Сказ о дороге.

Тема в разделе "Архив", создана пользователем KYCT, 27 фев 2021.

Статус темы:
Закрыта.
  1. KYCT

    KYCT Well-Known Member

    90
    466
    53
    А у рабов все худо.

    С улицы сквозь заколоченное окно доносился гул заводов Индустриального Сектора. Я поежился на диване, скатываясь вниз. Трофей в виде большой морды рыжего кота безжизненным взглядом сверлил стену за моей спиной, а табличка «Гарфилд» под трофеем отблескивала лучами лампы.

    -Зачем? Вот зачем ты ввязался в это?

    Я посмотрел на нее, посмотрел на то, как она отпивает чай, внимательно изучая меня взглядом. А что мне ответить? «Я сделал потому что люблю действовать на нервы»? Боюсь. К черту размышления, лучше заглушить это кружечкой горячего чая. Что может быть лучше обжигающего напитка Английской Короны? Точно не эта дрянная пародия на чай, которая налита в кружки.

    Свист прокатился по всей комнате, вырывая меня из уютного дивана. Старая, холодная комната недостроенного здания сменилась на не менее старый, душный, каменный барак, полный людей. Обжигающая боль с языка переселилась во все мои сосуды, пронизывающие мое тело, как же не хотелось вставать. Я сел на край кровати и окинул толпу заключенных взглядом: целая куча невольников, которые раньше жили ну уж слишком свободно, а теперь горбатятся на шахте ради какого-то там дяди, орущего во все горло о всеобщем благе и свободе – жалкое зрелище. Внизу перед собой я увидел двухметровое тело, принадлежавшее человеку по имени Винсент. Оно мирно дрыхло, как будто не было никакого сигнала на подъем. И как же тут не разбудить его без применения силы? Мой кулак со всей силы зависти прилетел прямо в центр лба этому дылда. От такой наглости бывший спящий подскочил на койке, и полусонными глазами выцепил меня:

    -Ты охерел!?

    -Вставай давай, спящая красавица, свисток дали.

    -Зашибу, гнида!

    -Ага, верю и надеюсь,
    — я пошел в след за уходящими зэками, — пошли, а то будем сортиры чистить.

    На улице нас всех ждал офицер охраны со своей свитой, состоящей из людей в балаклавах. Он брезгливым взглядом осмотрел строй «трудновоспитуемых» и настолько неохотно начал перекличку, что весь строй выглядел на его фоне полностью счастливым и довольным своей работой.

    -Так, уроды, как понимаю, все здесь. Вчера один из вас получил удар мужества в мозгах и с отверткой лишил охранника глаза. Так что у меня охеренные новости: теперь за нарушение правил вас ждет увеселительная поездка на опасных участках. Довольны? – строй отреагировал на это явно не восторгом – со всех сторон полушепотом послышался неодобрительный возглас. Но начальник, как и положено для закаленного рабовладельца, лишь стойко опустил глаза на планшет. – Номера 1-3-4-4 и… 3-2-6-4 сегодня идут в качестве добровольцев!

    Из строя сделало шаг два человека: я и смуглый «раб» почти с меня ростом, его волосы ершиком стояли на голове, своими зелеными глазами он сверлил каждую живую душу насквозь. Этим двум безрассудным грешникам предстояло пойти копать шахту не в лучших местах. Мы, как уроды, встали отдельно от строя уродов общества. Да, мы все тут такие, но разве это причина, чтобы работать на износ, питаясь помоями? Да, мы заслужили этот Ад своими руками: грабежи, убийства и более, и более ужасные преступления.

    Большая масса строя, шоркая ногами, пошла по основному пути, вниз, на освещенные участки под вооруженным конвоем, ну а мы же направились на склад получать свое снаряжение для работы. Нам, будто лазутчикам выдали походный комплект: два больших фонаря, на автомобильных аккумуляторах, один ручной источник света, рацию (одну на двоих) и самое главное – нормальный обед. Хвала тому, кто придумал макароны. Пускай и остывшие, пускай склизкие, но в этом месте лапша – самая питательная и вкусная еда из возможных вариантов. У самого лифта конвоир развернулся к нам:

    -Уже бывали на «ближних» участках? Нет? В общем, аккумуляторов хватит на весь день работ, пайки, которые выдали – так же на весь день. Что случится – докладываете по рации и тащите оборудование наверх. Уяснили? Давайте, вперед.

    Кабина с жужжанием понесла нас вниз, с каждой секундой звук работающего мотора, усиленного огромными стенами, все сильнее давил на уши, но в один момент он просто начал сходить на нет. И вот мы уже спускаемся в полной темноте вниз-вниз-вниз. Кабина резко останови

    -Вот сука… Я ж через пару-тройку дней из этого кичмана откинуться должен был, а эти твари решили меня двинуть прямо тут.

    -Воу, приятель, если ты тут только временно, то я могу тебе только позавидовать. — мы перекидывались словами, пока шли до места работ. Белое пятнышко света, аки герой какой-то сказки шло перед нами, ограждая от всяких демонов и драконов. — Не расскажешь, за что тебя тут держат?

