Тайна дыры

Тема в разделе "Квенты", создана пользователем Мангуст, 11 дек 2020.

Статус темы:
Закрыта.
  1. Мангуст

    Мангуст Пользователи до 1000

    93
    3.182
    83
    Тайна дыры

    Глава первая

    Вечерело. Огненный шар солнца медленно скатывался по отвесной стене темнеющего неба всё ниже, скрываясь за крышами домов. Со временем ему на смену приходило проколотое множеством блестящих точек далёких звёзд ночное покрывало, прячущее город от враждебного космоса, из которого в последнее время слишком часто стали прибывать незваные гости. (Сначала это были вортигонты и прочие беженцы из пограничного мира. За ними последовал Альянс, и, надо отдать должное, он сумел стабилизировать обстановку на Земле после нескольких лет хаоса и борьбы за выживание.) Город стрелял в ночь дробью огней, пытаясь отсрочить неминуемый конец дня. Одной из многочисленных дробинок стал свет в окне на четвертом этаже офисного здания, которое в это время суток уже начинали массово покидать сотрудники в связи с окончанием рабочих часов и скорым наступлением комендантского часа, требующего от всех граждан нахождения в жилых блоках по месту регистрации.

    Кабинет был просторным и хорошо обставленным шикарной мебелью. В углу, справа от двери, находилось кожаное кресло на одной неподвижной ножке и журнальный столик, на котором лежал свежий выпуск всеми любимой газеты «Устами Брина». Сразу напротив двери стоял большой книжный шкаф с множеством полок, уставленных самой разнообразной литературой, всенепременно прошедшей жесткую цензуру и в основном служащей ради внедрения в головы людей пропаганды. Левее, вдоль стены, располагался большой мягкий диван, обложенный декоративными подушечками серого, как и сам диван, цвета. Против дивана же стоял небольшой обеденный столик с чайником и различными съестными припасами на случай возникновения голода или жажды. Рабочее место оборудовано за удобным компьютерным столом, расположенным у окна. Компьютер, разумеется, был предназначен для выхода в общую сеть Гражданского Союза Рабочих - «ИнтерБрин» - и только. Специальная программа всегда записывала происходящее на экране с момента включения машины до завершения работы. Выключить её было можно, но, если бы кто-то совершил настолько опрометчивый поступок, следующий день он уже проводил бы в изоляции от внешнего мира, отправленный в тюремное отделение Гражданской Обороны.

    В мягком кожаном кресле на колесиках удобно поместился мужчина, согласно строгому дресс-коду заведения облаченный в белоснежную рубашку и черные, как смоль, брюки. На левой стороне груди у него спрятался в складках несоразмерно телосложению великой рубашки бейджик. Его анфас, продемонстрированный там прямо над именем и фамилией, не совсем отражал теперешнее состояние красивого лица. Во-первых, он придурковато улыбался на фотографии, чего в последнее время, особенно на работе, старался избегать. Во-вторых, длинные волосы он уже неделю как преобразовал в аккуратно выстриженный бобрик. Кроме того, он осознал, что эти смешные усы и козья бородка ему совершенно не идут. В-третьих, глаза. Его почти черные глаза были отражением любящего сердца, источали греющий душу при взгляде в них огонь. Этот огонь в меру теплыми языками пламени нежно ласкал лицо всякого, к кому обращал свой взор Николас. Так звали мужчину, судя по надписи на бейджике. Николас Понтифрик.

    Его разбудил холодный голос диспетчера, доносившийся с улицы. Он сообщал о наступлении комендантского часа, во время которого никто не имел права показываться на улицах города без особых распоряжений. Николаса это удивило, но не напугало. Он часто засиживался допоздна на работе, но обычно делал это осознанно. Теперь же он просто уснул за столом, откинув голову на спинку кресла и замечтавшись.

    ***

    - Жарко в этой робе.

    - А то.

    - Слышал анекдот про заводчан?

    - Да много их, ты про завод, который на волнах качался?

    - Да не, я про этих… Слушай: сталевары Лактионов и Лесных сыграли свадьбу прямо в цеху.

    - Ну, и?

    - К сожалению, с работы их уволили… за заводской брак.

    Два ничем не примечательных чумазых товарища в рабочей униформе вели бессмысленный разговор ни о чем в отдалении от группы, покуривая паршивый, на спех скрученный табак и время от времени разрождаясь диким кашлем.

    - Глянь, идут.

    Они оба посмотрели на проходящий строй из десяти человек. Их сопровождали сотрудники Гражданской Обороны. Очередная рабочая фаза. Ворота цеха также охранялись двумя сотрудниками ГО, предусмотрительно открывшими проход для группы.

    - То, понимаешь, с улиц хватают и силком на завод пихают, то не могут выделить одного рабочего места.

    - На заводе пахать – это тебе не в офисе отсиживаться. Туда-то и верно, что не берут кого попало. Только лоялистов да тех, кто поизворотливее.

    Диалог был прерван. Вмешался офицер.

    - Ну, какого черта вы тут филоните? Быстро за работу, поганцы!

    - Идём уже.

    Побросав окурки, двое двинулись к рабочей группе и растворились в ней, будто их самих никогда и не было.

    Было действительно душно. Вдобавок в воздухе витали клубы пыли, которой задыхались все присутствующие, кроме сотрудников Обороны. Николас неприятно сморщил нос и натянул защитную маску. Это не помогло, но он старался не подавать виду. Занимать руководящую должность только с виду очень просто. Так думают недалекие из числа масс. Им видятся только преимущества коллаборационизма: высокий статус, роскошное жилье и вкусная еда в изобилии. Тяжелый труд, умственный и физический, масса ограничений и давка со стороны высших чинов Обороны – всё это, разумеется, ускользает от взгляда, смотрящего с завистью и желанием набить свой желудок чем-то, кроме пищевых добавок. Большие ремонтные работы Николас предпочитал контролировать лично, вот и сейчас он наблюдал за восстановлением участка дороги и фасада здания общежития. Были установлены строительные леса, всюду раскиданы инструменты и предметы одежды тех, кому становилось жарко работать в ней. Звучал металлический лязг, удары по камню, скрежетание лопат, щекотливый шепот бьющейся об асфальт метлы. Отвертки и молотки, монтировки и лопаты передавались из рук в руки, иногда облокачивались на стену дома, иногда просто с грохотом падали. Где-то на фоне словно зубами на морозе стучал перфоратор. Подбадриваемые надзиравшими вместе с Понтифриком за работами сотрудниками ГО граждане шныряли туда-сюда в поисках свободного инструмента или укромного уголка, где можно пару минут отдохнуть.

