новоиспеченные сотрудники «Гражданской Обороны», если их можно было так назвать – сидели вне какого-либо понятия о том, какое сегодня число и что происходит за стенами. Единственное, что было известно – это поездка в приграничную зону. Что конкретно там должно было быть – неизвестно. Рею же оставалось лишь коротать время за сном – отсыпаться за все те разы, когда он не уделял этому должного внимания…

    Послышится тревога, согласно которой все должны были немедленно быть приведены в боевую готовность: снаряжение, пистолет и дубинка – вот набор новоиспеченного полицейского. Их всех собрали впопыхах в казарменных расположениях, где им были представлены командиры групп. Рей Андерсон, а ныне «Рентген-8» был присоединён к одноимённой группе, именуемой «Патрульная команда-5». Не успев даже толком понять, что происходит, их всех собрали отдельно в одном из множественных помещений, где был лишь большой стол и стулья, карта на стене и парочка плакатов с призывами к переходу в солдаты сверхнадзора. Командир склонится над столом, когда его группа окружит того.

    - <:: Осуждённая зона номер тридцать шесть-пятнадцать-семнадцать – это комплекс под транзитным блоком шестьдесят-пять. Здесь проходили наиболее ожесточенные бои между мятежниками и силами сверхнадзора. Всё началось после гибели двух команд обороны. Наша задача – просканировать территорию и устранить неприятеля в случае обнаружения. У нас в поддержке будет крематор для стерилизации, а так же в районе будут находиться силы патрулей 4 и 7 – они намного дольше вас на службе, помогут нам. ::> - по его тону и темпу речи было понятно, что он далеко не в первый раз находился здесь. Всем стало всё предельно ясно с первых секунд – город действительно переживал не самые лучшие времена. Всем оставалось лишь молиться о том, чтобы слухи оставались слухами.

    - <:: Ситуация крайне дерьмовая, парни. Я понимаю, что вы даже толком не обучены – но нужно, понимаете? Иначе основные силы не смогут пробиться дальше. Мятежники устроили переполох, но командование всё ещё верит в победу. Наша основная цель – сдержать зону тридцать шесть-пятнадцать-семнадцать любой ценой и не дать противнику закрепиться на ней, если там что-либо осталось. Нам нужен транзитный блок. ::> - это был «Рентген-2» - второй по значимости лидер команды. Он выглядел пошарпанным и измотанным, будто бы это не первая ходка отряда.

    Совершенно скоро их всех погрузили в транспортные машины, на которых они в ночь на первое января, под грохот фейерверков, ехали далеко за пределы известного ранее города, в ожидании своей миссии. Никто не делал прогнозов. Всем было и так всё ясно – даже Рею, что успел смириться со своей судьбой.

    Команда Обороны высадилась непосредственно в объятом войной районе, где не было и намёка на снег. Здесь не было никакой жизни: лишь пепел, что заменял снег в местах. Отряд немедленно распределился по местам, продвигаясь вглубь города и минуя серое небо. На дворе было ориентировочно два часа ночи.

    upload_2024-1-27_0-19-37.png

    Это было пародией на город: настоящее безумие, в которое бросали как пушечное мясо практически необученных людей. Здесь не было трупов, которые будто кто-то оперативно убрал – можно было видеть след от огромных ботинок, а уже позже – выходящего из-за светлого угла крематора, что постепенно двигался на позицию.

    - <:: Это КО-5. Группа высажена и начинает сканирование. ::>

    Рей решил держаться двух парней, что постоянно ходили вместе. Проверяя буквально каждый камешек на своём пути, они вывернули от остальной группы в небольшой спальный район.

    upload_2024-1-27_0-19-31.png

    - <:: Наземным командам обороны: тревога. Требуется развертывание реагирования на инциденты. Шесть-пятнадцать-шестнадцать. ::>

    Услышав доклад, и, осознавая это именно их район, группа продвинулась вглубь, двигаясь по кодам, что обозначали конкретные места на локации.

    upload_2024-1-27_0-19-20.png

    Перед ними оказалась дверь, к которой они стремительно подбежали. Они заняли заранее отточенные места с двух сторон от двери, и, стоит самому главному подойти к ней и начать её открывать – произойдёт взрыв.