    -А ты мне не барин, чтобы я перед тобой дал раскладу.

    Во-о-о-от с кем в один ряд меня ставят повстанцы: с убийцами, грабителями и насильниками. Что я сделал, чтобы оказаться здесь? Мое дело правое – я нес идею свободы в массы. Но толпа меня отвергла! Меня назвали террористом, а толпа согласилась! Сопротивление лишь паразит, что сосет жизнь из людей, чтобы выиграть войну, которую проиграли множество лет назад. Разве не пришло время сменить проигравшего на ринге? Но теперь я здесь, в месте, где заканчивают свою жизнь политические заключенные, и закончу свою так же, если не выберусь отсюда. Я должен, иначе буду гнить в одной яме с такими, как он, как мой напарник на ближайшие десятки метры.

    -Так все-таки, м? Колись давай. Мы ж тут все как родные, в этой норе.

    -Лоха одного с пацанами жомкнул на путевой станции. Да так на станции и повязали. Теперь здесь торчу.

    -А чего тебе срок такой маленький дали?

    -Завались, а?


    Не знаю, хотел бы я оказаться таким же везунчиком – сдать своих подельников и скостить себе срок. Я посмотрел на номер 1-3-4-4, он спокойно колупал киркой горную породу. Моя же судьба – остаться тут. А он разве поймет свои ошибки? Он лишь так же сдаст своих «друзей», они отправятся куда подальше работать, пока не умрут, а он – на пару недель снова сюда.
    И тут же в мою голову пришла мысль. Ужасная, склизкая мысль. Будь я не здесь, я был откинул ее, где-то там у меня не было нужды этого делать, но тут – на кону стоит моя жизнь и преданность Ей. Маленький зеленый демон улыбнулся в углу моего сознания, словно зеленый лохматый Гринч так же натянул лыбу на лицо, замышляя испортить праздник.

    Я уже не помнил, как перестал долбить стену киркой, уже не помнил, как занес инструмент над головой соседа-шахтера – все воспоминания об этом моменте выходили из меня вместе с потом. Потолок плясал вместе с полом, меняясь местами, мне хотелось блевать и плакать. Я всеми клетками своего мяса ощущал, как сердце ушло со своего привычного места, ускользнуло в пищевод и заплутало в лабиринте кишечника. Как убийцы борются с этим чувством? Что они думают? Мысли шли в голову и одновременно с тем вытекали. Как же мне было херово. Но ведь я избавил мир от такого ублюдка? Я ведь сделал это, чтобы увидеть моих друзей и людей еще ближе? Потому что лучше уж выйду на свободу я, чем недо-вор?

    Я подполз к зэку с размозжённой башкой, стянул с него рубашку с номером и надел вместо своей, которой я закрыл рану на голове трупа. Мне стало еще хуже. Я обокрал покойника. Гадкое чувство. Теперь мне уже не помогали мои же утешение.
    Когда я перевел взгляд на труп, заметил, что ко мне приближается темнота, она обхватывала его с дальней от меня части и подбиралась все ближе ко мне, и почему-то оно издало щелкающие звуки.

    А, нет. Это лишь тело уползает дальше от меня. А звуки… Я резко встал и броском направился к выходу. Опасные участки такие не из-за угрозы обвала или метана – это все в прошлом, сейчас новая мода – мода на жуков. Сотни, тысячи полуразумных тварей. Все они живут прямо под ногами.

    Я бежал обратно в полной темноте, следуя рукой по правой стене. Каждый бугорок в криво выкопанном проходе приглашал остаться здесь на чуть-чуть. Тяжело бежать в темноте, а еще сложнее с одной родной ногой.

    Но вот – лифт наверх. Что может прекраснее, чем путь к спасению? Меня подгоняли сзади. Или мне лишь показалось? Я упал на пол кабины, попутно, подняв рычаг к верху. И, противясь гравитации, я начал подниматься к верху. Механизм будто тоже боялся животных - он поднимался быстрее, чем опускался сюда. Но почему не ползли за мной? Почему оставили живым? Я перебирал каждый факт о муравьях из прежнего мира. Защищали территорию? Падальщики? Или какой-то жучий Бог принял мое подношение?

    Яркий дневной свет больно ударил в глаза. Отовсюду больно гудела «Победа». Меня взяли за шкирку и начали орать. Где оборудование? Где второй? Меня тормошили, дали пару подзатыльников. Ведь, это не дело, когда раб приходит раньше времени.

    -Жуки. – с выдохом выходили и слова. Напали…

    От этого звуки вокруг стали только громче, но они начали оставаться позади - меня пинками повели отсюда подальше. Вокруг завыла сирена, заметались люди, каждый боевой пост был занят положенным количеством солдат – боевая машина этого лагеря бросила все силы на сдерживание врага снизу. В такие моменты, обычно, заключенных выводят из шахт и запирают в бараках, но меня, как потерявшего фонари и рацию, посадили в, наверное, самое безопасное место здесь – карцер.

    Внутри было сыро и темно. В темноте внутреннего пространства мне мерещилось вся какофония звуков, издаваемых этой херью под землей. Я забился в угол и закрыл уши руками. Маленький Гринч довольно посмеялся.