    Внимание Николаса, до этого рассеянное почти на триста шестьдесят градусов, вдруг оказалось приковано к молодой девчушке, неумело орудующей ломом. Инструмент был едва ли не больше неё, а она продолжала с трудом поднимать его и, метя острым концом в зазор между двумя разложившимися на земле старыми плитками, бить мимо, лишь царапая камень и заставляя руки всё больше болеть от вибрации железа. При этом она издавала тяжелые, хриплые вздохи, судорожно расширяя и сплющивая грудь. Лом-то, к слову, сам по себе был не таким уж и большим. Его величие познавалось лишь в сравнении с низким и худющим силуэтом девушки. Ростом она едва перепрыгивала за метр шестьдесят, а тощая была, словно спичка. Было даже немного удивительно, что она в состоянии поднять инструмент.

    Сам не зная, почему, Николас захотел помочь ей. Он аккуратно подошел, и его ладонь обхватила вознесенный над плечом девушки конец лома, отчего та даже вздрогнула и сразу же повернулась лицом к нему, отдав инструмент в руки Понтифрика.

    Молодое, почти детское, лицо. Маленький тонкий носик. Мышиные серые глазки в глубоких впадинках и сморщенный лоб, почесываемый рукой с неаккуратным обломанными ногтями. Короткие светлые волосы, пахнущие потом и грязью. Взгляд и внешность совершенно не соответствовали тому, что Николас увидел в этой девчушке.

    - Почему ты не работаешь? – Искаженный вокодером голос офицера ГО прорезал воздух. Тот появился из-за спины Понтифрика и обращался явно к девушке. – Хочешь, чтобы господин Понтифрик за тебя все делал, негодница?

    - Не надо, офицер. Всё в порядке. – Отрезал Понтифрик, жестом руки остановив сотрудника ГО. – Распорядителя группы просьба привлечь к ответственности за неспособность грамотно определять задачи, с которыми граждане могут справиться. После работ, без лишних свидетелей. Ах, да.

    Николас вернул своё внимание к девушке.

    - Как вас зовут?

    - Жасмин. – Тоненький голосок жалобно проскулил.

    - Николас Понтифрик, руководитель технического отдела ГСР. – Отрекомендовался в ответ мужчина и учтиво кивнул головой.

    Жасмин нехотя отвечала на расспросы Понтифрика. Тот вручил лом какому-то бугаю и отправил его дальше долбить плитку, а девушку отвел в сторону, позволил ей передохнуть и выпить воды. Что-то таинственное было в ней, что-то привлекало Николаса, что-то взывало к его чувствам. Что-то необъяснимое и столь необъятное, сколь огромна по своим масштабам межгалактическая империя Альянс. Он не был поражен недоверием девушки, потому что люди его положения редко снисходят до простых гражданских. Впрочем, было в ней что-то иное. Она не была похожа на других. Хотя в её голосе звучали недоверие и опаска, она использовала манеру речи статусного человека. Так, словно считала себя равной Понтифрику. Тот пытался её заинтересовать, поразить знаниями и умениями, курировал всю её деятельность до окончания работ, но всё безуспешно. Пренебрежение Жасмин не переставало терзать, думается, самолюбие Понтифрика. Не мог он поверить в то, что какая-то низко статусная девчонка в робе не склоняется перед его выдающимся Я.

    После работ они расстались, даже не попрощавшись. Жасмин лишь загадочно улыбнулась, издали поглядев на Ника, и слилась с океаном толпы, пенистыми волнами унесшим её в глубину.

    ***

    Раздался стук в дверь. На сей раз Николас не удивился. На его лице заиграла улыбка, и он встал из-за стола, чтобы открыть дверь ночному гостю. Вернее, гостье, которая, не дождавшись нерасторопного работничка, сама открыла дверь имеющимся у неё ключом и вошла внутрь. Это была представительница единственного существующего органа власти в жилом пространстве, сотрудница Гражданской Обороны. При параде, высокая и стройная, с наградным табельным пистолетом на поясе, полученным за выдающуюся храбрость и отвагу во время операции, в ходе которой был спасен некий лоялист, сотрудник Гражданского Союза Рабочих, смотрящий на неё сейчас своими огненными глазами, она была прекрасна. И ещё более прекрасной её сделало избавление от душного противогаза, тут же убранного на журнальный столик у входа вместе с ключом от двери в кабинет, предусмотрительно ей закрываемый при каждом из многочисленных ночных посещений рабочего места руководителя технического отдела.

    - Добрый вечер, Детектив. – Мягко поприветствовал её Николас и пригласительным жестом указал на диван.

    Девушка очень любила, когда он называл её так, и всегда отвечала смущенной улыбкой, румянцем на ангельском лице, приспущенными на голубые глаза веками с красивыми ресницами и отведённым в сторону взглядом. Потом вздыхала с непонятной для него ноткой грусти и шла на диван, попутно получая презент в виде кружки горячего черного кофе, который Николас предварительно заваривал для неё. Сегодня кофе не было, потому что оболтус проспал. Она прошла мимо него к дивану, стягивая с левой руки кожаную перчатку и заправляя за ухо упавшую на лоб прядку темных волос. Когда Детектив обошла Николаса, тот не смог отказать себе в удовольствии смерить взглядом её девичий стан, подчеркнутый пошитой точно под неё служебной униформой черного цвета с небольшими вкраплениями янтаря на плечах и груди. Сев на диван, она, видимо, передумала и решила распустить волосы до плеч, стянула резинку и убрала её в сумку, перекинула лямку через голову и отложила вместилище служебных и личных вещиц к подлокотнику дивана.