    - <:: Рентген-7, команда входит на локаци-… ::>

    - <:: Рентген-7; сотрудник убит; ОС-6-15-16. Всем ответить, код 3. ::>

    - <:: Потерян биосигнал отделения ГэО; Рентген-9; ОС-6-15-16. Оставшимся силам: доложите, пожалуйста. ::>

    - <:: Рентген-8; получил физические повреждения; ОС-6-15-16. ::>

    Он лежал в пыли, не чувствуя своего тела. Разбитые окуляры, затруднённое дыхание – это было малой частью того, что происходило с ним прямо сейчас. Уши заложило. Ничего не слышно. Рей пытался подняться, старался игнорировать начинающую постепенно пронизывать его боль – но тщетно. Откинув голову назад, тому лишь останется вслушаться в окружение, отдалённо определяя стрельбу, а уже после – и доклады в рацию, что отдавались ему прямо в голову, будто тот надел себе на голову ведро.

    - <:: Рентген-6! Рентген-5 выбыл! 11-99 мы находимся под обстрелом! ::>

    - <:: Это засада! Рентген-4-3 отходят! Отходят! Пришлите подкрепление! ::>

    - <:: Рентген-2; сотрудник убит; ОС-36-15-17, оставшимся силам: поддержать. ::>

    Голоса сливались воедино. Ему было понятно – он опять обосрался. Прикрыв свои глаза, Рей так и не поймет, что конкретно произошло.

    - <:: Сверхнадзор признает провал сдерживания. Ожидать подкреплений. Подавитель на локации. ::>

    - <:: Силам Гражданской Обороны в секторе – отступать, перегруппироваться на Хардпоинте-7-4-85. ::>

    - <:: Рентген-1; Рентген-8, сошёл с курса. Ожидать поддержки. Оставшимся юнитам – 10-19. ::>

    Именно так он и пролежал. Преданный и забытый всеми, кого он мог любить и знать. В канун нового года, пока все люди праздновали и наслаждались спокойной жизнью, он лежал где-то за городом, в Богом забытом месте, истекая кровью и размышляя о своей жизни. Не став героем, не став тем самым, кто величественно ворвётся с пистолетом наперевес в апартаменты девушки, что в это время активно праздновала с уже новым ухажёром – он стал никем. Неизвестно сколько конкретно он пролежал внутри. Он и не узнает, что подорвались они на растяжке, которую только-только подложил отряд мятежников. Рей так и не узнает, что погибли не только двое сослуживцев – но и двое повстанцев по ту сторону баррикад.

    Командование поощряло всех, кто отважился пойти на встречу смерти. Оно показательно клеймило их всех героями несмотря на то, что новобранцы гибли как мухи, не имея должной подготовки. Его в конечном счёте найдут и заберут обратно, откуда он приехал. Но это больше не будет «Рей Андерсон». Он пролежит в госпитале до самого конца вооруженного конфликта со многочисленными травмами, но молодой организм сумеет их перебороть. Его переведут в другой сектор на прохождение уже нормального обучения, как человека, что стал одним из объектов пропаганды, именуемый, как и все другие – «героем».

    Это травма на всю жизнь, которую невозможно вычистить из своей памяти. Неужели, стоило всё это время следовать эмоциям и идти за ними? Стоило ли всё это того?

    Мы никогда не задумываемся о тех, кто в канун какого-либо праздника находится где-то «там». Это вовсе не односторонняя история, а один из многих примеров, который иллюстрирует сломанные жизни по тем или иным причинам. Она рассказывает нам о выборах, что делают люди, и о том, что происходит за кадром, пока они пытаются ответить на вопросы, что кислотой разъедают сознание и мысли. Понятие «героя» построено на выживших, и на тех, кто остался в тени – отдавшие свои жизни или повлиявшие на ход этой самой истории.
     
    Последнее редактирование: 27 янв 2024
  3. frodo

    frodo Well-Known Member

    145
    1.417
    93
    Увидел, да, что конкурс до 31'го числа, а не первого...
    Позже обновлю квенту саму, раз такие пироги...
    upload_2023-12-31_16-40-6.png
     
    Последнее редактирование: 31 дек 2023
    Luckness(Котик) нравится это.
  4. frodo

    frodo Well-Known Member

    145
    1.417
    93
    Привы-привы всем-всем!!! Как и обещал, квенту обнюхал-перенюхал-подредактировал на окончательный вариант. upload_2024-1-27_0-26-46.png
     
    Luckness(Котик) нравится это.
  5. Sectorielle

    Sectorielle Well-Known Member

    26
    536
    78
    К1 | Объем рассказа - 3/3
    К2 | Языковые и речевые нормы - 7/10
    - нарушение видо-временной соотнесённости глагольных форм.
    - некорректные формы слова.