    Служба доставки
    Я сидел напротив мужчины лет шестидесяти, седые волосы, которого как ни странно не выпали с корнем. Его кабинет, в котором мы сейчас находились, представлял собой тесную каморку, заполненную наполовину письменным столом с двумя стульями с противоположных сторон, окна здесь не было, одинокая лампочка накаливания, висевшая на проводах под потолком, была здешней пародией на Солнце.

    -Номер 1-3-4-4? – он с сомнением смотрел в папку с одноименным названием. – Ты понял, за что тут отбывал свой срок? Больше такой херни не повториться?

    -Так точно, уяснил.

    -Ты понимаешь, что следующий раз для тебя станет последним,
    — офицер отложил папку в сторону и сложил руки в замок, опершись об стол, — и спасет тебя лишь чудо, а не сдача твоих подельников?

    -Не тупой, понял я все. Никакого следующего раза не будет, буду паинькой полнейшей.


    Мой "собеседник" посмотрел на меня исподлобья, сверяя меня со своим опытом. Повидал он, наверное, немало таких же людей, которые так же слезно клялись, что буду вести себя, словно белые и пушистые.

    -Сейчас тебя отведут на склад за твоими вещами, а после – отвезут туда, где подобрали.

    Я кивнул в знак согласия. Склад представлял из себя… склад, разве что переделанный под современные нужды. Меня подвели к столу на котором уже стоял ящик. Такой я уже видел у повстанцев, в таких лежали вещи заключенных.

    -Одевайся, робу оставишь на столе. Оружие тебе выдадут по приезду обратно.

    Я снял с себя грубо сшитую рубаху и аккуратно, словно какой-то саркофаг открыл замки на ящике. Помимо одежды там лежало: бронежилет (тяжелый, сука), такой обычно носят штурмовики, вроде, МОЛЛи называют; рюкзак, я осмотрел его содержимое: ни денег, ни еды. Ни-хе-ра. Просто всякий хлам вроде фонарика, лекарств и книг.

    Через десять минут постоянных призывов поторопиться я был готов выходить. Идти было тяжело – я и так отвык от бронежилетов, отличных от легких, так тут еще и постоянное недоедание. Таким темпом я еще минут десять плелся до выезда из этого ада. Там меня встретило две до боли в ногах знакомых вещи: отряд бойцов с мешком в руках и конвой машин с КАМАЗом в центре. Мне по старой методичке надели мешок поверх головы и усадили в кузов. В мотор машины пошло обильно много горючего, и мы тронулись в путь до незнакомого мне города. Смогу ли я оттуда добраться до дома? Но это уже не важно. Лагерь остался позади, бюрократическая машина без единой ошибки выдала результат: заключенный под моим номером должен быть сегодня освобожден – его освободили. Презираемая многими она спасла меня, дала мне вторую жизнь, и этот шанс я не упущу так просто, я клыками вопьюсь в этот милый подарок.

    Все то время, что мы ехали до места назначения я сидел и думал о том, как встречу старых знакомых, как буду сторониться Сопротивления, размышлял о том, стоит ли мне снова нести свои мысли народу? Стоит ли люд, который видел, как меня задерживали и избивали лишь за оскорбления в сторону повстанцев и отвергнувший меня моих, усилий? К чему вопросы? Люди меняются, но идеи остаются неизменными, новые приходят, а старые передают им свои эмоции, знания и ненависть. Чем хуже я? С этими мыслями и в полной темноте я уснул.

    Проснулся от того, как меня толкнули в бок со всей силой. Этого хватило, чтобы я полностью пришел в себя.

    -Вот твое оружие. — в руки всучили одну из тех стреляющих палок. — Вали отсюда, чтобы тебя здесь не видели.

    Я прошел пару шагов прежде чем понял: я на свободе! Это, к чему летели мои мысли, то, о чем я не мог и подумать в слух. Просто какое-то райское наслаждение от одного нахождения на воле.

    Руины сменялись руинами, я был будто дома среди такого пейзажа, наполненного безысходностью. Не было никакого порядка, здесь царила анархия. Не думал, что приятнейшим местом для меня окажется куча руин какого-то города.

    Мои ноги несли меня сами, пока я не встретил беженца на своем пути. Мы столкнулись с ним на полном ходу, и я упал на пол. Он протянул мне руку, понимая, что сам я встать не в состоянии.

    -Воу, аккуратнее давай. Не ушибся?

    -Э-э… Нет, все порядке.
    — я не отказался от его помощи. — Слушай, друже, а к какому Сити относится это Запретный Сектор?

    -Сити? Мы в свободном районе, до ближайшего города Альянса много километров. Прошлое название города сказать не могу, но-о-о… Ты можешь посмотреть карту в баре. Могу проводить до туда. Нужно?

    -Буду крайне благодарен.
    — я сжал в руках выданное мне оружие (как оказалось, это был «калаш»). — А то я в этом месте недавно.

    Я ожидал, что такое проявление доброты не вызвана простым желанием помочь, я уже успел представить, как сейчас меня огреют по голове, и я окажусь голым на улице. Но беженец, вопреки моим ожиданиям, привел меня именно в то место, которое и обещал.