    - Я хочу пить, Ник. Где мой кофе? – Детектив (Имя её было укутано тайной от Николаса, которого она нежно обзывала Ник.) строго посмотрела на Понтифрика и прищурила глазки, будто прицелившись, а потом напускным басом передразнила всех сотрудников полиции мыслей в городе, сказав, - Хочешь вердикт о неповиновении?

    Николас виновато улыбнулся, а она рассмеялась.

    - Прости, Детектив. Я сегодня заработался и уснул прямо за столом. Сейчас сделаю. – Оправдался Николас и поспешил реабилитироваться полностью, направившись к обеденному столику за чайником.

    - Как дела, Ник? – Чуть теплее вопрошала девушка на диване, приняв удобную позу и откинувшись на спинку с блаженным вздохом.

    - Всё как обычно, Детектив. Ничего нового. – Николас взял паузу и опустил глаза в пол, тихо хмыкнув. – Ты ведь каждый де… Ночь. Каждую ночь приходишь. Ничего от тебя не утаишь.

    - Мм, а ты хотел бы? – Она глупо хихикнула, но, когда в ответ услышала тяжелый вздох, её лицо приняло обеспокоенный вид, она ловко встала с дивана и подошла к Понтифрику. – У тебя всё в порядке? – Спросила она, положив руки ему на плечи, и потянулась головой через его плечо, учуяв запах кофе.

    Николас хотел повернуться к ней, но сделал неловкое движение рукой и пролил кофе. Ошпарившись, он скривил лицо и выпустил из пальцев кружку, которая тотчас упала на пол и звонко разорвалась осколками.

    Девушка отстранилась и вскрикнула.

    - Да что с тобой такое? – Теперь её тон был скорее требовательным, чем обеспокоенным. А требовать и приказывать она умела безупречно, когда это было нужно. Ведь не зря же работала в Обороне.

    - Извини, Детектив. Нет настроения. Я пойду домой сегодня пораньше, а, вообще-то, лучше останусь спать здесь. Уже слишком поздно. – Всё ещё кривясь от боли, негромко прошипел он и взял со стола салфетки, после чего принялся энергично вытирать рубашку.

    - Ни в коем случае! – Возразила Детектив.

    Николас поднял на неё голову и сверкнул глазами. Обычно теплые и ласковые, сейчас они, как если бы огонь вдруг вышел из-под контроля, обожгли лицо девушки, заставили нахмуриться и отвернуться.

    - Хорошо. – Коротко бросила она, забирая со столика противогаз и ключ от кабинета. – Хорошо, я приду завтра утром, до смены, принесу тебе чистую рубашку. Не забудь сделать мне кофе, пожалуйста.

    Она ушла.

    ***

    Волнение, хотя и было скрыто под маской, и не думало сходить с лица Детектива. Необычное поведение Николаса очень её подкосило, пролитый кофе и злой взгляд занимали все её мысли, беспорядочно роящиеся в голове. Усугубляло ситуацию и то, что после долгого времени общения (Надо сказать, что не вполне законного с точки зрения командования гарнизона, где служила девушка, которое, разумеется, об этом общении осведомлено не было. Ведь Детектив посещала офис под предлогом обыска и проверки на соответствие нормам комендантского часа сотрудниками Союза Рабочих. Сперва короткие приятельские разговорчики, а потом длинные ночные беседы за чашкой кофе или чего-нибудь более крепкого были, во всяком случае, интереснее, чем патрулирование полупустого города впотьмах.) с Николасом она, наконец, стала доверять ему в полной мере и не беспокоилась о последствиях снятия маски в его компании. Более того, всем своим поведением она демонстрировала, что испытывает теплые чувства к главному технику. Несколько раз она поднимала тему о его переводе в Гражданскую Оборону, с чем она ввиду занимаемой должности в структуре могла бы помочь, но чаще всего он отшучивался, а один раз дал вполне четкий и аргументированный ответ по этому поводу. Во-первых, он не сторонник силовых методов. Во-вторых, занимаемая им должность очень важна для него, он был предан своему отделу и людям, которые в нем работали. Впредь они эту тему не поднимали, но Детектив продолжала думать о том, как хорошо было бы иметь возможность почаще видится с Николасом. Тот, в свою очередь, питал к Детективу лишь дружескую симпатию и чувствовал благодарность за спасение. Впрочем, он понимал, с кем имеет дело, и иногда проявлял осторожность, в особенности в вопросах интимного характера, которые он вовсе старался не затрагивать. Чаще Николас интересовался работой Детектива и изредка даже обсуждал с ней некоторые дела нарушителей, помогая в расследованиях, хотя и незначительно, без какого-либо прямого вмешательства. Всё-таки он не гражданский консультант полиции мыслей. Таким образом, их общение проходило весело и энергично, оба испытывали интерес и доверие друг к другу. Так было до недавнего времени, то есть до того самого вечера, когда в поведении Николаса что-то изменилось, и Детектив это заметила.

    ***

    Этой ночью Николас долго не мог заснуть. Его голову занимали мысли о Жасмин.

    Глава вторая

    Наутро его разбудил стук в дверь. Пришла Детектив. Принесла чистую одежду. Кофе он, конечно, не сделал, а потому снова пришлось извиняться. Переодевшись, Николас хотел было сделать кофе, но вдруг понял, что Детектив уже опередила его. Они присели рядом и стали пить, разговаривая сначала о вчерашнем, потом о последних делах, планах на сегодня и на ближайшее будущее, а потом разговор пошел ни о чем. Так продолжалось долго. Николас говорил сперва неохотно, но горячий кофе и облагораживающее внимание Детектива помогли ему прийти в себя. Он почувствовал себя лучше, и оттого Детектив заулыбалась чаще и искренней. Спустя пару часов ей пришлось удалиться по служебным делам, а он снова приступил к работе. Его ждал тяжелый день. Но с уходом Детектива, словно с закатом солнца, тень Жасмин покрывалом мрака снова легла на Понтифрика, скользкими и мокрыми пальцами впилась в голову и шептала на ухо что-то, отчего мужчина раздраженно выкидывал взгляд в окно, делая паузы по десять минут между пятью минутами работы.