    С1 | Главный герой - 5/5
    Главный герой учтен во всех событиях ИЛИ события раскрывают конкретные стороны личности главного героя.

    С2 | Второстепенные герои - 3/5
    Второстепенные герои проработаны не до конца, но играют важную роль в рассказе.

    С3 | Сюжетные линии и повороты, развитие - 3/5
    Сюжет проработан хорошо, но имеются спорные моменты и недочёты.

    С4 | События - 6/10
    Важные для развития сюжета события весьма скоротечны и не проработаны, чего не скажешь о побочных событиях.

    С5 | Учет специфики вайтлиста в сюжете - 3/5
    В целом, некое соответствие специфике присутствует, несмотря на отсутствие как такового упоминания Ополчения, если не считать описания плакатов.

    Н0 | Концепция 2/3
    В квенте присутствует однозначно интересная концепция, однако для автора она не нова.

    Н1 | Описание - 5/5
    Описания в тексте сочетаются с сюжетом. Они полноценны и целостны, несмотря на постоянное нарушение временных форм глаголов (но это уже К2)

    Н2 | Заспамленность текста - (44,98%) - 4/5
    Н3 | Количество воды в тексте - (23,5%) - 5/5

    Всего 46/61 —> 75,4%/100% = РЕКОМЕНДОВАНО К ОДОБРЕНИЮ


    Приветствую. Взялся за эту работу, так как появилось свободное время. Известный мне ранее автор, конечно же, привлек к себе, потому что у меня уже имелись ожидания. Что ж, от слов к делу, перейдем к критике.

    И начнем с сюжета. Изживший себя алкаш-шизофреник отказывается от жизни с лоялистом высшего уровня и, услышав по телевизору о том, что с двумя офицерами с синдромом вахтера, поиздевавшимися над ним, провели трюк с исчезновением, решает стать таким же вахтером с подсознательной целью обесчестить бывшую, прочитав об этой возможности на плакате, но в итоге попадает в условия, в которых теряет даже мельчайший контроль над своей судьбой.

    Прошлая работа автора показалась мне намного более философской, несущей более важную мысль. Наверное, потому что она была менее абстрактной. Тут тоже есть мысль, но меня преследует ощущение, будто этот рассказ лишь подражает прошлому, а не является новым и самостоятельным. Так если подумать, основная линия почти та же. Отбившийся от нормы винтик в механизме, легким движением чьей-то руки вылетает из своей лунки и пытается найти новое пристанище в порыве душевных терзаний, аффекта и психоза из-за всего происходящего. Все, конечно же, приукрашено всем острым, что так сильно задевает людей, подогревая интерес читателей: физиологическая мерзость, секс, любовь, эмоции, кризис. В целом, неплохо, но плохо то, что ничего нового, потому что у автора уже было такое.

    Обделанные штаны мы расписываем слов на 300-500, роман уместится в 150-200 вместе с знакомством и описанием совместной жизни… Наверное, можно это счесть побочным ущербом из-за отсутствия сегментации работы на главы: не очень интересная «прошлая жизнь» главного героя занимает почти всю первую часть работы. Развязка тут находится ближе к концу, и при прочтении создается впечатление, что все это можно было уместить в 5-6 тысяч слов.

    В рассказе много прыжков от обстоятельств к обстоятельствам. Чтобы представить, насколько удачно движется линия повествования, я всегда формирую у себя в голове картину — как бы выглядела работа, будь у нее экранизация. Тут мне в голову приходит только «Черное зеркало», в котором каждая серия — отдельный сюжет, на который наложено временное ограничение. Прыжки, скачки, попытка засунуть утопичную трагедию с сатирой над техническим прогрессом и укладом общества в 50 минут хронометража. В итоге зритель большую часть времени пытается найти связь в бессвязном, как будто вырезанном и недоделанном. Хотя, казалось бы, в 10 тысяч слов можно было уместить гармонию между переходами, но всего этого нет, а объем достигнут бесконечными сравнениями, метафорами, пояснениями и углублениями в не очень важные детали. В этом нет ничего удивительного, каждый автор будет использовать данный ему простор по собственному усмотрению, но задача этого абзаца в рецензии — указать на обрывистую композицию рассказа.

