[Новогодний конкурс, 31.12.23 - 31.01.24][ГСР]Черный лебедь

Тема в разделе "Архив", создана пользователем Des_ond, 31 дек 2023.

Статус темы:
Закрыта.
  1. Des_ond

    Des_ond Пользователи до 500

    2
    2
    3
    Никнейм автора: Des_ond
    SteamID автора: STEAM_0:1:39162722
    Желаемая награда: Вайт-лист ГСР
    Количество слов в квенте: 10918

    Черный лебедь
    [​IMG]

    Шёл 17-ый год оккупации. Экосистема планеты полностью уничтожена. Остатки ресурсов выкачиваются без остановки. Последнее поколение людей доживает свои дни на развалинах прежней цивилизации, чей убогий вид захватчики пытаются скрыть за заплатками из черного металла. Те немногие, кто избрал активный путь сопротивления, все чаще приходят к выводу, что в долгосрочной перспективе любые попытки противостоять обречены на провал. Кто-то пытается бороться с наземными силами Альянса в партизанских вылазках, кто-то помогает нуждающимся независимо от стороны конфликта, а кто-то пытается оттянуть время и дать человечеству драгоценные дополнительные минуты в этой борьбе. Но в большинстве своем люди не мыслят в таких категориях. Даже под гнетом инопланетной интервенции их беспокоят более простые вещи. Именно поэтому в Сити-16 было созвано экстренное собрание Гражданского Союза Рабочих, где будет обсуждены довольно приземленные и одновременно судьбоносные вещи в рамках одной человеческой жизни.


    – Мы должны сделать все за неделю! – женщина окатила всех недовольным взглядом, останавливаясь на лице каждого из присутствующих в кабинете для совещаний центрального офиса Гражданского Союза Рабочих.

    – Но Екатерина Валерьевна! Мы бы подготовили всю документацию без проблем, если бы нас заранее предупредили за несколько месяцев. Но Вы даете нам всего лишь неделю на заполнение отчетов и составление реестров за несколько лет! Это физически невозможно! – возмутился один из приглашенных.

    – Мисс Котова, это просто делегация, а не проверка! Зачем нам все это готовить? Они не будут рыться в бумагах!

    – Екатерина Валерьевна, это абсурд! Администратор вообще понимает, какие поручения он дает?!

    Гул стоял невыносимый. Единственный, кто из всех 13 присутствующих не издал еще ни звука, был Джонатан Стюарт – 35-летний мужчина, который вовсе не должен здесь находится. Данное собрание предназначалось для глав комитетов центрального офиса ГСР Сити-16, и по стечению определенных обстоятельств Джонатан находился здесь вместо действующего главы комитета по делам лояльности и его заместителя, которые оба неожиданно слегли в долгосрочный больничный буквально одним за другим. Джонатана вряд ли выбрали за его выдающиеся лидерские качества или из-за уважения, которым он пользовался среди коллег. Мужчина занимал должность главы отдела СМИ, был достаточно покладистым и самое главное – лишний раз не задавал лишних вопросов. В структуре было достаточно людей, кто мог бы более гармонично смотреться на месте Джонатана на данном собрании, но никто не любил внеплановые совещания, в особенности если их проводила заместитель директора ГСР Котова Екатерина Валерьевна, которая держала всю структуру в нервном состоянии из-за своего неуравновешенного характера. И сегодня здесь нужен был человек, который бы просто сидел, млел и робел. Жаль только, что другие присутствующие об этом решили забыть, услышав новость о прибытии делегации.

    – Стандарты заполнения рассылаются своевременно во все структуры ГСР! Если по каким-то причинам Вы их проглядели, это не является проблемой руководящего состава! – Котова уже перешла на крик, но её звонкий голос все равно терялся в гуле возмущающихся.

    – Я не стану переводить половину своего персонала на бумажную работу! У нас и так не хватает людей в больницах, так вы еще хотите, чтобы я обязал их плюнуть на граждан и делать эту бесполезную работу?!

    – Почему мы узнаем о делегации только за неделю! Зачем Администратор нам дает эти поручения, которые с ней вообще не связаны? Это просто издевательство!

    – Администратор Гуриев не должен ударить лицом в грязь из-за вашей лени и отсутствия дисциплины! – Котова продолжала пытаться перекричать собравшихся.

    – Вы даже не говорите из какого города они едут! За кого вы нас принимаете?! Пусть Гуриев сам лично придет и все это будет объяснять!

    – Да! Верно! – одобрительные крики раздались по всему кабинету.

    Котова вся покраснела. Она ударила кулаком по кафедре, за которой стояла, и прокричала на весь зал:

    – Совсем страх потеряли?! Вы с кем так разговариваете! Забыли, что стало с теми, кто позволял себе такие высказывания?! Если Вы и встретитесь с Гуриевым, так только у расстрельной стены!

    Её слова повисли в воздухе. Все замолкли. На лицах застыл шок, даже самой Котовой было не по себе от сказанного ею. Присутствующие начала переглядываться между собой. Джонатан лишь опустил взгляд и сконцентрировался на ручке, с которой он игрался последний час.

    – Все свободны, – тихо произнесла она, после чего весь кабинет молча опустел.

    На улице всех ждал автобус. Солнце только начало всходить, и огни на уличных столбах, один за другим, начали гаснуть. Горизонт пожелтел и единственное, что портило весь вид, была Сторожевая Башня – высокий монолит из черного металла, который возвышался над всем городским пейзажем. Хоть она и была выше любого небоскреба в городе, Джонатан всегда впадал небольшое уныние от её вида: в Сити-17 Цитадель можно было увидеть из любого окна и часто создавалось ощущение, что у нее нет ни конца, ни начала; создавалось ощущение, что ты работал в самом сердце Альянса, был частью чего-то важного, но здесь же – лишь какая-то жалкая пародия на неё с парой прожекторов и антенн. Напротив центрального офиса находилась главная площадь со стендом для выступлений и нелепой статуей Доктора Брина. Солнце начало постепенно выходить из-за Башни, площадь начала наполняться светом, а водитель автобуса просигналил Джонатану, чтобы тут скорее садился.

    Всю дорогу все тихо перешептывались между собой, кроме Джонатана.

    – А помнишь как она рыдала после его казни? А сейчас таким угрожает. Совсем проблемы с головой…

    – Вот же сука. Из-за таких лизоблюдов ГСР в полном говне!

    Джонатан с удовольствием подслушивал все это. Не каждый день выпадает шанс узнать истинное мнение начальства о друг друге.

    – С каждым месяцем все хуже и хуже. Мне кажется следующий год мы вовсе не переживём… – Джонатан смаковал каждое прошептанное слово.

    – А что Вы думаете о сегодняшнем собрании? – голос донесся сзади от Стюарта.

    Джонатан обернулся и увидел престарелого чернокожего мужчину в медицинской форме.

    – Вам интересно мое мнение?

    – Вы не глава подразделения, мне интересно мнение свежего человека.

    – У вас на каждом собрании угрожают казнью? – в ответ Джонатан услышал лишь короткий смешок. После короткой паузы он продолжил: – Наверное тяжело жить под постоянным страхом расстрела?

    – Вам жалко нас?

    – На такой важной позиции находится, столько ответственности…

    Мужчина лишь покачал головой и вновь усмехнулся.

    – Вы знали Дмитрия Федорова?

    – Того что казнили полгода назад? Да. Но лично не был знаком.

    – Хороший был человек. Как и сотрудники ГО, которых расстреляли вместе с ним. Жаль, что их это не спасло от Гуриева, – мужчина поднялся с сиденья и направился к выходу.

    Спустя 15 минут Джонатан был единственным кто остался в автобусе. В окне виднелось приближающиеся здание родного офиса. Водитель остановил машину, и стоило Стюарту подняться со своего места, как он услышал радио-переговоры сотрудников Гражданской Обороны. Он взглянул в окно и увидел с десяток метрокопов, стоявших у главного входа в здание. Дверца автобуса открылась и по ту сторону послышался искаженный мужской голос:

    – Джонатан Стюарт, следуйте за нами.


    ***

    Джонатана отвели в здание напротив от офиса. Это был крупнейший цех по печати во всем городе. У входа толпилась огромная очередь из граждан, которые пришли на свою смену. Сотрудники ГО, которые патрулировали местность возле здания, внутрь никого не пускали. По дороге ни один из сопровождающих не выронил ни слова, собственно как и Джонатан. При входе мужчину обыскали, и спустя несколько минут позора, он оказался внутри: посреди большого зала стояла два человека в дорогих костюмах, двое сотрудников ГО и заместитель Стюарта. Помощник стоял с перекошенными ногами и трясущимися руками. Он не заметил как Джонатан вошел внутрь, все его внимание было сосредоточено на том, чтобы заговорить зубы двум важным гостям. Это не сработало. Завидев Джонатана, те легонько оттолкнули заместителя и пошли навстречу вошедшему мужчине.

    – Стюарт, здравствуйте! – полный мужичок невысокого роста, протянул руку вперед.

    – Григорий Александрович, очень рады видеть Городского Администратора в нашем печатном цеху. Как и Вас, Директор Хайнеманн.

    – Здравствуйте, – тихо прошипел Директор, пропуская перед собой двух мужчин.

    – Вы же были на собрании? Как там Екатерина Валерьевна? Все понятно объяснила? – бодро спросил администратор, зашагав вперед.

    – Да, только вот… – Джонатан остановил себя на полуслове. Он хотел заикнуться о том, что все главы комитетов были возмущены, но понял, что лишь подставит их, донеся эту информацию до администратора. Нужно было извернуться.

    – Только вот что?

    – Только вот жаль, что Мистер Смит и Мистер Фонг не смогли присутствовать там по болезни.

    – А… Да-да, очень жаль. Но как другие отреагировали?

    “Котова скорее всего все расскажет ему и так в приукрашенном виде. Утаивать смысла видимо не было,” – подумал про себя Стюарт.

    – Энтузиазма на их лицах не было.

    – Ха! – у администратора появилась садистская улыбка, – конечно его не было! Они просиживают свои штаны до последнего, а как нужно что-то сдавать, то сразу глазками хлопают и удивляются! Ну, ничего. Как только они не дополучат стимулирующую рационную норму, то быстро все сделают. Я уже их всех наизусть знаю.

    Джонатан промолчал. Директор ГСР в это время медленно плелся позади, внимательно подслушивая каждое слово.