    ***

    Лабиринт улиц и переулков города мог заставить потеряться даже самого осведомленного гида. Основным ориентиром служили пронумерованные блокпосты Гражданской Обороны, расставленные на пересечениях улиц. Эти монолитные сооружения из особого инородного сплава, называемого в народе не иначе как Альянсиумом, внушали страх своим видом. От них веяло холодом и мраком, в котором этот металл был рожден.

    Поставив руководство перед фактом отгула, Понтифрик отправился слоняться по грязным улочкам, по-хулигански утопив руки в карманах брюк и пиная попадавшийся на пути мусор. Недолгая дорога привела его к месту недавних работ. Не переставая размышлять, он позволил глазам насладиться результатом реставрации здания.

    Из раздумий его вывел голос. Вернее сказать, голосок.

    - Я знала, что ты ещё придёшь.

    - Привет, Жасмин. – Николас сделал вид, что не удивился этой встрече, и спокойно повернулся к девушке, вещавшей из-за спины. – В прошлый раз ты так и не попрощалась.

    - Ты тоже.

    Жасмин выглядела немного иначе, чем в тот раз, во время работ. Её волосы были чистыми, собранными в аккуратный хвостик. Глаза чуть прищурены, внимательный взгляд изучающе скользил по Понтифрику. Одежда тоже была в порядке. Кажется, она купила новое пальто на заработанные жетоны.

    - Отлично выглядишь.

    - А ты паршиво. – Грубо ответила девушка и сверкнула улыбкой. – На работе так вымотался?

    - Можно сказать и так. Что ты здесь делаешь?

    - Жду.

    - Чего?

    - Уже ничего. Ты здесь.

    «Загадка. – Думал Николас. – Неразгаданная тайна, которая так и манит. Шепчет мне на ухо, просит вызнать все секреты, узреть изнанку. Но не предпринимает никаких попыток мне помочь. Даже напротив, только мешает своим необыкновенным шармом. Не хочет раскрывать своих карт раньше времени? Или просто вертит мной развлечения ради? Для чего она сюда пришла? Чего хочет от меня? Ну, а почему я оказался здесь? Я должен быть в офисе и работать. А я здесь. С ней.»

    - И ты здесь. Я очень рад тебя видеть, Жасмин.

    - Взаимно, Николас. Я тут живу недалеко. Может, проводишь меня до дома, заодно и поговорим?

    И они пошли. Пошли вместе. Почти рука об руку. Одновременно ступали на правую ногу, затем на левую. Потом эта деталь оказалась ими замечена, они рассмеялись. После стали идти, пытаясь шагать вразнобой. Стало ещё смешнее. Они выглядели глупыми. Выглядели необыкновенно счастливыми. Они совершенно не вписывались в картину города, перехваченного кольцом железных дорог, утыканного черными монолитами и изолированного гигантскими стенами. Города, где мечты разбивались вдребезги, где прахом осыпались чувства людей, где искренность не стоила ломанного гроша, где статус имел больший вес, чем человечность. Разговор петлял к разным темам, вскользь проходя по каждой из них и возвращаясь на главную дорогу. Возвращаясь к вопросу о том, что такого Николас нашел в Жасмин. И что она нашла в нём. Вплоть до самого прибытия к дому, где жила девушка, они так и не нашли ответов, поэтому с целью их дальнейшего поиска Понтифрику было предложено зайти на чай. И он зашел. Выглядящие агрессивными мужики у входа в жилой блок расступились перед ними, может, признавая право лоялиста на проход, потому что он был в компании столь очаровательной дамы, а может просто из страха перед последствиями конфликта с человеком, одно слово которого может похоронить любого из живущих здесь.

    - Чай, кофе, потанцуем? – Вопрошала Жасмин, порхая по оборудованной в маленькой комнатке кухне между навесными шкафчиками и небольшим холодильником. Комната была схожа по размерам с кладовой в офисе на втором этаже, метражом два на четыре. И низкий потолок. Жасмин-то ничего не угрожало, а вот Николас едва не убился о дверной косяк, входя в помещение. – Осторожнее, растяпа. Расшибешь голову, чем думать будешь?

    Понтифрика этот вопрос особо не волновал. Думать он перестал с того момента, когда от размышлений его отвлекла Жасмин. Он покорился чувствам и наслаждался компанией малютки. Ему требовалось говорить с ней. Узнавать о ней всё. Раскрыть тайну Жасмин, которую она до сих пор очень умело скрывала.

    - Всё в порядке, почти не больно. Да, можно кофе, пожалуйста. – Сказал Николас, потирая ладонью лоб, и скромно присел за обеденный стол на табуретку с тремя ножками. Да. Чуть не убился. Опять. Но девушка, выронив банку с растворимым коричневым порошком, успела на помощь. Та, впрочем, была оказана паршиво, хотя, может, оно и к лучшему. Схватила его в полете и рухнула вслед за ним. Оба лежали на полу. Она сверху. Он чувствовал на себе её взгляд. Стрелял глазами в ответ. Дыхание Жасмин горячими потоками воздуха щекотало лицо Николаса. Но, самое главное, он почувствовал биение её сердца. Рядом со своим.

    Ту ночь они провели вместе. Следующую тоже. На работе Николас появлялся всё реже и реже. Уже через неделю потерял должность руководителя отдела. Детектив устроила скандал по этому поводу и помогла быстро реабилитироваться. Их встречи с Жасмин на время прекратились, но не прошло и пары дней, как они возобновили свидания с новыми силами и бешеным рвением. Понтифрик разгадывал одну тайну за другой. По несколько тайн за ночь. Тайны были самыми разнообразными, находились в разных местах, принимали разные формы, тянулись и изгибались так умело, что сравнить их можно было разве что со временем, когда Понтифрик был занят на работе. Это время тянулось непростительно долго, прожигало Николаса насквозь.