    Местный крупный лагерь беженцев находился в подвале старого универмага. Здесь менее оживленно, чем в Некрополое, оно и ясно – лагерь кормится за счет путешественников да и только. Само же питейное заведение было огорожено от остального пространства простыми занавесками. Несмотря на дешевый вид снаружи, внутри все выглядело достойно: металлические столы, за которыми за веселыми разговорами обедали как и простые беженцы, так и матерые повстанцы из здешней части, старенький магнитофон, работающий на честном слове и яром желании жить, и какие-то старые картины, изображающие мир ДО, на стенах. Выбор напитков был небогат, хотя для остановившихся здесь передохнуть этого, скорее всего, хватало с полна. На стене около барной стойки висела карта с тремя местами, обведенными ярко-красным: Сити-16, Сити-17 и, разумеется, этот «привал».

    И между «тут» и «Семнадцатый» было довольно большое расстояние, как и на карте, так и в реальности.

    Сейчас бы не помешало выпить, но и не денег, ни любви к алкоголю у меня нет. Я пристроился на табурете перед барной стойкой. Как только пристроился, ко мне почти сразу же подошел человек, одетый хоть и не в деловой костюм, но все же опрятно.

    -Что налить?

    -Нет, воздержусь, а слуша-ай… Ты не знаешь, идет ли кто караваном до Семнадцатого?


    Он понимающе покачал головой и указал на столик позади меня. За ним сидела троица людей и оживленно о чем-то беседовала. Разве могут караванщики выглядеть, как закоренелые зэки? Хотя, я сам таким являлся несколько часов тому назад, а выгляжу, как человек, которому можно доверить все на свете.

    -Аллоха, мужики. — я набрался смелости и воздуха в легких. — Вы идете до Сити-17?

    -Ну, допустим, мы. А тебе чего?

    -Возьмете с собой? Мне туда прям срочно надо, а одному идти – ссыкотно.

    -Не, давайте без него,
    — воспротивился моей просьбе парень лет двадцати. — Сами же знаете, что со своими безопаснее ходить.

    -Ну, мужики, мне реально надо до Индустриального.
    — я с досады развел руки в сторону. Ну не хочу я переться множество километров через леса и пустыни, населенные всякими тварями. — Пожалейте, а?

    -Да чего вы мнетесь-то?
    — заступился за меня старик по виду чуть младше того офицера лагеря. — Сами же знаете, какая нечисть водится по пути. Возьмём его с собой, мы ж не бабы - за себя в случае чего постоять сможем.

    Все нехотя отнекивались от случайного попутчика, но неугомонный говор деда, спас меня – двое оставшихся кое-как согласились.

    -Мы завтра отъезжаем в десять часов с подземной стоянки, опоздаешь – уедем без тебя.

    -Спасибо, мужики, вы просто спасли меня!


    Я снова был вне себя от счастья. Мне открылась прямая дорога. Осталось только за время ожидания не опухнуть от голода. И только сейчас я понял, что мой живот яро требует еды. А в вещах у бывшего владельца не было ни одного жетона. На этот раз у стойки я самостоятельного подозвал бармена.

    -Слушай, у вас работы не будет? Ну типа там посуду помыть, ящики перетаскать.

    Он пожал плечами.

    -Устроим.

    Весь оставшийся день до вечера провел за мытьем тарелок за посетителями бара в подсобном помещении, пару раз меня отвлекали, чтобы я протер полы в главном зале. Конечно, работать в душном баре, убирая за всякой свинотой, мне было крайне противно и унизительно, но все же лучше, чем выйти искать какие-либо вещи и попасться какой-нибудь живности или, что хуже, не найти ничего. Под конец рабочего дня мне выдали неплохой такой гонорар, и я сразу же, не задумываясь о тратах заказал ужин из запасов, заготовленных на завтра еду. Не знаю, именно тут так вкусно готовят или это я соскучился по чему-то, что больше еда, чем бульон с травами, но это пюре просто показалось мне чем-то выше человеческого осязания. Никогда еще я так не был рад простой остывшей еде из харчевни у обочины.

    Теперь снаряжение давило не так сильно. Я шел по подвалу зданию более энергично, чем в начале дня. По сторонам от меня чередовались разные лавки, магазины и маленькие закусочные. Меня заинтересовал магазинчик под вывеской «Броня, оружие, пули». Внутри почти все пространство занимали стеллажи с огнестрелом, пара манекенов с бронежилетами и витрины с патронами. Я внимательно посмотрел на ассортимент, разглядывал ценники. Цены тут были… Высокими, почти, как в Индустриальном, если я правильно помню.

    -Эй, добрый человек. — пристал я к продавцу. — Не желаешь купить у меня кое-какое снаряжение?

    -Скупкой не занимаемся.
    — буркнул мне человек, не убирая своего внимания от разобранного автомата. — Иди торгуй им в другом месте.

    -Ну-у, а тогда-а-а… Обменятся не желаешь?

    Тут он уже, натянув на нос очки, хотя бы уделил мне больше внимания, чем этому конструктору.