    – Через неделю приедет делегация. Они пробудут здесь несколько дней, точное количество не известно, но мне думается, что примерно пять-семь. Мне необходимо, чтобы мы их встретили со свежими выпусками городской газеты на разные темы!.

    – Мы тратим на составление выпусков от двух недель, мы не успеем это сделать, особенно в таком количестве…

    – Поэтому я привел тебе подмогу! – мужчины встали напротив двух сотрудников ГО: слева стоял высокий широкоплечий мужчина, а слева от него – высокая женщина, держащая руки за спиной. Оба были в полном обмундировании и, единственное, что их отличало от других сотрудников ГО – это желтые полосы и вкрапления на их форме.

    – Лучших людей в этом деле нигде не сыскать!

    Метрокопы молча кивнули в сторону подошедших людей:

    – Администратор, директор, мы готовы приступить к нашим обязанностям.

    – Отлично! Джонатан, вы отчитываетесь перед ними: любые вопросы, проблемы и тому подобное – через них. Они будут следить за тобой и докладывать все мне. Ясно?

    Джонатан не мог понять как себя чувствовать. С одной стороны, его посетили самые влиятельные люди города, но с другой стороны – это все не имело смысла. Зачем Городскому Администратору выбираться из Сторожевой Башни в какой-то печатных цех, чтобы дать задание тривиальное задание по печати макулатуры? Разве нельзя было послать одного директора? Хотя Хайнеманн не отличался какой-либо результативностью, харизмой или авторитетом и вообще занимал эту должность не из-за своих качеств, а за свою долгую и склизкую дружбу с администратором. Почему просто не послать одних ГО, они быстро способны любую информацию донести. Хотел запугать? ГО и так бы это сделали. Хотел лично проконтролировать? Такое дело не кажется слишком важным для личного контроля. Если только…

    – Ясно?! – уже повышенным тоном переспросил администратор.

    “Если только за этим не стоит, что-то более важное, чем рассказал администратор”, – подумал про себя Джонатан и утвердительно кивнул.

    – Что ж, в таком случае начинайте работать, а мы с Джозефом в областную больницу поедем, проверим как они готовятся к делегации, – администратор поправил свой коричневый пиджак и чуть ли не вприпрыжку пошел к выходу. Хайнеманн тихонько попрощался, поправил свое темно-зеленое пальто и пополз вслед за своим прямым начальником.

    – Введи человека в курс дела, а я пойду в офис и всё подготовлю к работе, – обратился к сотруднице ГО ее коллега. Та лишь молча кивнула, перевела взгляд на Джонатана и произнесла короткое:

    – За мной.

    Они поднялись на второй этаж цеха, где находился кабинет с панорамным видом на главное помещение. Сотрудница включила свет: внутри кабинета на столе были положены толстые стопки разных бумаг, бланки и блокноты, а также личные вещи сотрудников.

    – Мы бы более радужно Вас встретили, но перед начальством необходимо вести себя так, как они ожидают, чтобы ты себя вел, – произошло два характерных щелчка и сотрудница сняла маску, – номер: 911, но можешь звать меня просто “Девять”.

    Девушка протянула руку. Джонатан рефлекторно протянул свою в ответ, не сводя взгляда с лица сотрудницы. Какие-то невзрачные темно-болотные глаза, короткие темные волосы, довольно моложавое черты…

    – А Вы неразговорчивы.

    – Просто немного шокирован….

    – Да уж, не каждый день приходят в гости ТАКИЕ люди. Ну, ничего, чем быстрее начнем, тем быстрее это все закончится. А пока – садитесь за стол, предстоит тяжелая работа.

    Джонатан послушно исполнил команду сотрудницы. Среди кучи листов и папок осталось немного свободного места, где Стюарт мог бы работать. Рядом с новеньким блокнотом лежали две ручки, одну из которых Джонатан взял в руку и начал крутить.

    – Красные ручки?

    – В личном деле сказано, что Вам нравится писать ими в своих черновиках, – девушка подошла к столу, взяла небольшую стопку бумаг и положила ее перед мужчиной, – мы хотели создать более-менее комфортную обстановку. Держите, это весь список тем, про которые нужно будет написать статьи.

    Джонатан взял лист. На нем было выделено 7 тем, а под ними было где-то 4-5 подпункта.

    – Что это?

    – Темы выпусков, а то что под ними – темы статей, которые нужно написать.

    – Так и вся эта документация, которую вы сюда принесли – это материалы к статьям?

    – Именно.

    – Отлично, давайте взглянем, — Джонатан взял один из листов. Его глаза расширились в недоумении, после чего он начал быстро перебирать один лист за другим.

    – Что это всё? Откуда это?

    – Это отчетные документы офиса ГСР и публичные отчеты Гражданской Обороны.

    – Но тут одни таблицы и числа, – Джонатан берет другие два листа в руки, – “Положение о проведении рабочей фазы на крытом предприятии “Днепр” и “Статистика по предотвращению правонарушений за период с 24.06.2022 до 24.07.2022… 21-я редакция”? Ни заявлений, никаких комментариев и нет описаний событий. Это же просто сухая статистика!

    – А разве что-то другое нужно?

    – Это служебная документация. Отчеты ГО по задержаниям еще можно вписать в три строчки, но что мне делать, например, со “Списком граждан прошедших плановый медосмотр” или “Количество заселенных и выселенных Дома 89 на ул. Рабочей, сентябрь 2023”?

    – Ну, можно написать, что прошел очередной медосмотр, все здоровы, Союз Вселенных обеспокоен самочувствием граждан и прочее…

    – И кто такое будет читать? Моя задача сделать так, чтобы газету не срывали со стендов и несли в туалет, а чтобы новые выпуски с трепетом и интересом ждали.

    – Удачи объяснить это администратору, – с усмешкой сказала девушка, плюхнувшись на кресло, которое стояло напротив стола, – нам дали задание и мы его выполняем, остальное не является нашей ответственностью.

    – Я предпочитаю выполнять свои поручения не бездумно, а так, чтобы принести пользу.

    – И далеко этот принцип Вас привел? Сдается мне вы три года уже на этой должности, и повышения все не видно.

    Неожиданно дверь открылась, в помещение вошел коллега сотрудницы. Тот осмотрел комнату и повернулся в сторону девушки: – По уставу в присутствии гражданских маску снимать запрещено.

    – Поэтому я должна задохнуться, пока буду здесь сидеть весь день?

    – Твой номер будем с почетом вспоминать всем подразделением, Девять, – мужчина подошел к столу и протянул руку, – Приятно познакомиться, Джонатан. Я – Ник.

    – Ник?! – засмеялась девушка, – это вообще откуда взялось?

    – Ну, я всегда хотел, чтобы меня так называли…

    – Нет уж, я тебя так точно называть не буду. Это ведь даже не твое настоящее имя!

    Сотрудник проигнорировал подколы и продолжил:

    – Для любых официальных запросов мой номер – 231.

    Джонатан пожал руку, ничего не ответив. После нескольких секунд размышлений он все же решился спросить:

    – Какие сроки?

    – 3 дня на разработку черновых вариантов всех 7 выпусков. 1 день на проверку у руководства. 3 дня на доработку и печать. Справимся?

    – Других вариантов у нас нет, – Джонатан открыл блокнот и начал работу.

    Ник молча начал копаться в своей сумке. Оттуда он достал небольшой кассетный проигрыватель, который поставил на стол, в то время как девушка с азартом наблюдала за действиями коллеги. Мужчина нажал на кнопку и заиграла музыка.

    – Знакомая мелодия, – сказал Джонатан.

    – Это чтобы лучше работалось… Лебединое озеро.


    ***

    Прошло 4 дня упорной работы. Джонатан сидел в своем офисе. Часы пробили три часа дня. С минуты на минуту двери должны были открыться, и два сотрудника ГО должны вошли бы с хорошими новостями. Стюарт не был взволнован. Данная работа далась не очень тяжело, хоть приходилось выдумывать целые сюжеты и истории из отчетов по санитарной уборки.

    Вдруг послышались тяжелые шаги. Джонатан сделал вид что работает, и дверь начала открываться. Два сотрудники неспешным шагом вошли внутрь и переглянулись.

    – В общем, Джонатан, они… – начал мужчина.

    – Отказ, – перебила его девушка.

    – Как на всё? Что конкретно их не устроило?

    – Всё. Каждая строчка от и до, – ответила девять и плюхнулась в на стул, – Администратор, мне кажется, себе голос надорвал, когда на нас орал.

    – А что они говорили? Чем возмущались?

    – Они сравнивали их с твоими предыдущими выпусками и… – Ник встал в сторону, облокотившись о стену.

    – Назвали их убогой, скучной и сухой писаниной. Цитирую: “Читать этикетки в туалете интереснее, чем это.”

    – А что они хотят? При работе над выпуском мы две недели собираем материал, делаем опросы, проводим интервью и записываем комментарии. За три дня с таким материалом другого не получить. Тем более делегация и так не будет смотреть эти документы, зачем нам делать из них выжимку?

    – Девять вскочила со стула и повернулась к Нику: – Что Гуриев сказал мне? Шкуру спустит, если мы провалимся? Да пошёл он… Раз уж он хочет успеха, то пусть не возмущается на используемые методы! – вокодер маски сотрудницы легко потрескивал, когда тональность её голоса повышалась вместе с ее недовольством.

    – И что ты хочешь сделать?

    – Нас попросили выполнить это задание “любыми способами”. Давай просто расскажем ему правду.

    – У нас запрет.

    – Запрет без официальных приказов, без протоколов и которое прямо нарушает регламенты. Если они прижмут нас к стенке, то в Сити-17 будут рады узнать о их самодеятельности. Тем более не весь командный состав пляшет под дудку Гуриева…

    Ник молча стоял поставив руки на пояс. Девять подошла ближе к нему и стукнула по плечу: – Ну, давай. Разве что-то хуже той ночи в допросной может случиться?

    – Хм, да ничего лучше тоже вряд ли произойдет в ближайшее время, – Ник стукнул её в ответ, – ладно. Джонатан, идем в цех. Здесь слишком много ушей.

    Внутри цеха кипела работа. Вторая смена граждан трудилась над новой партией плакатов, которые должны были быть развешаны по всему городу к моменту прибытия делегации. Ник ускакал далеко вперед, Девять и Джонатан шли вместе, наблюдая за спинами граждан работающих у конвейера. Неожиданно один из рабочих сделал пару резких шагов назад и столкнулся вместе с Джонатаном. Стюарт пошатнулся и чуть было не потерял равновесие. Гражданин повернулся и с испуганным лицом посмотрел сначала на Стюарта, а потом на рядом стоящую Девять.