    ***

    - В нашу первую встречу я не мог понять, что за тайну ты скрываешь. – Пересилив отдышку, выпалил Николас. – Теперь не могу представить, сколько таких тайн ты ещё скрываешь в себе.

    - Да… - Тяжело дыша, согласилась девушка и накрылась одеялом. – Ты говорил мне это ровно три тайны назад, Ник.

    ***

    Жасмин была первым человеком, о котором Николас думал по утрам, и последним, о котором думал перед сном. Девушка делала его счастливым. Мысли о ней. Её запах. Походка. Улыбка. Волосы. Взгляд. Со временем он стал понимать, что не так важно быть счастливым вечно, как быть счастливым сейчас. Сейчас, к сожалению, это тот момент, который не может длиться вечно. И счастье проходит. Иногда быстро, иногда медленно, но всегда проходит. За белой полосой следует черная. За восходом – закат. За приливом – отлив. За счастьем – пустота. За жизнью – смерть.

    Глава третья.

    - Ты куда? – Мерзкий хрипящий голос саданул когтями по ушам Понтифрика. Он обернулся и взглянул на его хозяина. Тот повторил. – Ты куда намылился, говорю?

    Они были на пороге общежития, в котором проживала Жасмин.

    - Я иду к вашей соседке. Дело личное.

    - Знаем мы твои дела, лоялюга. Нет здесь твоей Жасмин. Вон пошел. – Такой тон и манера речи обескуражили Понтифрика. Впервые за все время посещения Жасмин мужики, живущие здесь, встречают его таким образом. Раньше они просто игнорировали факт присутствия лоялиста. Ну или старались игнорировать.

    - Как это нет? – Зло скривив лицо, вопрошал Понтифрик.

    - Сука, ты прикидываешься? – Дернулся один из парней рядом. Казалось, он сейчас же бросится на Понтифрика и вгонит ему под ребра что-нибудь острое. Но этого не случилось. – Забрали её. Ночью забрали. Пришел патруль с проверкой, всех обыскали, опознали и увели Жасмин.

    Николас кинулся к нему и обхватил за плечи, сжал пальцы, словно тиски, и затряс парня.

    - Кто? Сколько было? Кто-то услышал номер группы? Хоть что-то мне скажи, ты! Ну!

    Пыл Понтифрика быстро угас, когда удар костяшками пришелся ему в солнечное сплетение. Мужики выволокли его на улицу и кинули у забора. Один из них, впрочем, наименее жестокий по отношению к лоялисту, опустился на корточки рядом с корчащимся мужчиной и прохрипел:

    - Не знаю, мужик, даст ли тебе это чего. И сможешь ли ты что-то сделать для Жасмин. Но ладно. Думаю, сможешь, раз так заинтересован в этом. В общем главная у них вроде была одна такая гром-баба в черном. С желтыми плечами да повязкой на руке. А пистолет у неё был весь изукрашенный, гравировки какие что ль. – Он сделал паузу и зыркнул на товарищей, собиравшихся, казалось, протащить Понтифрика еще на пару десятков метров. Прежде чем подняться и уйти, он повышенным тоном проговорил, - В общем, катись к чертовой матери отсюда. Увижу тебя ещё раз, и ГОшники уже не спасут. Только тело в крематорий отнесут на запекание.

    К тому времени Понтифрик его уже не слушал. Он всё понял. Понял, и холодный пот побежал у него по спине, создавая максимально некомфортное ощущение присутствия чего-то или, вернее, кого-то. Словно некто пялится на него из тьмы, образовавшейся вокруг, а он, стоя во свету, под фонарным столбом, не может разглядеть ничего перед собой. Понтифрик понял, что будет следующим. Он даже знал, когда, где и кто его найдет.

    ***

    Город стрелял в ночь дробью огней в безуспешной попытке отсрочить конец очередного дня. Одной из дробинок стал свет в окне на первом этаже офисного здания, где находился гардероб. Последние сотрудники покидали офис и расходились по домам. На четвертом этаже свет не горел. Понтифрик сидел в кресле в углу темной комнаты. Мягкое сидение и спинка в тандеме с воцарившимся в помещении мраком нежно обволакивали почти невидимый силуэт мужчины. Свет луны пробился через окно и блеском отразился на бронзовой статуэтке в правой руке Николаса. Стука не было. Дверь протяжно заскрипела, будто воя от дикой боли, и медленно открылась. Внутри появилась она. Шаг. Удар. Мимо. Статуэтка упала на пол, треснула плитка. Рядом рухнул Понтифрик с заломаной рукой и глухо простонал, вошкаясь под оседлавшей его ловкой фигурой.

    - Это ты! Это была ты! – Он брызгал слюной. – Ты отняла её у меня! Как ты могла?

    Ещё удар. Теперь от неё.

    ***

    Понтифрик очнулся в допросной, пристегнутый к металлическому креслу кожаными ремнями. Было невообразимо темно, будто в ночи растворилась вся окружающая их материя. Он видел лишь севшую на край стола и задумчиво наклонившую голову женщину в униформе ГО. Детектив – понял Николас.

    - Наконец-то. Я приложила слишком много сил. Забыла, какой ты хрупкий. – Голос Детектива звучал иначе. Раньше даже искаженный вокодером он ласкал слух, а теперь, хотя девушка была без маски, голос отдавал металлическим лязгом. Кто-то словно водил по барабанным перепонкам Николаса кончиком раскаленного ножа.

    Он сглотнул подступивший к горлу ком.

    - Что, боишься? Раньше ты находил мою компанию не более чем надоедливой.

    Он молчал.

    - Ну же, неужели достаточно одного удара по голове, чтобы такой известный и высокопоставленный коллаборационист дрожал от страха, не в силах выдавить ни слова?

    - Де… Детектив…

    - Не называй меня так.

    - Я… я думал, мы…

    Она прервала его.

    - Друзья? Мы, друзья? Не мели чепухи. Раньше, может. До того дня, когда ты обменял меня на какую-то проститутку с улицы. После всего, что я сделала для тебя, ты просто взял и выменял меня на эту шалаву. Меня! Я… Что? Что ты скулишь, сука?! – Она взорвалась криком, ударив кулаками по столу. Николас вздрогнул.