    -На что?

    -Я тебе МОЛЛ'и и «калаш» модифицированный, а ты мне… легкий бронежилет, рюгер и патроны к нему. Идет?


    Дядька за прилавком одобрительно что-то буркнул себе под нос и пошел копаться по прилавкам, собирая товар. Ну а я с легким облегчением расстегнул лямки жилета и положил его на прилавок, рядом с АК.

    -Вот, теперь ты. — он положил рядом с моим барахлом свой товар. Я же эл-легантно указал махом на только что снятое обмундирование. — Угу.

    Я набросил поверх кофты легкий бронежилет, используемый обычно сотрудниками полиции Альянса; ручка карабина была сделана из лакированного дерева, приклад отличался от того, что я привык использовать: вместо обычного деревянного стояла металлическая труба – складная рукоять; магазин на сорок патронов и нож. Вот он из всего этого заинтересовал меня больше всего. Ведь он – оружие последнего рубежа, который человек использует или чтобы поглумится, или чтобы спасти свою тушу, когда огнестрельное оружие потеряно. Сам клинок был самодельным, выточенный кем-то, может еще до войны, на станке какого-нибудь завода. Длинный, с деревянной рукоятью, покрытой лаком. Ножны с таким легко производят впечатление на простых обывателей.

    Из магазина я вышел довольный и пошел искать ночлег. Заприметил я тут две гостиницы: одна - с чем-то отдаленно напоминающее отдельные номера и вторая – почти то же самое, но вместо номеров были «уголки» по 4-5 кроватей, отделенные перегородками. Как бы мне не хотелось спокойно поспать, но я выбрал именно вторую, хотелось сохранить хоть парочку жетонов на кусок хлеба на завтра, но и ночевать в развалинах не хотелось.


    Ночь прошла ужасно: меня все еще терзали те кошмары о произошедшем в шахте – наутро у меня было просто ужасное настроение и ужасно хотелось остаться в постели еще часа так на три, но все-таки меня разбудил работник ночлега, и мне пришлось проснуться вовремя. На выходе из мотеля я купил в ларьке пару булок хлеба и, ориентируясь по подсказкам местных, поплелся на стоянку. Мои попутчики грузили старый ЗиЛ с крытым верхом различными ящиками. Я просто стоял около и ждал, пока загрузят. Не было никакого желания снова впрягаться, таская что-то тяжелое. Мне было лень думать, что они там вообще везут: технику, еду или оружие. Когда погрузка была завершена я кивнул моим попутчикам и запрыгнул в кузов. Около выезда наружу стояло КПП с людьми в «лямбде», они-то и открыли выезд - тяжеленые ворота по типу тех, которыми преграждают каналы.

    Пейзаж, оставляемый за грузовиком долго представлял из себя лишь руины города, и уже смотреть на них было не так весело, полчаса спустя, а то и раньше, серый цвет сменился на зеленый - город сменился на лес. Я, наверное, впервые видел лес. Может, когда-то давно. Но когда это было-то? Я тихо, размышляя о том, что и кто меня ждет там, в Индустриальном, жевал булку хлеба, отламывая маленький кусочек за кусочком. Один из троицы, ехавший со мной в кузове, тихо хихикнул, но когда я посмотрел на него – отвел свой взгляд на пейзаж за грузовиком.

    Интересно, что будет, когда я появлюсь? В меня будут стрелять или только кидать ножи?

    -А что у тебя за дела в Индустриальном? — паренек, что в том баре первый выразил недоверие ко мне, попытался завести со мной диалог. — Наемник ты, что ли?

    -С чего ты взял, что наемник?

    -Ну, на торговца ты не похож, на паломника – тоже, а повстанцы пользуются своим транспортом.

    -Не угадал, друг. Я что-то вроде путешественника, и я очень сильно хочу домой.

    -Да? А чего ты решил тогда сорваться с места, а сейчас – вернуться?

    -Ну, тогда были некоторые… Обстоятельство, которые вынудили меня уйти.

    -Ха-ха, да я уже представляю, что за «обстоятельства» такие. С местными поссорился?

    -Типа того,
    — хоть мне и не нравилось куда мой собеседник клонил, но беседе я был рад. — А вы что везете?

    -Да во всякие сектора товары до окраины «Семнадцатого» отвозим, а там они уже сами. Кстати, твой сектор мы будем мимо проезжать, так что переться далеко тебе не придется.

    -Дальнобойщики? Ну, это похвально. А то всяких стрелков, готовых бросаться со штыками на врага у нас и так предостаточно.

    -Ну это где посмотреть. Под жопой у Альянса их и дохренища, но где-то встречаются и совсем пацифисты, типа фермеров.

    -Фермеры? И что-то у них вырастает?

    -Да поговаривают, что картошка у них растет, и им даже хватает, чтобы и себя прокормить, и других угостить.

    -Стоит и у себя что-нибудь вырастить, авось и не придется всякой дрянью питаться.

    -Меня, кстати,
    — он протянул мне руку, — Чеславом зовут.