    – Боже, я случайно… Извините…

    – Ничего страшного, с каждым такое… – Джонатана прервал звук шипения включенного парализатора. Сзади подошел другой сотрудник ГО и аккуратно отодвинул Стюарта в сторону.

    – Из-за твоей расхлябанности пострадал лоялист. За мной.

    – Сотрудник, это была случайность, он не хотел…

    – Скажите спасибо, что на Вас “случайно” ничего не рухнул. Все начинается с таких мелких оплошностей, которые потом перерастают в трагедии. Их необходимо пресекать еще в утробе.

    – И все же…

    – И все же не переступайте черту. Гражданин, за мной.

    Джонатан в панике повернулся к Девять. Она молча наблюдала за ситуацией. Как только она заметила взгляд Стюарта на себе, сотрудница молча развернулась и пошла в сторону лестницы.

    Гражданский нехотя пошел за метрокопом, опустив взгляд вниз. Джонатан проводил их взглядом, после чего быстрым шагом догнал Девять:

    – Почему ты не вмешалась?! Он же просто оступился.

    – Правда, Джонатан? Ты хочешь из-з этого устроить спор?

    – В этом избиении нет необходимости! Сотруднику просто стало скучно вот он и воспользовался…

    – Джонатан, честно – это не время и не место. Обсудим позже.

    Они поднялись по железной лестнице на второй этаж и плотно закрыли за собой дверь. Джонатан уселся на свое привычное место за стол, рядом стоял Ник, который ковырялся в своем плеере.

    – В общем… – начал Ник.

    – Едет делегация из Сити-8, - подхватила его Девять.

    – Сити-8? Это другой конец света… Зачем?

    – “Амария Индастриз” открывает свое отделение в Красне-5, и, видимо, они решили заехать в Сити-16 к Гуриеву по этому случаю.


    Известность об “Амарии” не сильно распространена на европейском континенте, зато в Азии любой гражданин каждый день видит это название. “Последний бич прошлого”, – так её завистливо именуют в узких кругах. Каким именно образом Амария смогла пережить вторжение и оккупацию, и кто был её основателем доподлинно не известно. Многие предполагают, что это было простое удачное совпадение обстоятельств, другие верят в сговор Альянса, Брина и номенклатуры азиатского региона. Но скорее всего правда где-то по середине. Хоть Амария и не обладает официальной автономией и де-юре находиться под прямым контролем Сити-17, по факту она является вторым по влиянию игроком на политической арене после администрации Брина. Хоть Администратор Земли прекрасно понимает, что как бы притягательна не была сверхцентрализация власти, у нее есть минусы. И одним из этих минусов является невозможность эффективного управления индустриальных комплексом Азии из центра Европы. И Брин не просчитался: Сити-8, где базируется главный офис компании, стал “Городом Лоялистов”, куда, по слухам, могут попасть только лучшие из лучших. В технологическом плане Амария опережает своих европейских коллег на несколько лет, а пейзажи территорий, которые находятся в зоне ее влияния, напоминают картинки из футуристических журналов. И, конечно, Брин использует это. Как там говорят – разделяй и властвуй? Страх любого городского администратора – потеря влияния, а ничто так не мотивирует, как тень конкретной корпорации на горизонт и осознание простой правды – незаменимых людей не бывает, особенно в том мире, где есть “Амария Индастриз”.

    Наименование города, которым была Красна-5 до вторжения, искусственно стерто из истории. Когда это был развивающийся моногород, сейчас же – это каторга посреди руин. Имея крупнейший оставшийся в сохранности, металлургический комплекс в Европе, Красна-5, с населением примерно 50 000 человек, удовлетворяет нужды Альянса как в военной, так и в гражданской сферах. Она расположена в 300 километрах от Сити-16, единственным крупных городом по близости, и находится полностью в его подчинении.

    – В смысле? Это даже не официальный визит?

    – Технически – да. Официально они прибывают только в Красну-5. Визит же Сити-16 носит весьма другой характер, – Девять сняла маску и положила ее на стол.

    – И зачем было на уши всех поднимать? Зачем вся паника вокруг документации?

    – Видимо Гуриев подумал, что так Вы лучше подготовитесь и лучше покажите себя делегации…– Ник продолжал копаться в плеере, пока Девять недовольно наблюдала за ним.

    – Джонатан, нам никогда не понять, что у Гуриева в голове. Может это возрастное, может еще что-то. Ты не на те вещи обращаешь внимание, – Девять подняла руку и помахала ею. Ник это заметил и с глубоким вздохом кинул плеер девушке, после чего вышел из помещения.

    Девять встала и подошла к столу. На нем были разбросаны эскизы плакатов, которые подготовили дизайнеры. Девушка взяла один в руки и покачала головой:

    – Этот что еще такое?

    – А? Это? Плакаты для встречи делегации. Взяли картинки из архива.

    – Это что за черные птицы рядом с людьми?

    – Рядом с людьми? Лебеди, а что?

    – Черные лебеди?

    – Ну, да. Такой стиль у художника, что поделать…

    – Джонатан, это символ смерти в Азии.

    – Что? Ты-то откуда знаешь?

    – Ты не представляешь с чем мы сталкиваемся на службе.

    – Я не стану это переделывать из-за…

    – Джонатан! Это надо переделать или переделают тебя.

    Девять протянула плакат мужчине и тот нехотя взял листок и сделал на нем пометку.

    – Может мне надо еще на что-нибудь обратить внимание?

    – Амария не имеет представительства в европейских городах, Красна-5 – это их шанс закрепиться здесь. Они уже получили одобрение на постройку своего отделения. Сюда же они едут на переговоры с Гуриевым по разделу зон влияния в Красне.

    – А официально их вообще здесь не должно быть?

    – Именно. Гуриев хочет, чтобы в городе было всё идеально. Он хочет показать им, что является эффективным управленцем. Любой под его началом достигает высот, а любой кто ему перечит остается ни с чем. Отчасти этот образ должны создать твои газеты.

    – Зачем нас-то запугивать?

    – Боится, наверное. Не знаю. Хочет, чтобы всё было идеально, – Девять открыла заднюю крышку плеера и начала копаться в проводах.

    – Но зачем было нести эти все отчеты сюда?

    – А это просчет с нашей стороны. Нам пришла идея тебе все сведения о достижениях города в отчетом виде дать.

    Джонатан молча повертел ручку в руках, пока Девять копалась в плеере.

    – Такой человек, как Гирев, беспокоиться только о собственной шкуре, на других ему плевать.

    – И кто же бы лучше выглядел на его месте, хм?

    – Человек, который заботиться об окружающих и работает на результат.

    – Какое совпадение. Джонатан, ведь ты же тоже, по своим же словам, заботишься об окружающих и работаешь на результат, – Девять, отложила плеер в сторону и начала пялиться на Стюарта.

    – Не понял…

    – Ты и Гуриев оба попадаете под эти параметры.

    – Что..

    – Заботиться о своем окружении – все его друзья и сторонники живут припеваючи. Работает на результат – имеет хорошие показатели раз уж до сих пор сохраняет свое место. В Сити-17 довольны его деятельностью.

    – Я не это имел ввиду…

    – Именно это, Джонатан. По правде говоря, Вы ничем не отличаетесь, – Девять встала с дивана, подошла к столу и нависла над Стюартом, – что ты сделал, когда “невинного” гражданина, который случайно врезался в тебя, начали отводить на перевоспитание? Ты жалобно посмотрел на меня, чтобы я вместо тебя подставилась и решила проблему, которая тебя беспокоит.

    – Я попытался…

    – Ты пытался, тебя шукнули и ты сразу сдался. Тебе может быть и жалко этих людей, но ты ничего не делаешь. Потому что боишься потерять свой статус-кво, тот комфорт, в котором не приходится рисковать. И то что ты столько лет остаешься на этой должности, это не доказательство твоей выигрышной стратегии, а следствие удачи. Это показатель того, что ты не выйдешь за рамки дозволенного, если это хоть малейшим образом угрожаем твоей пятой точке. В один прекрасный день ветер подует не в ту сторону и все это закончиться, Джонатан.

    Стюарт в ответ на нападки тоже вскочил и поравнялся с сотрудницей.

    – Да?! И к чему приводят эти риски?! Федоров действовал именно так и получил пулю в лоб! А сотрудники, которые встали на его сторону?! Тот же самый результат!

    – Федоров был идеалистом и за это поплатился. Он просчитался, как и те сотрудники, и заплатили за это жизнью!

    – Для тебя это какая-то игра что ли?!

    – ДА! ИГРА! Игра, в которой ты принимаешь участие, делаешь ставки, идешь на риски, либо об тебя вытирают ноги! И я скажу честно, Джонатан, об тебя вытирают ноги. Если ты ничего не изменишь, то разделишь судьбу Федорова.

    – Я УЖЕ ЕЁ ПРАКТИЧЕСКИ РАЗДЕЛИЛ! – закричал Стюарт, ударив кулаком по столу.

    – У меня было всё в Сити-17! Я водился в высших кругах Индустриального сектора! Водил дружбу с влиятельнейшими лоялистами! Черт возьми, я возглавлял весь медицинский блок, исполнял обязанности директора ГСР! И что теперь?! Работаю в задворках мелкого города. И все из-за того что я был слишком заметным… Слишком активно участвовал в “игре”, – Джонатан плюхнулся обратно на кресло, Девять же молча наблюдала за ним, – это даже не была моя вина. Все из-за ошибки одного человека. Весь руководящий состав выкинули просто “на всякий случай”. Не важно как ты хорошо балансируешь в этих перипетиях. Важно лишь сколько у тебя удачи и свой запас я давно израсходовал.

    Девять никак не отреагировала, лишь молча продолжала слушать.

    – У меня был лучший друг, похожий на Федорова. Брайан Болтен. И он тоже в один день оказался в не том месте и не в то время, сделал то, что делать не нужно было. И также “заплатил” за это. И я очень высокомерно себя с ним вел. Считал, что он сам виноват в том, что с ним произошло. Что он был недостаточно умен, сообразителен и что будь я на его месте, такого финала бы я не получил… И теперь посмотри на меня – отправлен к черту на куличики, хотя ничего лично не сделал… Единственное, что я теперь вижу – это хаос, набор случайностей и совпадений. И я вижу людей, которые из этого хаоса пытаются выстроить порядок и лишь у единиц это получается. И кроме этого – ничего.