    - Знаешь, что тебя ждет? – Болезненно медленно протянула она, убавив свой пыл и сверкнув улыбкой во тьме. Николас снова онемел, не мог издать ни звука. Он помнил доброго Детектива. Помнил заботливую подругу. Помнил тайно влюбленную в него девушку. Но это была не она. Бесполезно было молить о прощении. Бесполезно было взывать к чувствам. – То же, что и твою шлюшку. Пуля в голову и печь. Не буду тебя истязать. Ты итак намучаешься, пока будешь жадно глотать воздух в ожидании казни. Знаю я тебя. Трусливый, жалкий подонок. Бесчестный предатель. Ненавижу. – Пауза продлилась долго. Тишина давила на виски. Шум в ушах нарастал с каждой секундой. Вдруг темноту снова прорезал металлический холодный голос. – Или… Ты можешь остаться в живых. И даже не в самом худшем положении. Достаточно просто… признать Жасмин источником своих проблем. Подумай, ты ведь и сам прекрасно это понимаешь. Пока эта стерва не появилась в твоей жизни, ты не знал никаких проблем. У тебя было всё. И ты мог получить даже больше. Но она отравила твой разум инстинктами. Эта двуличная мразь, антиколлаборационистка, да?

    - Нет. – Едва открывая уста, жалобно выдавил Николас.

    - Да, именно так, Николас! Она обманула тебя. Увела с правильного пути. На её загадку не было правильного ответа, только ложь. Сладкая. Теплая, как дыхание Жасмин. Нежная, как её прикосновение под одеялом. Но отвратительная. Но ты не понимал, что тебя нагло обманывают. Ты повелся, как малое дитя. И сейчас, когда я открыла тебе глаза, будь у тебя выбор, ты смог бы отречься от этого. Выбросить память о Жасмин, предать её так же, как она предала тебя. Ну? Скажи это! Скажи! И я пощажу тебя, Николас.

    Давление усиливалось. Понтифрик зажмурил глаза. Отвернул голову, но следовательница с порядковым номером 130 стальной хваткой вцепилась в его подбородок и развернула к себе лицом, обдав тяжелым дыханием его бледную, как снег, кожу. В затылке вдруг появилось жгучее чувство, пот водопадом полился по телу. Было мерзко, холодно и страшно.

    - Да! – Разорвался он диким криком. – Да, это правда! Я ненавижу Жасмин, я потерял всё из-за этой мерзкой шлюхи! Работу, друга! Загубил всю свою жизнь из-за её обмана! Она обольстила меня, заворожила! Детектив, я клянусь, будь у меня выбор, я сдал бы эту стерву тебе с потрохами! Прошу, не убивай меня! Я исправлюсь, клянусь! Я буду вечность служить под эгидой Альянса, буду покорным коллаборационистом, излечусь от инстинктов!

    Он замолчал, чтобы отдышаться. Сотрудница отстранилась. Куда-то зашагала. Из темноты послышались хлопки и голос.

    - Браво, Николас! Браво! Не думала, что ты такой верный лоялист. Сказать по правде, я боялась, что за такой срок Жасмин успела привить тебе повадки свободомыслящих людей. Воспитать в тебе верность, несгибаемость. Но видно вы просто трахались, как кролики. Понимаю.

    Свет озарил помещение яркой вспышкой. Николаса ослепило, но, когда он смог открыть глаза, его охватил шок. И лучше бы он дальше сидел, поглощенный тьмой. Лучше бы 130 прострелила ему череп. Он был готов заплатить любую цену, чтобы не видеть этого. Перед ним, в паре метров, в таком же кресле сидела Жасмин. Искалеченная, пристегнутая, с кляпом во рту. Она едва дышала, но глаза её были открыты и полны ненависти. Ненависти к Понтифрику. Она пронзила его холодным взглядом, когда, наконец, смогла увидеть. Вспышка. Выстрел. Серое вещество медленно стекает по стенке.

    - Мы поспорили с ней. Представляешь, эта милая девочка действительно считала, что ты останешься верным ей до конца. И умрешь тут первым. А потом уже умрет она, потому что, хотя я предлагала ей возможность уйти, если ты сломаешься и предашь её, она отказалась. Видно, по-настоящему тебя любила.

    Дикий крик снова заполнил помещение. Понтифрик судорожно дергался в кресле и орал, словно резаный вортигонт.

    - Но сложилось так, как я и предсказывала. Ты не умрешь. И даже не потеряешь работу. Я ненавижу тебя, Николас. Ненавижу и презираю. Ты подавал большие надежды, но подвел меня. И всё же я дам тебе ещё один шанс. По старой дружбе, скажем так. Завтра утром ты отправишься в Индустриальный сектор. Я подыскала тебе там отличную работенку, будешь драить полы в местном офисе Союза Рабочих.
     
    Последнее редактирование: 12 дек 2020
    CiFi, Nevix, Okus и 3 другим нравится это.
  2. Roshka

    Roshka Well-Known Member

    57
    991
    83
    Грядёт время, когда будут проверять сугубо квенты Мангуста. Я не удивлюсь, если к лету их накопится целая страница в разделе квент.
     
    Крабстер и oquendo.seiko нравится это.
  3. Манул с ЧМЗ

    Манул с ЧМЗ Well-Known Member

    36
    1.310
    83
    Мангуст — Мастер. Мастер с большой буквы.

    В данной работе есть всё: мораль, хороший сюжет и так далее. Но не это я люблю в работах Мангуста, ведь одно дело — хорошая идея, другое — её реализация. Вот про последнее я и напишу.



    Существуют ситуации/явления, которые почти невозможно вспомнить, но случались они в жизни каждого. Когда читаешь данную работу, периодически думаешь: "О! Мне это знакомо!", а потом на сердце тепло становится, и даже не понимаешь почему. Чувство это напоминает ностальгию и порой на слезу пробивает. Пример:

    "И они пошли. Пошли вместе. Почти рука об руку. Одновременно ступали на правую ногу, затем на левую. Потом эта деталь оказалась ими замечена, они рассмеялись. После стали идти, пытаясь шагать вразнобой. Стало ещё смешнее. Они выглядели глупыми. Выглядели необыкновенно счастливыми..."