    В целом, не буду врать, мне даже понравилось. Местами проскальзывают комедийные нотки, что очень важно даже в подобной трагедии. Отсылки тоже заценил, куда же без них. Вообще, не особо хотелось давать рекомендацию к одобрению этой квенте, но я прогнал её по своим критериям, и, оказывается, четыре десятые процента дают возможность перейти порог одобрения. В общем, не только во вред и ограничение они работают. Тем не менее, если кто-то из старших счёл бы доработку этой квенты за необходимость, я бы его поддержал. Да и будь я кем-то, кто выносит финальный вердикт — тоже запросил бы доработку. Просто не очень понятно, что именно дорабатывать. Наверное, сокращать объем ненужных отклонений и направлять освобожденные слова в сторону развития истории в её переломный момент, а то в нынешнем виде причина начала всего этого самобичевания (девушка-лоялистка) раскрыта довольно плохо. А ведь именно она помогла ему поменять образ жизни, а потом и сломала его, заставив поменять свою жизнь еще раз. Автору на заметку.

    А у меня на этом всё, всего доброго!
     
    Последнее редактирование: 31 янв 2024
    frodo нравится это.
  6. Lorane152

    Lorane152 Monkey

    120
    1.061
    93
    Приветствую.

    Начнем с обсуждения персонажа данной истории, Рей это лоялист и работник ГСР, лютый алкоголик, но его особо никто не трогает, пока он исполняет свои обязанности вовремя. Характер передан, в целом мы понимаем что из себя представляет его личность.

    На счет сюжета и всего остального. Как таковой, сюжет постный, ничего нового или интригующего не прослеживается, это уже классическая паста за неудачника и потерявшегося в себе человека, который встретил женщину которую полюбил, но в последний момент Рей ловит ее на измене, и принимает решение пойти в армию. Как по мне, это банально, но имеем что имеем.

    Автор действительно ссылается на некоторых существующих в реалиях сервера персонажей (или существовавших), и это явно видно, доказывать факт "случайного" использование как по мне глупо, ибо автор не только частично копирует имена этих героев, но и характер персонажей, хорошо это или плохо, не знаю. Если ссылку на реально существующего персонажа действительно можно как-то вставить и уместить логический в квенту (Как это было сделано в квенте Черный лебедь), то вот так "маскировать" реальных персонажей как-то не очень, если автор уже заведомо знал об этом, стоило просто изменить имена.

    Что на счет деталей, они есть, хорошо получаются у автора, но как по мне, автор старался в притык влезть в тот объем что прописан правилами, максимально налив при этом воды, действительно, некоторые сцены описаны красочно, а некоторым уделено от силы пару предложений, баланса никакого нету, и если в прошлой истории автора (~6500 слов) этого не было, то тут это хорошо прослеживается, как прослеживаются и не понятные прыжки с одного места в другое, порой читаешь и не понимаешь что вообще происходит, приходится перечитывать по нескольку раз для того чтобы понять ту суть, которую пытается донести автор.

    Не много от себя.
    Я знаю что автор уже ранее писал квенту, и она была одобрена, так вот если сравнивать две эти работы, то та что лежит сейчас в архиве, на несколько порядков выше, возможно потому, что автор захотел сделать большую работу, но не получилось.
    На счет самого Рея, это вполне интересная личность, лично я вижу Рея в лице главного фигуранта песен "АУ" такие как "Я никому не нужен" и "Зеленый Змей", это забавно.
    Не хочу сказать что квента плохая, вовсе нет, это вполне годное чтиво, однако без существенных доработок, как сказал уже выше Секториале, да и это было так же подмечено мной лично, квента "дерганая", и как мне кажется, она даже и не закончена вовсе, т.к финал истории просто обрывается на том, что Рей лежит посреди мертвой команды, раненый, какая судьба ждет его дальше не понятно, "додумай сам". В названии квенты фигурирует Городское Ополчение, однако в тексте автор указывает что у него на лице маска ГО.

    Одобрить данную квенту я не могу, хоть она и хорошая, но требует больших доработок, время на которые уже попросту нету, для автора это опыт написания больших работ, я надеюсь что автор примет к сведению все выше сказанные мной и Сектореале огрехи, и в будущем сможет сделать полноценную большую работу.

    Всего доброго!
     
    Последнее редактирование: 26 фев 2024 в 17:30