    – Нет, – Девять обошла стол и подошла к Стюарту, – Просто существовать, надеясь на благосклонность внешних обстоятельств – это хуже смерти. Даже гниющий труп хотя бы кормит зверей и насекомых, а ты… Делай хоть что-нибудь. Делай хоть что-нибудь, Джонатан! Столько потенциала и ты все сливаешь в унитаз из-за самобичевания!

    Ник со скрипом открыл дверь.

    – Я что-то прервал? А то по лестнице поднимался и слышал ваши крики.

    – Ничего, – Девять надела маску и кинула плеер в Ника, – починила.

    – Спасибо. Тебе точно нужно было в Грид идти, – Ник поймал проигрыватель и засунул к себе в сумку.

    – Возможно. Идемте обратно в офис.

    Стойте, – Джонатан встал из-за стола, – у меня появилась идея как улучшить материал в выпусках – объедем всех глав подразделений и получим нужную информацию из первых рук.


    ***


    В просторных коридорах крупнейшей больницы города было достаточно пусто. Прием граждан закончился, и остались лишь те, кто находится под наблюдением.

    – Я думала, что за три дня мы успеем всех глав объехать, – Девять с Джонатаном быстрым шагом направлялись к кабинету главного врача.

    – Мы сейчас поработаем с Кингсли, Ник опросит Жукова в ЖКХ. Должны успеть. Ночью все напечатаем, – они встали перед дверью. Девять без стука открыла её к шоку чернокожего мужчины, который находился внутри.

    – Это еще что такое? Кто вы такие? – главный врач вскочил из-за стола и гневно посмотрел на вошедших.

    – Мистер Кингсли, мы пришли по поручению Городского Администратора…– начала Девять, но её быстро прервали.

    – И что?! Это дает вам право вваливаться в мой кабинет без приглашения? Вы не из офицерского состава, чтобы себе такое позволять!

    – Вы разговариваете с сотрудником Гражданской Обороны, мистер Кингсли, я рекомендую…

    – Я знаю ваши полномочия, сотрудница. И вы их в данный момент превышаете.

    – Мистер Кингсли, я…

    Мужчина махнул рукой и перевел взгляд на Джонатана:

    – Я хочу поговорить со своим “коллегой” наедине, если не возражаете.

    – Возражаю. Как сотрудник Гражданской Обороны я имею право находится в помещении при обсуждении рабочих вопросов.

    – Нет, сотрудница, не с Вашим рангом и не с моим положением. Подождите за дверью.

    Девять сжала кулаки и несколько минут не двигалась с места, смотря на мужчину за столом. Кингсли же лишь с усмешкой смотрел на нее в ответ.

    – Аккуратнее, мистер Стюарт, я слышала врачи здесь часто ставят ошибочные диагнозы, – проговорила Девять, повернувшись к Джонатану, после чего вышла из кабинета.

    Джонатан и Кингсли уселись напротив друг друга. Врач сделал глоток из своей кружки и обратился к мужчине:

    – И с каким же поручением Вы пришли ко мне… Как Ваше имя еще раз?

    – Джонатан. Мы собираем информацию по каждому подразделению. Вот мы надеялись, что Вы что-нибудь интересное расскажите…

    – И Вам поручил это сам Гуриев?

    – Да.

    – И чего же Вы в последний день до приезда делегации сюда пришли?

    – Возникли осложнения…

    – В виде Гуриева?

    – Мне кажется это не так важно, мистер Кингсли.

    – Зря вы так думаете. Разве Вам не обидно, что Вам приходится подавлять Ваш талант из-за прихотей вышестоящего человека. Вы наверняка слышали, что я в конфликте с Гуриевым. Не нужно стесняться в выражениях, здесь сидит человек, который разделяет Ваше негодование, Джонатан.

    – Мое мнение мало чего значит. Я просто выполняю свою работу.

    – Хм, как и мы все. Но это не значит мы не должны стремиться к большему, несмотря на преграды.

    – Дмитрий Федоров и его друзья-офицеры стремились к большему, не смотря на преграды.

    – Правда. И то что с ними произошло – это настоящая трагедия. Но она многим раскрыла глаза. И не только среди лоялистов, но и среди Гражданской Обороны. Вы не одиноки в чувстве… Обделенности, Джонатан.

    – И чем же Вы конкретно обделены, мистер Кингсли?

    Напряженная пауза повисла в воздухе. Радушие Кингсли ушло с его лица. Оба мужчины смотрели друг другу в глаза, не собираясь нарушать тишину.

    – Я думаю, нам стоит перейти к моему опросу, если не возражаете… – Джонатан достал блокнот с ручкой, а Кингсли сделал очередной глоток из кружки.

     
    гдз по химии нравится это.
  2. Des_ond

    Des_ond Пользователи до 500

    2
    2
    3
    ***

    Стюарт вышел из кабинета, Девять стояла в стороне, держа руки за спиной. Мужчина хотел поделиться всем, что было сказано в кабинете, но сотрудница жестом его заткнула. Они молча вышли из больницы и сели в служебную машину.

    – Ну, что? – Девять нажала на педаль газа и машина тронулась.

    – Комментарии, хоть и по минимуму, я получил… Но он больше задавал провокационные вопросы, нежели отвечал на мои…

    – И чем же он интересовался?

    – Про нашу деятельность: что написали, кого посещали… Тобой интересовался…

    Девять никак не отреагировала, лишь молча сидела, погруженная в свои мысли.

    – Он еще посоветовал заехать к Котовой сегодня, – Стюарт заметил как после этих слов, сотрудница легко дернулась.

    – К Котовой? Зачем?

    – Он сказал, что она сегодня была у Гуриева. Они обсуждали встречу делегации. Я бы мог поехать к ней и разузнать про все это. И потом использовать в работе.

    – И что конкретно он предложил тебе узнать?

    – Место встречи.

    Девять легонько затормозила.

    – Что-то не так?

    Сотрудница ударила по рулю и склонила голову в молчании.

    – Девять?

    Так она просидела несколько секунд, принимая какое-то решение.

    – Он прав… – руль резко развернулся и машина поехала в сторону, – нам нужно к Котовой. Тебе нужно к ней.

    – Ты не пойдешь?

    – Она сразу нас прогонит, если увидит метрокопа. А вот тебе… Тебя она пустит.

    – И с чего это она меня должна впускать?

    – Одинокая женщина за 40, Джонатан. А ты, относительно, молодой мужчина. Используй свой шарм.

    – Подобные манипуляции уж точно вне моей компетенции, Девять.

    – У нас нет выбора. Иди к ней, узнай, где Гуриев встретит делегацию и на выход.

    – Зачем нам вообще эта информация?

    – Затем… Что мы им сможем сразу вручить буклеты про то место, куда они прибудут!

    – Странная затея.

    – И поэтому она лучшая из всех возможных.


    ***


    Джонатан стоял в холле жилого блока возле будки консьержа. Небольшого роста женщина держала возле уха телефонную трубку и ожидала ответа. В другом конце холла сидел сотрудник ГО, читающий какой-то журнал. Наконец на другом конце трубки ответили и женщина открыла небольшое окошечко в стекле:

    – Проходите, мистер Стюарт. Третий этаж, 27 квартира.

    Джонатан молча кивнул и пошел к лестнице. Метрокоп на стуле даже не поднял головы на проходящего мимо мужчину.

    Стюарт поднялся и подошел к нужной двери. Три стука. Послышалось шуршание за дверью и затем щелчок:

    За дверью стояла Котова. Ее волосы были наспех приглажены, а на губах красовалась криво нанесенная красная помада. От нее сильно веяло алкоголем.

    – И что же Вас принесло ко мне в столь поздний час, мистер…

    – Стюарт.

    – Да-да, я Вас помню. Занимаетесь СМИ, верно?

    – Могу пройти?

    Женщина отошла в сторону и закрыла дверь, когда Джонатан оказался внутри. Такой роскоши Стюарт давно не видел: высокие стены с бежевыми обоями, коричневый ламинат, на котором виднелась каждая пылинка, светильники с изысканными абажурами…

    – Проходите…

    Котова села на диван, который стоял в центре кабинета. Напротив находился экран, на котором играла зацикленная запись одного из выступлений Гуриева.

    – Знакомая речь…

    – Эта та самая речь, сделанная на следующий день, – Котова тяжело вздохнула и похлопала по дивану, – присаживайтесь.

    – Вы её пересматриваете… Зачем? – Джонатан прошел мимо дивана и встал у окна.

    – Сегодня годовщина… Все упоминания были удалены и это единственное, что осталось от них, – женщина нервно сделала затяжку сигаретой, – Дмитрий был лучшим из нас.

    – Не его одного убили, еще были сотрудники…

    – Плевала я на них! Дмитрий не заслужил всего этого. Но он был слишком упрям, слишком честен! Ему его честь была дороже жизни! Дурак.

    – Но ведь поэтому вы в него и влюбились, – Джонатан повернулся к Котовой и взглянул на её лицо: кожа под глазами покраснела, а по щекам медленно катились слезы.

    – Пока мы его помним, он продолжает жить внутри нас, Екатерина Валерьевна. И нам также не стоит забывать кто его отнял у нас.

    Котова сидела молча и не отводила взгляда с пола.

    – Знаете, с момента его убийства мне сниться один и тот же сон.

    – Какой же? – Джонатан продолжал стоят у окна, не отводя взгляда от женщины.

    – Я лечу над городом. На своих больших черных крыльях я чувствую себя так легко. Все проблемы кажутся чем-то незначительным и далеким, – женщина сделала паузу, поднесла к губам сигарету, – но потом я опускаю голову…

    Котова затянула сигарету и с трудом из себя выдохнула. Дым завис в воздухе, заслоняя её лицо.

    – Все в огне. Весь город горит. Все знакомые мне улицы и здания объяты огнем. Вдали виднеется вокзал, а Сторожевая Башня… Её нет, её просто нет.

    Котова потянулась к пепельнице, в который уже образовалась значительная горка.

    – Сны отражают наши внутренние переживания. У вас нервная работа, относительно недавно пережили утрату важного человека…

    Женщина ничего не ответила, лишь продолжала курить.

    – Вы не должны все делать в одиночку, есть люди, которые готовы Вам помогать.

    – Никто просто так не помогает, всем вечно что-то нужно. Никто бы мне просто так не помог, не занимай я эту должность!