    Уже за это совместно с хорошим сюжетом и играбельным в рамках Постбеллума персонажем я готов поставить 10 из 10. Но и это ещё не всё, потому что Мангуст ставит слова в такие позы, что камасутра обзавидуется. Лично я получил оргазм от следующего фрагмента:

    "Понтифрик разгадывал одну тайну за другой. По несколько тайн за ночь. Тайны были самыми разнообразными, находились в разных местах, принимали разные формы, тянулись и изгибались так умело, что сравнить их можно было разве что со временем, когда Понтифрик был занят на работе..."



    Признаться честно, я начал писать рецензию, не дочитав работу. Потому что уже к третьей главе горел нестерпимым желанием похвалить Мастера. Так что, скорее всего, к вечеру напишу ещё один комментарий.
     
  4. Рецензия
    на квенту игрока Олд из чата "Тайна дыры"
    Игрок Олд из чата - личность шутливая, незатейливая, для нас, достаточно молодых участников сервера и форума, не связанная с писательством как методом потратить лишние часы. Однако, его внезапное появление в обличии писателя прорвало застой в разделе и уже пятая его квента (четыре из которых едва ли мной прочитаны) закрепилась между других работ. Остаётся только гадать, сколько же ещё будет опубликовано в дальнейшем будущем.
    Тема
    Тема повествования - любовь и предательство. Не из самых распространённых тем в разделе, да и в большинстве случаев скучная и не вызывает сопереживаний у читателя, если автор, конечно, не умеет правильно преподнести любовные отношения между персонажами. В реалиях оккупационной политики Альянса любовь - это ничто иное, как стремление продолжить человеческий род, который так же будет нуждаться в получении ресурсов, так необходимых Союзу Вселенных. Покровителям не нужна лишняя забота о будущей рабочей силе, выращиваемой очень долгий срок, поэтому любовь и всякий контакт, близкий к нему, запрещены и только лишь сливки общества в виде доверенных лоялистов имеют использовать право "любить", то бишь симулировать акт размножения. Сделав это некой привилегией, люди "высшего сорта" перестали любить по-настоящему, что и пытается передать нам автор через взаимоотношения персонажа 130-ой и Николаса Понтифрика. Но при этом, обычные граждане, хоть и со стёртой памятью о прошлом, имеют зачатки человечности, которые могут вырасти в нечто большее при определённых условиях человеческого окружения. Образ такого человека представляется Жасмин, которая на равных считает каждого человеком, но при этом остерегается возможного предательства, если доверится кому-либо. Что до предательства, то тут оно показано через страх, ибо он движет нашим подсознанием, особенно когда тот обусловлен угрозой смерти. Никто из людей-пустышек не смог бы храбро отстаивать свою правду, даже наиболее достоверную, когда около горла нависает острый нож. Такой страх проявился внутри Главного Героя, который должен был выбрать между жизнью за работой и любовью со смертельным исходом. Исходя из перечисленного, можно назвать основную цель - передать читателю о страхе смерти и его последствии для окружающих друзей и любимых, а также о горячи потери близкого человека, неуправляемом порыве ненависти за измену.
    Ключевые моменты
    Среди общей картины повествования выделяются три ключевых момента:
    1. Встреча с Жасмин.
    Встреча с обычной гражданкой по имени Жасмин занимает самую большую роль в дальнейшей судьбе Николаса Понтифрика, ведь внутри местами холодного, по первому впечатлению, лоялиста находятся зачатки человечности и искренности, с которыми он в дальнейшем преподносит себя объекту интереса, начинает постепенно уделять всё больше внимания для разговоров с Жасмин, из-за чего он теряет высокий пост в ГСР и перестаёт уделять нужное время работе. Постоянная близость и заинтересованность к гражданке и её загадочному характеру, чувство счастья от проведённых с ней часов, разрушает его же собственный барьер из высокого статуса и самолюбия, вызывает искру, которая со временем превратила Николаса в некую форму нового человека: человека, который научился любить по-настоящему.
    2. Контакт с офицером 130.
    Основным моментом в их диалоге был только конец, в котором Николас открылся 130-ой в ином свете, не как её друг-подхалим, готовый выполнять её приказ во избежания потери дружеского отношения, а как человек независимый, имеющий собственное мнение и не желающий больше терпеть отношения к дружбе как к определённой форме манипуляции. Это и стало причиной трагедии, которая и станет третьим ключевым моментом.
    3. Допрос.
    Третий момент предстаёт нам выбором между двумя совершенно противоположными сторонами: любить, но умереть как предатель, или же возненавидеть и выжить. И над этим выбором параллельно стоял спор между 130-ой и Жасмин, который заключался в искреннем желании разделить учесть возлюбленной, предав Альянс, которому Понтифрик служил долгое время, или скинуть на первую любовь весь груз ответственности, при этом предав себя как человека и представившись окружающим в качестве труса. Под прицелом пистолета мало кто бы из граждан проявил храбрость и умерел с достоинством, на это и опирался офицер, верившая в беззаговорочную победу. И, как оказалось, Николас выбрал сторону труса, вновь погрузился в оболочку покорного лоялиста-трудяги, навсегда наложив на себя клеймо предателя, в десятки раз тяжелее, чем предателя Альянса. Это в дальнейшем и определит его характер: трусливый, жалкий, покорный, по-фальшивому добрый и отзывчивый.
    Достоинства квенты
    Несомненно, основным достоинством можно считать хороший сюжет, в котором есть своя изюминка: успешный человек, который любил свою работу и статус лоялиста, ставящий выше всего покорность Альянсу, со встречей с девушкой Жасмин начал менятся, обретать совершенно новое обличие, более мягкое и добродушное, однако под угрозой смерти вновь накинул шкуру покорного раба режима, обвинив во всём свою любовь. Такой исход весьма вероятен в реалиях PostBellum и имеет место быть.
    Второй плюс - описание поведения героев. Персонажи принимают решение в соответствии с их характером, что не может не радовать. Их мысли обдуманны, а дальнейшие действия и выбор по сюжету обуславливаются человеческими инстинктами и обыкновенному анализу ситуации.
    Недостатки квенты
    К сожалению, достатков в квенте много, как, к примеру, отношения между персонажами. Самый большой крах потерпели отношения между Николасом и сотрудницей 130-ой. Такого рода контакты имеют спорный характер. Сотрудница Гражданской Обороны и гражданское лицо в образе друзей и возлюбленных никак не могут представиться, так как одна сторона служит закону и должна сохранять хладнокровие перед гражданскими лицами, а другая - простой работяга из лоялистов, который может как переменить свои взгляды насчёт верности Покровителей, так и наоборот, усилить их, в дальнейшем став убеждённым их сторонником.
    Второй минус - описание окружения и предметов. В квенте большая часть текста затрачена на "воду", которая в некоторых случаях просто налеплена в огромных количествах, из-за чего возникают лишние вопросы. Это портит текст, и если автор не знает чувства меры в добавлении "воды" в текст, то хорошая квента превращается в "похлёбку" из намешанного сюжета, диалогов и описания окружающего мира и предметов.
    Третий минус - нелогичность второстепенных персонажей. Люди из Жилого Блока избили лоялиста без всякой на то причины. Личная неприязнь к лоялистам? Странно, очень странно, ведь их внешние данные он точно знает, так как не раз встречал оных у входа, и им бы грозила ликвидация в связи с нападением на Лоялиста. Тут либо убить Николаса, либо, хоть и с агрессией, но всё таки рассказать о случившемся.
    Четвёртым является одна странность. Заключается она в том, что 130-ая не увидела побоев, когда тот был в допросной и даже не спросила Николаса об этом.
    Итог
    Квента автора, несомненно, имеет большие плюсы, но при этом и существенных минусов достаточно. Моё мнение складывается такое: меня удовлетворяет сюжет, персонажи Николас и Жасмин, обдуманность действий, однако остальное для меня режет глаз и доставило немало вопросов, над которыми я размышлял. Чувства смешанные, но на любителя сойдёт. Я пожелаю лишь только удачи и совершенствования себя в деле писательства квенты.