    -Ну а меня…
    — я привстал, чтобы протянуть руку в ответ, но именно в этот момент машина затормозила и я повалился на деревянные ящики. — Ах ты ж!

    Чеслав выпрыгнул из кузова, а мне пришлось аккуратно слазить из-за протеза. Машина остановилась около въезда в какой-то подземный туннель. Вокруг располагались постройки, собранные из разного хлама, окруженные забором такой же конструкции: стальные листы, части машин, которые когда-то здесь бросили. Но вот на посту стояли обычные люди, не повстанцы, не матерые наемники, а просто одетые и легковооруженные, такие же были и жители - одетые во что попало, никто из тех, кто попадался мне на глаза не имел какого-либо обозначения.

    -Не уходи далеко, мы тут ненадолго.

    Я вышел на подобие главной улицы в этом месте, вокруг были небогатые магазины, которые по товару вряд ли могли потягаться с своими оппонентами из какого-то более крупного лагеря беженцев. Но все же тут был магазин, который не имел аналогов – магазин книг, сюда я и решил заглянуть, пока есть свободное время.

    Внутри он весь был заполнен различными произведениями: от великих романов до блеклых проходных детективов. Мне правда было интересны все эти тонны бумаг, исписанные всякими символами, закорючками и прочими рунами.

    -Приветствуем в нашем магазине. – голос был до боли противен, протяжен и шипуч. – Желаете купить что-то?

    -Э-э-э… Возможно. — Из-за прилавка на меня смотрел один из тех красноглазых трехруких ксеносов. Эти пришельцы предрасположены к помощи Сопротивлению, потому не вызывают у меня особой симпатии, но, должен признать, и среди них бывают и правда классные личности. — А какая необычная литература у вас есть?

    -Проще сказать, какой у нас нет.

    -А что же тогда такой богатый магазин делает в таком захолустье?

    -Мы решили открыть здесь магазин, чтобы твои сородичи в этом месте могли посвятить себя развитию в более… тонком плане.

    -Ладно… А тут есть, допустим… Поваренная книга анархиста? А? Это не которая про еду.

    Вортигонт встряхнул головой.

    -Мы знаем о чем эта книга, человек. Печально, что ты выбрал такую «низкую» литературу.

    -То есть у вас ее нет?

    -Нет, мы не имеем такую книгу, мы имеем лишь похоже на интересующую тебя произведение.

    -А давай я, так сказать, внесу свой вклад в культурное развитие это места,
    — я показал три книги, валявшихся в рюкзаке с самого начала, — А ты сделаешь скидку?

    -Хорошо-о, в таком случае мы уступим часть цены.


    И вот я уже вышел из магазина довольный-предовольный. Я заполучил такую интересную книгу и всего лишь ценной той еды, которую мог купить себе в дорогу. Я радовался, как малое дитя, которому купили что-то типа игрушечного микроскопа, и он чувствует себя дохера ученым. Вот теперь и я себя чувствую самым что ни на есть анархистом, который не просто орет во все горло, мол, власть плохая; теперь я могу что-то сделать.

    Мы тронулись дальше. С Чеславом мы так же перекидывались всякими фразами, рассказывали байки какие кто слышал. Книга мирно лежала в рюкзаке – трясло ужасно, что читать было просто невозможно.



    Прямая дорога.

    -В общем, мы едем в Центральный, а там уже у нас забирают товар. Так что быстрее будет дойти через город. — между делом меня спросил Чеслав, когда на горизонте начали виднеться серые горы города. — Но если хочешь, то можем и до конца отвезти.

    -Да не, не малый же – могу и сам дойти. Тем более, Индустриальный же располагается на краю Города. Да?

    -Да хер знает, я там не бывал.

    Мы остановились около края города, через дорогу от серого здания многоэтажки начиналась пустошь.

    -В общем, в городах есть путеводители – стрелки, сделанные мелом. По ним ходят такие же отбитые дурачки, как и ты, которые не признают хоженые и охраняемые тропы между городами беженцев. Ты если доберешься до туда, то скажи кому-нибудь из местных лидеров, что по меткам добрался. Мы так проверяем их… «Свежесть». — он просунул мне в руки пару банок консервов. — Это, считай, плата за инспекцию. Ну, давай, братиш. Удачи тебе!

    Я выпрыгнул из кузова, и машина, сбросив лишний груз, тронулась дальше себе в путь. Я провожал взглядом дальнобойщиков, следил, чтобы часть дороги, на которой я их видел, они проехали спокойно. И они так проехали.

    С более спокойной душой я вошел в город. И это место правда внушало ужас и какую-то тоску. Темные, пустые оконные проемы были по всей площади домов. И кто знает, кто смотрит за тобой из этих окон? Из-за этой мысли я старался держаться одной стороны улицы, почти полностью прижавшись к стене здания. Изредка откуда-то доносились крики птиц или завывания. Хотелось увидеть какого-нибудь человека здесь.

    Темнело, солнце шло на боковую, и мне пора. Хорошо, что вокруг меня сотни мест для ночлега осталось лишь выбрать. Ведь никто не предъявит мне статью за проникновение со взломом? Каждая квартира здесь - самое доступное жилье во всем мире. То, что обещали многие политики в самых бедных и самых богатых странах. Хоть где-то нас не обманули.