    – Такова природа взаимоотношений людей. Можно противиться этому, пытаться игнорировать… Но таким образом человек останется ни с чем. Правильным шагом будет принять условия игры и выбивать для себя пользу, другой альтернативы нет.

    – Что вы хотите?

    Джонатан сделал шаг вперед и немного нагнулся вперед:

    – Мне нужно знать, где администратор встретит делегацию.

    – И что я получу взамен?

    – Вы можете взять себе все похвалу за написанные выпуски. Скажете, что мы обратились за помощью, и Вы взяли весь процесс под контроль. Мои сотрудники ГО подтвердят это.

    Котова подняла голову и посмотрела на лицо Джонатана. Её морщины задвигались, а губы с криво нанесенной кричаще-красной помадой еле-еле прогнулись в улыбке.

    – Может, кое-что другое… Джонатан, – Котова встала с дивана, проковыляла к мужчине и положила на его плечо руку.


    ***

    На выходе из Блока стояла служебная машина. Джонатан молча открыл заднюю дверь и спешно сел назад.

    – Ты у нее под пытками вытягивал информацию? Что так долго? – Девять завела мотор и машина тронулась.

    Стюарт не ответил. Он смотрел куда-то в пустоту. Все тело дрожало и казалось, что сердце вскоре выпрыгнет.

    – Джонатан?

    – Гуриев их встретит в привокзальном банкетном зале. Потом поедут по городу. Заглянут к нам.

    – Хм, тогда это будет просто. Сколько займет по времени печать?

    Вопрос повис в тишине. Мужчина проигнорировал его, оставаясь наедине с собой.

    – Все нормально прошло с Котовой? – Девять поправила зеркало и посмотрела на заднее сиденье.

    Стюарт ничего не ответил.

    – Ты не первый.

    – Не понял…

    – К ней часто ходят молодые мужчины и…

    – Твою мать, ты знала?! Ты знала и ничего мне не сказала?!

    – Я, если честно, не думала, что ты на это пойдешь…

    – Ты просто манипуляторша!

    – Джонатан, нет. Ты сам принял решение. Ты мог отказаться и уйти, но все же решил… Плыть по течению.

    – Боже, надеюсь это стоило того…

    – Поверь, стоило.

    Тишина в машине продлилась недолго. Спустя пару минут Джонатан с грустью в голосе прервал её:

    – Не думал, что стану скучать по Сити-17… В особенности по этому задрипанному Индустриальному Сектору…

    – Очередной наплыв ностальгии?

    – Я не знаю почему, но там все было проще: жизнь, общение, работа… Там я даже не замечал, что происходит вокруг и в каком мире мы живем. И здесь я пытался делать то же самое, но… Видимо я постарел и изменился… В столице больше возможностей, чем здесь. Здесь я застрял на одном месте – время, будто вихрем, сметает меня. Я даже не заметил как эти 5 лет прошли. Мне кажется, что я только в прошлом году сюда приехал.

    – Ну, не всё же там идеально было?

    – Да, меня чуть не прикончила местная секторальная администраторша с приветом. Пригласила к себе в Нексус, когда я замещал директора, и махала своим револьвером перед лицом, правда, я толком не помню за что. И фамилия у нее была под стать её стервозному характеру – Манерва.

    – И после такого ты хочешь вернуться туда?

    – Да… Там был мой дом и здесь прижиться я не сумел.

    – Ну, может тебе повезет и ты вернешься в родное гнездышко, кто знает.


    Через 10 минут машина была на месте. Девять и Стюарт зашли в цех, где их ждали граждане и несколько сотрудников ГО. Ник встретил вошедших:

    – У нас все готово, ждем только оригинал.

    – Мне нужен час на верстку. Пускай пока заводят станки и готовят все необходимое.

    Джонатан поднялся в кабинет и принялся за работу. Он даже начал что-то себе напевать поднос, чтобы унять свои мысли, но унять их было невозможно. Пойти на такое унижение ради какой-то информации. Стоила ли она того? Откажись, были бы негативные последствия? Зависит ли его жизнь от результата этой работы? Дмитрий прямо критиковал Гуриева, а Джонатан просто не слишком удачно выполнит задание…

    Стюарт завис над полу готовым шаблоном.

    Дверь в кабинет открылась. В проеме стояла Девять. Она зашла внутрь и сняла с себя маску.

    – Шаблон еще не готов. Мне нужно еще…

    Позади Девять стоял другой сотрудник, довольно высокий. Его форма разительно отличалась от обычных патрульных и самой Девять: форма маски была намного угловатее, красные окуляры, более внушительная броня и какой-то элемент плаща, свешивающийся до самых колен. Он молча стоял в проеме, скрестив руки.

    – Мне возвращаться надо. Завтра большой день, нужно долго готовиться….

    – Оу… – Джонатан привстал из-за стола, – ну, тогда увидимся завтра?

    Девять ничего не ответила. Она долго смотрела в глаза мужчины. Что-то высматривала. О чем-то думала. Принимала какое-то решение.

    Джонатан протянул руку вперед:

    – Я не знаю как завтра все пройдет, но… У меня редко с кем-то получается заводить отношения. Я благодарен, что ты с Ником работала со мной и вы относились с такой поддержкой ко мне, – Джонатан начал проглатывать слова, его лицо покрылось румянцем. Девять, видя все это, лишь усмехнулась и пожала руку Стюарту.

    – Взаимно, Джонатан.

    Девушка пошла к выходу и задержалась, перед тем как выйти на металлическую лестницу:

    – Если завтра что-то пойдет не так, то вини во всем Котову Екатерину Валерьевну, – Девять взглянула на Стюарта и скрылась из виду вместе со своим спутником.


    Через полчаса Джонатан спустился вниз с готовым шаблоном, и печать началась. Мужчина наблюдал как граждане в спешке грузили материалы на конвейеры, а сотрудники ГО устало наблюдали за ними. Ник стоял неподалеку и что-то увлеченно рассказывал. Джонатан лишь кивал, его мысли были заняты завтрашним визитом делегации в его офис.

    – Без Девятки завтра будет скучно. Целый день придется сидеть с этими парнями из патруля.

    – Что? – Джонатан наконец включился в разговор, – её завтра не будет?

    – Она не сказала? Её приписали в другое место, не знаю зачем, но к нам она заглянет позже.

    Джонатан впервые за долгое время почувствовал тяжесть в животе. Что это было? Волнение? Безусловно оно было – завтра же приезжают важные гости, необходимо, чтобы все было идеально, иначе ему достанется от начальства… Нет. Это было что-то другое. Предчувствие беды. Стюарт помотал головой в надежде выбить эти мысли из головы. Это сработало. Вместо чувства паники, появилось рациональное безразличие.

    – Жаль. Но ничего, мы справимся.

    – Такой настрой мне нравится!

    Граждане усердно работали. Одна часть сотрудников ГО следила за ними, другая часть стояла возле стопки с бракованной макулатурой. Они делали из листов фигурки животных из запачканных черными чернилами листов. Кажется это были лебеди.

    ***

    Все было готово к приезду к делегации. Все сотрудники на своих местах, ГО на своих постах, а глава отдела сидит в своем кабинете и отсчитывает время до прибытия. Ник тоже был в кабинете, он нервно крутил дубинку в руках и все не мог себя унять.

    – А еще раз, если они запросят что-то, чего у нас нет?

    – Ник, успокойся. Ты просто здесь поддерживаешь порядок. Все остальное я разрулю.

    – Ты прям нисколечко не волнуешься?

    – Чего тут волноваться? Они прекрасно знают, чем мы тут занимаемся. Мы прекрасно знаем, кто они такие, отчасти. Если возникнут какие-то вопросы, мы отвечаем так, как требует того ситуация.

    – Всем бы такое хладнокровие как у тебя. Сегодня утром я видел Джанет, она вся тряслась от страха. Небось до сих пор дрожит.

    Щелчки секундной стрелки часов, стоявших на столе, начали действовать Джонатану на нервы. Он не мог сидеть оставшиеся два часа за столом, поэтому решил поразмять кости.

    В общем зале было пусто, все сидели в кабинетах. Стюарт подошел к окну: патрульные стояли возле главного входа, общались и пытались себя хоть чем-то занять. По правую сторону от мужчины была открыта дверь в кабинет. Двое женщин в полголоса обсуждали свои проблемы:

    – Вчера на рабочей фазе опять граждане начали пререкаться. Я им всего лишь сократила перерыв на 15 минут, но ты бы видела их взгляд, Люд… Они бы меня разорвали на месте.

    – Да не обращай внимание! Вон Доминик как с ними общается – кто-то начал спорить, завет ГО и это быдло получает дубинкой по голове. Со свиньями нужно общаться по свински.

    – Ох, Люд, я долго здесь не протяну, как же мне все эти граждане надоели…

    Джонатан прокашлял в руку и речь из кабинета перестала доноситься. Мужчина отвернулся от окна, набрал полную грудь воздуха и прокричал:

    – Всем собраться на втором этаже!

    За несколько минут все выбежали из своих кабинетов и собрались вокруг Стюарта.

    – Я хочу обсудить с Вами некоторые рабочие моменты, перед тем как прибудет делегация, – Джонатан оглядел всех собравшихся, – как вы все знаете под нашей ответственностью находится большой цех, через который проходят десятки граждан в день. Специально для делегации у нас будет проходить “особая” рабочая смена. Поэтому хочу еще раз подчеркнуть, как важно проявлять адекватность при взаимодействии с рабочим…

    За окном прозвучала череда нескольких отдаленных коротких хлопков. За ними последовало еще несколько. Все на секунду замерли. Джонатан обернулся: Ник тоже стоял как вкопанный. Мужчины встретились взглядами после чего метрокоп начал что-то безрезультатно нажимать на своем шлеме. Сотрудники начали нервно переглядываться между собой. Стюарт повернулся к окну. Патрульные снизу также были в недоумении и тщетно пытались связаться с кем-то. Несколько хлопков вновь донеслись издалека. Наверх поднялся еще один сотрудник ГО, и он шепотом начал разговаривать с Ником, агрессивно жестикулируя в сторону окна. Ник быстрым шагом подошел к окну и приказал всем патрульным снизу войти в здание.

    – Пожалуйста, все отойдите от окон, сохраняйте спокойствие! – прокричал Ник, отводя Джонатана в сторону. Они подошли к лестнице. Сквозь пролет Стюарт заметил как вбежавшие внутрь патрульные начали баррикадировать двери.

    – Это были выстрелы на улице? – тихо произнес Джонатан, чтобы мимо проходящие сотрудники ГСР его не услышали.