    Пока я беспечно шагал по улице, оглядываясь на темные пустоты покинутых квартир, улицу впереди пересек источник света. Механическое жужжание давало такую огромнейшую подсказку, что это такое там летает, и Цитадель вдалеке мне нравиться больше, чем этот летающий кусок цветмета. Я резко свернул в ближайший двор. Окруженный высокими домами по всему периметру этот клочок земли, покрытый травой выглядел жалко.

    Полуоткрытая подвальная дверь внушала больше доверия, чем хлипкие деревянные в квартирах сверху. Я тихо приоткрыл старую, толстую железную дверь. Внутреннее помещение поприветствовало своего нового постояльца унылым эхом скрипа. Фонарик, словно мой верный друг, показал, что бояться здесь нечего. В углу я и устроился для ночлега. Прекрасное, безопасное место. Что делать завтра? Куда идти я не знаю. Еды у меня, считай, на день. Да и по городу кружат сканеры.

    Я просто-напросто, любуясь гипнотизирующим пустым город, забыл, в каком мире живу. Если бы я заснул в квартире, то проснулся в окружении статных накаченных мужиков в форме... Или женщин. А плохо ли, если произойдет второе? Думаю, да. Альянс же, все-таки. Хотя такое предложение звучит крайне заманчиво.

    Я отогнал от себя любые мысли, покрепче обнял рюгер и таким образом заснул.

    Сон был дряннее дрянного. Один и тот же цикл из убийства, тварей и карцера. Но все менялось каждый раз: труп начнет говорить, жуки склеятся в одно что-то неописуемое, шахта станет карцером и наоборот. Каждый раз мне хотелось застрелиться. Меня обвиняли в убийстве множествами голосов.

    Я даже не сразу понял, что проснулся. Было темно. Я не видел ничего сквозь полную темноту. Нащупал рукой, оставленный рядом фонарик и включил, распугав темноту, она отступила от меня, словно, обжегшись на огне. Не хочу быть снова в темноте. Это страшно.

    Под лучом фонарика я вскрыл одну банку консервов, которая стали моим завтраком. Уже второй раз я выживаю за счет чьей-то подачки. Господи, как я жалок, просто хочу провалиться под землю, но зато я живой и полон сил.

    Я вылез наружу, аккуратно прикрыв за собой дверь. Солнце ярко светило… На крыши домов, а мне же приходилось лишь довольствоваться видом утренних лучей. Но хотя бы окна выглядели не такими призрачными, как вчера, в прочем, это не изменило моего плана передвижения.

    Выйдя на дорогу, с которой свернул вчера, я заметил кое-что новое: на бордюре, прямо около самой земли была вырисована двумя линиями охрененно маленькая стрелка, указывающая в ту сторону, откуда вчера прилетел сканер. Теперь я хотя бы знаю куда мне идти.

    Неизвестные мне люди вели меня по улицам, через дворы, минуя неизвестные мне опасности не столько по длинной, сколько по извилистой дороге, пока я не оказался в обыкновенном таком дворе, типа того, в котором ночевал, окружённом жилыми домами. Детская площадка с качелями, сгнившие лавочки у подъездов и детские рисунки мелом на стенах. Прямо какая-то ностальгия навалилась на меня, захотелось взять бутылочку алкогольного и культурно отдохнуть. Но меня прямо-таки толкали дальше. Уже мне нужно было идти не по земле, а под ней – мне показывали на канализационный люк, помеченный кружком.

    Круглый железный блин. Я свесил оружие за плечо и прошелся рукой по поверхности входа в нижние уровни города. Старый, чугунный, монолитный люк. Я спрятал правую руку в рукав и таким образом попытался засунуть два пальца под «ухо» люка. Используемый чаще, чем до войны, люк поддавался легко. Многие, видимо, контрабандисты используют этот путь.

    Внизу было слишком темно. Я опустил ухо внутрь, прислушиваясь к звукам. Тихо. Посветил фонариком – каменные стены и старые ржавые трубы. Темно. Как я не хочу туда спускаться. Мой мозг захлебывался кровью от страха узкого, темного и неизвестного пространства. Но ведь эти же люди уже провели меня, минуя все опасности.

    Задвинув обратно люк, я оказался внизу в полной темноте. Сейчас у меня, словно, был только один глаз. Я шел вперед, в окружении плесени и сгнивших когда-то труб. Каждые метров десять у самого пола попадались указатели чуть больше тех, что в городе наверху.

    Каждый шаг мне мерещились всякие пугающие звуки: то щёлканые зубами, то ВО-кодер или тяжелое сопение опухших легких – темнота играло злые шутки с моим воображением. Не погаснет ли фонарик, пока я иду? Его свет крайне тусклый, и я молился, чтобы он прослужил на один шаг дольше, чтобы идти без него как можно меньше. Если эти, более громоздкие указатели, уже работа не тех диггеров-первопроходцев, а какого-нибудь сотрудника ГэО? Они же, в отличие от Патруля, крайне творческие люди и с «хорошим» чувством юмора.

    Я думал об этом всем и одновременно с тем верить во все эти версии будущего отказывался. Ведь я проделал путь длинной в километры, встретив на пути лишь трудность в виде мимолетной опасности и грязной работы.

    Через десять повторений и несколько поворотов мне сказали подниматься наверх. Забравшись, на лестницу я сквозь люк прислушался к звукам, доносившимся из верхнего города. Сквозь полуцентнеровый чугунный блин доносилась лишь тишина. Аккуратненько, как можно тише, я поднял люк над собой и посмотрел на небо, под которым растелился Сити-17, вместо него в метрах десяти от земли пролегала железная дорога. Родненький гул заводов влетел прямо в трубу коллектора. Я высунул голову и осмотрелся вокруг: еще более мрачный пейзаж из полностью разрушенных домов, окружённых огромной стеной из стали Альянса, и черное от вечных заводов небо. Гадкое и в то же время приятное чувство дома родного.



    Post Scriptum: данная квента написана на уже существующего(-вшего) персонажа. Поэтому прошу рассматривать этот рассказ не как введение нового персонажа, который запомнится, на ПБ, а как короткий, но значимый, отрывок из его истории.
     
    Последнее редактирование: 15 мар 2021
    rodionshatrukov[RU] и Sanya нравится это.
  2. dripley

    dripley Well-Known Member

    25
    373
    48
    Я пробежался глазами, и могу сказать, что неплохо написано, у всех присутствуют малейшие ошибки, но есть пару неостыковок:

    1. Когда протагонист проломил голову другому человеку киркой, точно было бы кровотечение. Заляпать одежду кровью в таком случае легко.
    2. Почему ты доверился каким то людям в баре, которых ты впервые видишь? Да и сами они тебя не знали, поморозились две минуты и такие "ну го"
    Впринципе, мне понравилось. Могу удачи пожелать)
     
  3. KYCT

    KYCT Well-Known Member

    90
    466
    53
    @OZON671GAMES, если не занят, прочти, будь добр, а то меня и люди ждут, и Бруня уже легально вернуть хочет.
     
    OZON671GAMES нравится это.
  4. OZON671GAMES

    OZON671GAMES Well-Known Member

    53
    869
    83
    Привет, пока обведи квенту в цвета, диалоги, и прочее. Прогони на ошибки, и перечитай её раза два, скоро проверю.
     
    KYCT и dripley нравится это.
  5. rodionshatrukov[RU]

    rodionshatrukov[RU] Horned contributor

    312
    4.863
    93
    Если честно, то вообще в планах возвращать Барбароссу не было, я конечно ожидал что его привезут к нам, но и так неплохо. Хорошо было бы прописаться в местном пункте Сопротивления у Гранита, но сделаем это на сервере.
    В целом есть пара опечаток, пересмотри. К слову от Вито я ожидал большего, но сойдет и так. Автору пару месяцев пошло на пользу и он решил не отыгрывать экшен как Царьков в квенте. Нет вертолётов, сбитых грузовиков. Описан быт повстанцев на рудниках, когда людей отправляют туда ясен хер, что к ним будут относиться как сказал автор. Это конечно не концлагерь с пытками, но людей используют как расходник за моральные нарушения. Я считаю, что тут вердикта ОДОБРЕНО быть не может @OZON671GAMES, так как работа максимум идёт в архив при твоём вердикте. Думаю если автор пробежится глазами и подкорректирует квенту, то уделить 15 минут времени на прочтение можно.
    @KYCT, удачи в работе.
     
    OZON671GAMES и dripley нравится это.
  6. KYCT

    KYCT Well-Known Member

    90
    466
    53
    Обидно, что от меня ожидали безумие на уровне Джокера.
     
  7. KYCT

    KYCT Well-Known Member

    90
    466
    53
    Сделал все, исправил ошибки какие нашел.
     
    Bиктор и OZON671GAMES нравится это.
  8. OZON671GAMES

    OZON671GAMES Well-Known Member

    53
    869
    83
    Я прочитал, и отмечу то, что мне понравилось произведение. Читалось легко, необычно! Конечно есть некоторые недочёты, по большей части с орфографией, пунктуацией и некоторыми опечатками, но это я простить готов, потому что достойно написано! Хоть и немного второпях, но всё же, перейду к плюсам!

    1. Раскрытые мысли главного персонажа, которые детально проработаны и описаны.
    2. Имеются второстепенные персонажи, которые помогли тем самым раскрыть основного, как они появились, так и правильно со временем исчезли.
    3. Интересное повествование со стороны автора и истории, события хоть и мимолётны с шахты, можно было побольше написать, но да ладно, это не экшен, а простая история о выживании, и второй попытке с чистого листика.
    4. Оформленные диалоги, не картонные.

    Честно, приятно было почитать перед сном, всё выглядит по-живому поначалу, и под конец тоже неплохо, быт бедных рабов хорошо описан, мне "зашло"! Работа не требует сильных навыков в написании, так что некоторые недочёты я прощу! Мой вердикт: Одобрено!
     
    Bиктор и rodionshatrukov[RU] нравится это.
Статус темы:
Закрыта.