    – У нас пропала связь с центром. Сидим тихо и ждем… – раздался грохот. Глухой звук, похожий на раскат грома, наполнил помещение. Все понеслись к окнам. Ник и Джонатан растолкали людей и тоже подошли к окну.

    – Ничего нет…

    Вон, смотрите! – крикнула одна из женщин, – у вокзала!

    У самого основания Сторожевой Башни появился черный дым, который медленно поднимался вверх.

    Послышался второй взрыв.

    – Со стороны Областной больницы , боже!

    – Прикажи людям держаться дальше от окон! – крикнул Ник и побежал на первый этаж.

    Люди в панике начали отбегать от окон, пробираясь в глубь здания. Джонатан, убедившись, что все оказались в безопасном месте, тихонько начал подходить к окнам. На втором этаже сотрудники ГСР пытались друг друга успокоить, снизу патрульные и Ник что-то обсуждали, о чем-то спорили. Послышался приближающийся звук мотора. Из-за соседнего здания выехал небольшой ржавый фургон. Он остановился ровно напротив офиса. Двери открылись и наружу вышло 7 человек. У каждого на перевес было по огнестрельному оружию. Выглядели они довольно неопрятно: одежда с засохшими желтыми пятнами грязи, на куртках были небрежно разрисованы всякие знаки. У кого-то был лишь один потертый бронежилет, у кого-то одни наколенники, кто-то же шел вообще без брони. Один из бойцов заметил Джонатана в окне и навел на него винтовку. Стюарт бросился в сторону и в тот же момент послышался звон разбитого стекла. Сзади раздался женский крик, но его быстро перебила автоматная очередь с первого этажа. Джонатан пополз в кабинет для совещаний, в который все в панике ринулись после первых выстрелов. На улице открыли ответный огонь. Джонатан проползал мимо лестницы, когда Ник, прикрывши голову, быстро поднимался наверх. Он помог Стюарту встать, после чего они вошли в кабинет.

    Джонатан подбежал к пожарному выходу, который вел на улицу:

    – Нужно уходить отсюда, – мужчина приложил карту к магнитному замку, но чужая рука неожиданно преградила ему дорогу.

    – Оттуда нет выхода! Пойдем туда и окажемся в ловушке, – попытался перекричать стрельбу Ник.

    – Там есть выходы в Жилые Блоки! Переведем людей туда!

    – Все запасные входы завалены вещами! Мы не сможем даже дверь открыть!

    На улице послышался звук от резкого торможения. Карманная рация Ника активировалось и оттуда в панике донеслось: “У них подкрепление! Легковой автомобиль, три человека!”

    – У 36 дома расчищен вход! – один из сотрудников подбежал к Нику, – мы заставили оттуда жителей все убрать! Мы сможем пройти!

    Ник молча кивнул и активировал рацию: “Отвожу сотрудников в соседний блок”. В эту же секунду с первого этажа донесся громкий продолжительный писк и чей-то искажённый крик. Люди, вслед за Ником, побежали вниз по лестнице во двор. Джонатан бежал последним. Все в ужасе оборачивались при каждом выстреле. Казалось, что пули свистели прямо над их головами. К счастью для гражданских большой кирпичный забор полностью скрывал их от нападающих. Ник открыл дверь в подъезд и все ломанулись внутрь.


    В помещении оказалось темно. Кто-то попытался пощелкать включатель, но безрезультатно. Единственное, что освещало лестничные пролеты – дневной свет, проникающий из окон. Любопытные жители начали выходить из своих квартир и с излишним интересом наблюдали за толпой непрошенных гостей.

    – Граждане, по всему городу вводиться режим ЧС! Для вашей же безопасности вернитесь в свои квартиры! – голос Ника раздался эхом по всем этажам. Сотрудники ГСР начали подниматься вверх по этажам, проходя мимо жителей дома. Те лишь провожали их недовольными взглядами.

    – Я вернусь обратно, поднимайтесь на верхние этажи и затаитесь, – Ник собирался уйти, как наверху послышались какие-то возмущения. Один из жителей дома преградил дорогу поднимающимся людям. Один из сотрудников попытался обойти мужчину, но тот сделал шаг в сторону и вновь преградил путь. Завязался спор, который разгорался с каждой секундой. Ник навел пистолет в сторону образовавшегося затора:

    – Пропустил их, живо!

    Джонатан почувствовал удар в спину. Его оттолкнули в сторону и он потерял равновесие. Упав на четвереньки мужчина поднял голову и увидел, как Ник боролся с высоким мужчиной в синей гражданской форме. Видимо тот все это время прятался в техническом помещении, которое было недалеко от выхода. Завязалась потасовка.

    – Мочи коллаборантов! – граждане набросились на сотрудников. Их толкали с лестниц и запинывали ногами. Мужчины из числа ГСР начали давать сдачу, но против растущего числа жильцов выбегавших из квартир, они не могли ничего предпринять.

    – Наши парни пришли за нами! Нужно им помочь! Мочи падаль! – крики перемешивались со стонами и мольбами о пощаде.

    Выстрел.

    Тело в синей форме упало рядом с Джонатаном. Вслед за ним упал Ник, поваленный двумя мужчинами. Джонатан вступил в бой, чтобы помочь метрокопу. Стюарт скинул одного из нападавших с Ника, другого он добил двумя выстрелами в тело. С лестничной площадки на них бежало еще несколько человек. Ник выпустил еще три пули, это остановило лишь двоих из трех нападавших. Тот влепился в Ника, но метрокоп удержался на ногах. Удар по голове уложил гражданского на пол. Новая группа жильцом бежала на Стюарта и Ника. Метрокоп поднял пистолет, но осознал, что магазин пуст. Они побежали в противоположную сторону по коридору к основному выходу из дома. По дороге Ник перезарядил оружие и оглянулся: их преследовало около 4 человек. Они выбежали из подъезда. Справа виднелись машины напавших на офис. Из-за угла доносились звуки ожесточенной перестрелки. Преследовавшие двух мужчин жители тоже выбежали на улицу. Ник навел на них пистолет. Граждане стояли неподвижно, боясь получить пулю. Один из них сделал шаг назад и повернул голову в сторону офиса:

    – Предатели бегут! – выкрикнул он в сторону брошенных машин.

    – ГО бежит! – подхватили другие.

    Выстрел. Один из гражданских схватился за грудь, упал и скрутился калачиком. Другие быстро забежали обратно в подъезд. Ник и Джонатан быстро попятились назад. Сзади находился вход в подземный переход, в который они намеревались попасть. Они с ужасом смотрели на угол, за которым велась перестрелка. Они были на как на ладони. Джонатан в ушах чувствовал свое сердцебиение. Если в них начнут стрелять, им конец. Черная фигура повиднелась из-за угла. У Стюарта остановилось сердце. Он стоял как вкопанный не зная что делать. Ник схватил мужчину за руку и дернул за собой. Послышались выстрелы. Вблизи свистели пули. Они впечатывались в асфальт и стену дома по левую сторону. Ник пытался отстреливаться, но этим лишь замедлял себя. Джонатан наконец добежал до перехода. Он первым забежал вниз. В глазах двоилось и казалось, что Стюарт сейчас потеряет сознание. Он упал на спину и начал ловить ртом воздух. Бешенный пульс вибрацией проносился по всему телу. Мужчина расслабился, но в тот же момент у него всё сжалось. Он забыл про Ника. Потерял его из виду. Где он? Мужчина поднял голову. Метрокоп стоял у стены, опираясь на нее рукой. От ступенек, ведущих на улицу, виднелась небольшая полоски крови. Стюарт присмотрелся: Ник плечом уперся в стену, а рукой держал свою ногу. Пистолета при нем не было. Джонатан встал и подбежал к своему товарищу. Тот взял его левую руку и перебросил ее к себе на шею.

    – К двери. Там технические помещения… – Ник указал на дверь посередине перехода. Разблокировав замок, мужчины оказались внутри. Красные ламы ели-ели освещали полумрак. Единственный проход вперед был вдоль труб, шум от которых скрывал звуки, доносившиеся сверху. Джонатан и Ник медленно поковыляли по коридору.

    – Где твой пистолет? – Джонатан нервно оглядывался по сторонам, ожидая, что кто-то мог выпрыгнуть из угла.

    – Выронил на улице, как и рацию в подъезде, – Ник говорил с трудом, боль явно была слишком сильной, чтобы хоть как-то пытаться игнорировать её. Каждый шаг давался с трудом.

    – Связь не появилась?

    – Нет. Что-то случилось в Башне. Извне так просто заглушить Центр не получится.

    Мужчины блуждали около 10 минут. Ник уже не был в состоянии идти. Они остановились в небольшом выступе. Стюарт оставил Ника у стены и тот медленно сполз на холодный пол.

    – Нам еще долго идти?

    – Не знаю, – Ник выпрямил раненную ногу и убрал от нее руку. Темно-зеленые штаны потемнели, а с перчатки падали капли крови, – нужно наложить жгут.

    – Я не умею, что для этого нужно?

    Метрокоп снял с себя маску. Джонатан впервые увидел лицо своего спутника: он был явно младше Стюарта. Легкая щетина, светлые волосы с карими глазами и ужасно бледное потное лицо.

    Ник потянулся за курткой Стюарта, но отдаленные шаги прервали его. Послышалась ели различимые интонации женского голоса.

    – Уходи обратно. Спрячься в каком-нибудь бойлерном помещении, – Ник посмотрел в сторону угла, из-за которого доносились шаги. Джонатан молча поднялся и уже готов было бежать, но что-то его остановило. Он обернулся. Лицо Ника было повернуто в сторону Стюарта. Его взгляд медленно падал каждый раз, когда он пытался посмотреть в глаза Джонатана. Стюарт сделал шаг вперед. Мужчина преградил собой сидевшего метрокопа и стал выжидать. Сердце начало также сильно биться, как оно билось под пулями на улице. Шаги становились отчетливее, а речь более разборчива. Какая-то женщина что-то громко обсуждала с кем-то. Две искаженные тени появились на стене. Ник что-то прошептал, но Джонатан даже не обратил на это внимание. Он смотрел на угол в тот момент, когда из-за него появились две фигуры. Обе были в плащах и невысокого роста. Один из них вышел вперед. Красный свет полностью осветил незнакомца: черная накидка скрывала тело лишь до пояса, из-за капюшона виднелось лишь одно – большой красный глаз. Вортигонт смотрел в сторону мужчин, не предпринимая никаких действий.

    – Кто там? – послышался мягкий женский голос. Вторая фигура вышла на свет. Женщина скинула с себя капюшон: седые длинные волосы, старое морщинистое лицо…

    – Два человека, один умирает…

    – Помоги ему, Лёш, – женщина положила руку на стену и начала аккуратно идти вдоль нее. Вортигонт зашагал к Нику, Джонатан оставался на месте. Приблизившись к мужчине, существо молча остановилось. Ворт поднял свою морду и своим взглядом вцепился в лицо Джонатана. Сзади послышался голос Ника:

    – Пропусти его.

    Стюарт ни сказав не слова сделал шаг в сторону. Вортигонт склонился над ногой метрокопа. Из его лапы начало литься зеленое свечение. Джонатана что-то тронуло за спину и он резко развернулся.

    – Извини, я не специально, – сзади стояла старушка и смотрела она не на Джонатана, а куда-то в сторону. Зрачки её глаз были мутно-бледными.

    – Лёша, поможет твоему другу.

    – Вы дали ему имя? – мужчина повернулся лицом к слепой.

    – Конечно, это мой сын. Я забочусь о нем, а он заботится обо мне.

    Джонатана на секунду повеселила абсурдность всей ситуации. Слепая старушка с вортигонтом-беглецом спокойно ходят по городу во время террористической атаки. Впервые за этот час он почувствовал хоть какое-то облегчение.

    – И что же Вы с “сыном” делаете в нашем городе?

    – Мы идем на юг. Путь короче через Сити-16, вот и пошли здесь.

    – И как же вы прошли через все блокпосты и заграждения?

    – А сегодня у них какие-то другие заботы. Нам никто не мешал.

    – Так это получается Вы пришли с теми, кто напал на город?

    – Напал? Божечки! – старушка поднесла руки к лицу, – какой кошмар! Мы путешествуем одни и даже не знали об нападении!

    – А как вы по другому планировали попасть в город без нападения?

    – Мы просто знали, что сегодня мы сможем пройти через город.

    – Зная, что на него сегодня нападут…

    – Нет, мы ничего не знали!

    – Тогда как Вы планировали пройти через город напичканный метрокопами и системами наблюдения?!

    – Мы просто знали, что сегодня тот день, когда мы пройдем через город…

    Джонатан готов был разозлиться, но вспомнил, что за его спиной находится “сынишка” старухи.

    – Знали? Наподобие провидения?

    – Ась?

    – Видение. Как у гадалок.

    – Да-да. У меня есть дар. У моей бабушки он тоже был. Передался по наследству. У Алёши он тоже есть, хотя он мне даже не родной!

    Джонатан пустил короткий смешок, который не остался без внимания старухи.

    – Не веришь?! Вы все не верите! Но стоит вам рассказать что-нибудь и оно сбывается, то сразу обратно бежите ко мне!

    Стюарт пропустил все это мимо ушей. Он обернулся, чтобы проверить Ника, старуха же в это время схватила его ладонь и начала водить по ней пальцем. Она закинула голову вверх, широко раскрыла глаза и начала говорить:

    – Вижу стаю уток. Они возвращаются после зимовки к пруду. Пруд с большим красивым дубом. Они садятся на водную гладь. Что-то не так. Вода вся вязкая, как смола. Утки начинают барахтаться, но их только сильнее затягивает вниз. Великий дуб весь в огне. Все животные вокруг горят. Я вижу лишь одинокого черного лебедя возле дуба. Его клюв молча шевелиться, словно он что-то говорит. Он говорит… Он говорит…

    – Что же он говорит? – не выдержал Джонатан, прервав сумбурные речи старушки.

    – Он говорит… – женщина сильнее сжала руку Джонатана, – он смотрит на меня. Смотрит своими маленькими зелеными глазками и шепчет прямо в ухо… Он говорит…

    – Непредвиденные последствия?! – мужской крик послышался сзади Стюарта. Джонатан обернулся. Ник уже стоял на ногах, опираясь на стену. Рана была наспех чем-то перевязана.

    – У меня третья нога может вырасти?!

    – Мы взяли неправильные слова. Возможна головная боль и другие непредвиденные симптомы, – вортигонт стоял рядом с порванным плащом.

    Джонатан повернулся обратно. Старушка уже отпустила его руку и молча стояла напротив него.

    – Это все? – поинтересовался мужчина.

    – Да. Запомни что услышал сегодня и будь осторожен.

    – Но причем здесь утки и лебеди?

    – А мне-то откуда знать? Это твое видение. Может сегодня тебе на ужин утку дадут. Странный такой… – Старушка подвинула Джонатана в сторону и подошла к вортигонту:

    – Закончил, Лёш?

    – Да…

    – Мы тогда пойдем. Всего хорошего вам, ребята.

    Старушка и ворт молча развернулись и готовы были уйти, как Ник обратился к ним в последний раз:

    – Так куда вы направляетесь?

    – Я же уже сказала - на юг.

    – И зачем вы туда идете?

    – Мы бежим… – ворт подхватил старушку за руку, но Ник все не унимался:

    – От чего?

    – От войны, – в ответ прозвучал женский голос.

    Ник и Джонатан переглянулись, после чего последний задал еще один вопрос:

    – От какой войны?

    – Грядущей… – пара медленно зашагала вперед, оставив позади двух ошеломленных мужчин

    – Какая еще война?! - вдогонку крикнул Ник, – что ты несешь?!

    – Мир грезит войной. Достаточно лишь прислушаться! – слова женщины прокатились эхом по коридору. Мужчины еще долго смотрели вслед двум незнакомцам, прежде чем сами продолжили свой путь.


    ***

    Джонатан и Ник стояли у двери в конце коридора.

    – За дверью должен быть выход на поверхность. Скорее всего окажемся в какой-нибудь бойлерной или что-то наподобие, оттуда уже будем импровизировать, – Ник разблокировал дверь и они оба вошли внутрь. Единственное что там было – лестница, ведущая наверх. Метрокоп, прихрамывая, начал тихонько подниматься.

    – Разве ворт не вылечил твою ногу? – Джонатан начал подниматься вслед за Ником.

    – Он помог, но мне все равно нужна медицинская помощь, долго я так все равно не прохожу.

    – Откуда ты знал, что он нам поможет?

    – Поверь, без оков они на очень многое способны. Ему бы хватило пары секунд, чтобы нас прикончить. Если он этого сразу не сделал, значит у него это в планы и не входило.

    – А та старушка? Правда думаешь, что они никак не связаны с нападавшими?

    – Не знаю, но если бы они были заодно, то вряд ли бы стали нас просто так отпускать.

    – Но они же знали о нападении, специально его ждали, чтобы пройти через город…

    – Ну, как-то узнали… Может им просто повезло…

    – Я не верю в случайности.

    – Я сомневаюсь, что ты каждое явление в этом мире можешь логически обосновать, Джонатан. У тебя только что под носом пришелец зеленой магией мне рану полечил. Мне кажется, видения вполне можно списать и на это.

    – На магию?

    – На вещи вне нашего понимания.

    – То есть ты всерьез воспринял её бредни о грядущей войне?

    – И что же тебе конкретно кажется бреднями?

    – Сама идея! Какие-то мелкие стычки? Возможно. Но крупномасштабная война в здесь? Невозможно. Нет такой силы, которая могла бы противопоставить себя Альянсу.

    – Джонатан, тебя только что чуть целый Блок граждан не разорвал на куски. А это были те, кто с тобой ежедневно работал в цеху. Что им хватило для того, чтобы слететь с катушек? Звук выстрелов на улице и паника на лицах ГСР.

    Стюарт усмехнулся, на что Ник обернулся с озадаченным лицом.

    – Я помню как писал, что человек легко адаптируется к новым условиям… Книги, плакаты, выступления администрации, наказания – вся эта пропаганда. Ежедневные напоминания и демонстрация – все это уже не действует?

    – Похоже на то…

    – И что же нам делать?

    – Готовиться к худшему, наверное. И не говори никому об этой встрече, если мы переживем этот день.

    Мужчины дошли до самого верха. Ник прижался к двери, чтобы удостовериться что за ней никого нет. Метрокоп разблокировал дверь и открыл её.

    По ту сторону на мужчин были направлены четыре винтовки. Вооруженные люди были в стандартной форме ГО. Один из них достал рацию и произнес:

    – Цель перехвачена вместе с одним гражданским. Указания?

    Джонатан и Ник медленно подняли свои руки вверх.

    Что-то зажужжало в рации, после чего все опустили оружие.

    – Обыскать, затем идентифицировать. Обоих.

    Сотрудники провели мужчин во внутренние помещение. После короткого досмотра и не взирая на ранение Ника, их повели в главную комнату. Сквозь трубы и насосы проглядывались другие сотрудники ГО, не больше десяти, которые стояли у стен и что-то обсуждали. Джонатана и Ника подвели к сотруднику, стоящего у синего терминала. Он забрал у Джонатана его карту, а у Ника лишь ввел данные, названные им.

    – Чисты, – сотрудник передал по рации.

    – 231-го к медику. ГСР, за мной, – механический голос раздался за спиной Джонатана. Стюарт и Ник обменялись взглядами, прежде чем метрокопа увели за угол. Джонатан повернулся на голос: сзади стоял какой-то офицер. Красные окуляры, плащ – это был тот самый юнит, который был вместе с Девять вчера, либо же кто-то похожий на него. Повернувшись, оба мужчины молча смотрели на друг друга. Казалось, что офицер был тоже удивлен увидеть здесь Джонатана. Метрокоп развернулся и Стюарт молча последовал за ним. Они спустились в просторное помещение, где уже находились другие гражданские - человек двадцать. Сотрудник затолкал Джонатана внутрь, после чего закрыл за ним дверь.


    ***

    Стюарт провел в этом помещении несколько часов. Он слышал редкие приглушенные звуки выстрелов, перешептывания граждан и неразборчивые радиопереговоры ГО. Никто с друг другом практически не общался, все в страхе ждали что будет дальше. Спустя некоторое время дверь открылась и всех вывели на улицу. Солнце начинало заходить, слабый дым еще виднелся со стороны вокзальной площади. Ника нигде не было рядом. Всех граждан посадили в автозаки и повезли в Нексус. Окна в машине закрыли вставками.

    Джонатана сразу повели в карцер. По дороге ему встретились знакомые сотрудники ГСР, ожидающие очереди на свой допрос. Там были как главы отделов, так и мелкие рабочие. Стюарта посадили в одиночную камеру, в которой он провел несколько часов. Спустя некоторые время дверь камеры открылась и внутрь зашел уже знакомый красноглазый офицер.

    – 911-ая и Александр Кингсли погибли, – проговорил юнит к ужасу Стюарта, – на выход.

    Вместе с дрожью по всему телу мужчина почувствовал смятение: “Зачем ему нужно было упоминать Кингсли?”

    Офицер довел Джонатана до допросной.

    Внутри сидел сотрудник ГО. Он жестом указал на стул, и Джонатан молча на него присел.

    – Ваши данные указаны верно? – сотрудник протянул небольшую стопку бумаг Джонатану, на первом листе которой виднелось его фото.

    – Да.

    – Хорошо. Расскажите мне всё от и до, что с вами происходило.

    Стюарт кратко пересказал все события сегодняшнего дня, единственное, что он не упомянул – это встреча со старухой и вортигонтом.

    – А что насчет вчера?

    – Мы посещали мистера Кингсли и Екатерину Котову.

    – Что обсуждали?

    – Мы брали интервью для информационных буклетов, также как и у других глав днями ранее.

    – И что вы узнали у Кингсли?

    – Разные данные по здравоохранению.

    – А зачем нужно было посещать Котову? Она не глава подразделения.

    – Нам посоветовал Кингсли, он сказал… Что как заместитель директора, она может предоставить нам обобщенные сведения по всему ГСР, которые можно будет отразить в материалах.

    – И что же вы узнали у нее?

    – Ничего. Она была подвыпившая. Начала неадекватно вести себя и я ушел, так ничего не узнав.

    – Неадекватно – это как?

    – Она домогалась до меня. И получив отказ, она начала сыпать меня угрозами. Говорила, что я повторю судьбу Дмитрия Федорова.

    – Вы же сообщили об этом кому-то?

    – Да, сопровождающему меня сотруднику 911. Она сказала, что не спустит ей это с рук.

    – Хорошо, у меня есть пара дополнительных вопросов. Начнем с того…


    ***

    Уже несколько несколько дней Стюарт сидел в камере. Иногда его вытягивали в допросную, где разные сотрудники ГО спрашивали одно и тоже. Ничего нового, что отличалось бы от его допроса в первый день, он не говорил. Мимо камеры насильно водили десятки людей: со знакомыми лицами, и тех, кого Джонатан видел первый раз в жизни. Крики днем и слезы ночью. Все внешние звуки перемешивались в голове Стюарта и он терял связь со временем. Наконец, ранним утром, когда все задержанные спали, дверь камеры открылась. Джонатан надеялся увидеть в дверном проходе две знакомые красные точки, но там стоял обычный метрокоп с голубыми окулярами. Тот подозвал мужчину и вместе они вышли из здания Нексуса. На улице их ждал служебная машина, в которую они оба сели.


    Они ехали в сторону вокзала. По дороге ничего практически и не напоминало о недавней трагедии, ровно до того момента пока машина не проехала по главной площади. Под статуей Брина собирали сцену, на которую уже были водружены портреты с траурной лентой. Два больших портрета Гуриева и Хайнеманна, и еще несколько мелких под ними. Те что были ниже, Джонатан толком разглядеть не мог, но ему показалось, что среди них был один чернокожий мужчина.

    – Поминальная служба… – произнес Джонатан, оборачиваясь в сторону сцены.

    – Эшафот, – ответил сотрудник, повернув на перекрестке в сторону вокзала.

    Машина остановилась на вокзальной площади. Огромная очередь стояла на вход в главное здание. Вход был практически цел, лишь пара отсутствующих окон. В соседнем же здании, примыкающим к вокзалу, два единственных этажа полностью выгорели. Рядом возвышалась Сторожевая Башня. Прожектора монолита были отключены, лишь сигнальные огни наверху медленно мигали, предупреждая о высоте постройки. Стюарт и сотрудник вышли из машины и направились к боковому входу на вокзал. Миновав основной массив толпы, метрокоп отвел Джонатана в одну из очередей и насильно втулил мужчину туда. Стюарт не переживал и практически ничего не думал. Последние несколько дней полностью вымотали его.

    “Отвезли на вокзал, а не на эшафот – уже хорошо”, – подумал он про себя.

    Настала очередь Джонатана. Он подошел к небольшой будке, за которой сидел сотрудник ГО.

    – Вашу карту, пожалуйста.

    Джонатан приложил карту к терминалу и раздался короткий писк. Сотрудник начал что-то нажимать на терминале.

    – Хм-м-м… – протяженный скрежет раздался из маски сотрудника.

    Вдали открылась дверь и Стюарт увидел знакомые очертания: черная маска с красными точками. Офицер подошел к будке и постучал по стеклу. Сотрудник лишь коротко кивнул и опустил турникет, чтобы Джонатан смог пройти вперед. Знакомый метрокоп провел Джонатана в кабинет из которого вышел, где они остались наедине.

    – Что это все значит? – Стюарт устало сел на стул перед столом, за которым сидел сотрудник и что-то вводил на терминале.

    – Без лишних вопросов и расспросов, – резко ответил он, – Вас переводят в другой город. Причина: достижение максимально возможного времяпрепровождения в населенном пункте. Являясь сотрудником ГСР у Вас была возможность продлить Ваше нахождение в Сити-16, но комиссия посчитала, что ваши имеющиеся способности не отвечают нужным параметрам для этого.

    Джонатан молча сидел, пялясь в пол. Он пытался переварить эту ситуацию. Все было слишком абсурдно.

    – Поскольку вы не оправдали ожиданий ГСР, было принято решение лишить Вас большинства привилегий, которые Вы получили здесь. Вся информация по вашей деятельности в Сити-16 будет перенаправлена в местный офис ГСР на новом месте Вашего пребывания, и они уже сами решат, что с этим делать. Учитывая Вашу положительную историю сотрудничества с Союзом Вселенных, Вам дается второй шанс – статус сотрудника ГСР сохраняется за Вами.

    – И когда мое отправление?

    – Поезд уже стоит.

    – Мои вещи…

    – Являются собственностью ГСР Сити-16.

    Сотрудник встал и разблокировал дверь, которая была позади него:

    – Выход на перрон.

    Джонатан остановился у двери. У него была уйма вопросов, но он сомневался, что сотрудник ответил бы хоть на один из них. Стюарт сделал несколько шагов вперед на перрон, и до того как дверь сзади успела закрыться, Джонатан услышал последнюю фразу от офицера:

    – Удачи в Вашем родном гнездышке.


    ***
    [​IMG]

    Поезд мчался по пустоши наперегонки с заходящим солнцем. Лампы внутри вагонов потрескивали в такт трясущемуся поезду. Джонатан сидел на скамье в полном одиночестве, облокотив голову о стекло. У него было плохое предчувствие. Приближалось что-то ужасное, и он несся прямо навстречу этому злому року. Мир грезил войной и ждал прилета черного лебедя.




    Пы.сы. Играл за этого перса в период 2016-17 г., потом перестал заходить на сервер и из-за неактива\бесчисленных вайпов за эти годы потерял доступ к персонажу. Квента пишется для того, чтобы вернуть перса в Индастриал и здесь же каким-то образом логично завершить его историю.
     
    гдз по химии нравится это.
  3. Lorane152

    Lorane152 Monkey

    122
    1.061
    93
    Приветствую.

    Сама по себе работа нарушает рамки объема, но не на много, именно по этому, все же было принято решение почитать ее, но это не отменяет факта нарушения этого пункта.
    Работу нужно как-то ужать до оговоренного в теме объема, думаю с этим не будет никаких проблем.

    Что на счет недочетов квенты, ну лично мне в глаза попались некоторые опечатки, слова которые повторяются несколько раз, но во всей квенте их набралось от силы 2-3, для меня это не так критично, это лишь подтверждение факта рукописного ввода, что определенно хорошо, нежели плохо.
    Сам стиль повествования адекватный, читать можно и в целом, к стилю никаких вопросов лично у меня не возникает, хотя стоит отметить, что иной раз теряешься в диалогах кто есть кто, это прослеживается в сценах в кабинете цеха, где фигурируют сразу несколько персонажей, но автор как-то старается компенсировать этот факт обращениями к конкретному персонажу, возможно стоит в какие-то нейтральные цвета окрашивать диалоги разных персонажей (серый, и т.д, см. другие квенты в архиве.).

    Что касается сюжета. На самом деле, сюжет развивается не плохо, интересно, автору уедается передать всю суету в ГСР, по крайней мере так как это должно быть в действительности, и мне это определенно нравится. Для меня спорными моментами является Красне-5, Амарии и Заварушка в С-16, по крайней мере в реалиях сервера и лора об этом не написано, но возможно автор хотел как-то выделить именно этот город как вспышку конфликта из последней вырезки лора, в любом случае, этот момент еще стоит обговорить с менеджером проекта, как я считаю.
    Что на счет вортигонта который помог сотруднику ГО, так же спорно, сомневаюсь что подобные существа будут как-то помогать метрокопам, даже в такой ситуации, тут же автор описывает оказание помощи, спорно, очень спорно.

    Что на счет персонажа, да, действительно такой персонаж был, по крайней я помню его, очень порадовало увидеть в квенте ссылку на персонажа @The_Flast, Брайан Болтен (он же Брук Бэринг), даже в сюжетец его правильно поставил. (слезы олда на лице появились), однако большинство людей из текущего времени не знают о нем ничего, стоит как-то больше описания добавить персонажу, в плане внешнего вида, а так в целом характер и все остальное переданы как мне кажется отлично. (Возможно ты просто написал рандомное имя, но черт возьми, ты попал точно в цель)

    На счет возврата персонажа, как я думаю, персонажи не банятся просто так, скорее всего это произошло именно в следствии переезда, да и уже точно не узнать причину почему персонаж отлетел в бан, возможно все именно так как нам и говорит автор (увы, этого я не знаю, ибо в 16-17 году у меня еще не было чара ГСР, или просто инфа была для узкого круга людей). Вопрос возврата персонажа из бана который был получен в рамках РП, то есть переезд там и т.д, обсуждается как мне кажется на прямую с действующим куратором фракции, и если потребуется, менеджером проекта, делается для того чтобы заранее найти место для персонажа, ведь руководство должно знать что к ним возвращается или приезжает кто-то.

    Если подводить итоги, не плохо описанная история о том, где пропадал персонаж.
     
    Glen32 нравится это.
Статус темы:
Закрыта.