     
    Последнее редактирование: 12 дек 2020
  5. Манул с ЧМЗ

    Манул с ЧМЗ Well-Known Member

    36
    1.310
    83
    Сверху плохая рецензия. Не читайте.
     
    vLaDoRIn_RaTio, MurlocBob22, Cheeki-Breeki и 2 другим нравится это.
  6. Мангуст

    Мангуст Пользователи до 1000

    93
    3.182
    83
    Согласен, отношения между сотрудником ГО и обычным гражданином кажутся, на первый взгляд, невозможными и неправильными. И на сервере в частности они почти никак не реализуются игроками. За редкими, весьма интересными исключениями. Именно об этих исключениях речь. Возможность поддерживать общение с лоялистами имеется. Те могут посещать Нексус, ГО могут под предлогом проверки/обыска/опроса/*вставьте слово* наведываться к ним на работу или даже на квартиру. Либо просто устраивать тайные свидания, почему нет. Просто в ГО принято следовать стандартной схеме: создал персонажа, прошел обучение, завел корешей, из числа корешей выбрал тянку и начал развивать с ней отношения, на старших рангах вступил в долгожданный брак. Куда ни глянь, все так делают. Не буду врать, сам делал также. На сервере к тому же недостаточно лоялистов высоких уровней, а если они и есть, то они либо как карвасс предпочитают заниматься делами ГСР и не отыгрывать отношения вовсе, либо находят себя в какой-то другой сфере РП. Есть, впрочем, несколько отличных примеров юнитов, которые вступали в контакты с лоялистами и играли от этого, но я их не хочу упоминать, так что просто поверьте мне на слово. И последнее, самое главное. Даже среди старших рангов ГО могут затесаться нелояльные юниты. Нет, они не будут являться противниками системы и действовать во благо свободы - это в них подавляют. Просто их мотивация служить в ГО отлична от фанатиков-коллаборационистов. Они пошли туда ради лучшей жизни, иногда ради достижения каких-то личных целей. Отсюда Фантомы, фабрикующие дела, отсюда подставы, отсечения иногда по абсурдным с виду причинам.
    Это, конечно, не оправдание. Просто мысли. Отношения этих двух персонажей можно было раскрыть гораздо лучше, но я отошел от первоначального варианта сюжета, и, честно говоря, мне просто было лень углубляться в это. Скорее я хотел подчеркнуть основные события, двигающие сюжет и повлекшие изменения в персонаже, а потом возвращение на исходную, но только в обличенном виде.
    По поводу воды также могу лишь согласиться. Есть такая болезнь. Вызывает непреодолимое желание максимально точно обрисовать картину происходящего. Она за собой влечет серое и монотонное повествование. Манул дал пару советов, как от этого избавиться, потому впредь постараюсь использовать более краткие и образные описания, без четкого обозначения расположений каждого предмета мебели в комнате.
     
    CiFi, FATTYKRAKEN, Крабстер и 2 другим нравится это.
  7. Mark_Kann

    Mark_Kann Well-Known Member

    27
    1.737
    78
    Никто не запрещает тебе рисковать. Только вот тайные отношения всегда раскроют, а значит у тебя будет два пути: смерть или побег с потерей ВЛа. Я лично встречал и даже дружил с рекрутом дезертиром, который с ГСРщицей мутил и еле как сбежал с ней в ЗС. Правда потом его поймали по своей глупости и расстреляли перед строем ГО. А его баба теперь с моим рефугом мутит. Ну или мой пример. Рекрут мутил с кадеткой и хорошо все было. Отношения долго развивались, но их раскрыли и потом расстреляли.
    Да и просто тайные отношения это геморрой в первую очередь. Нужно думать как встретиться, где встретиться. Все время бояться что могут раскрыть, придумывать алиби и прочее, прочее. Поэтому игрокам не хочется таким маятся ибо это влечет за собой серьезные проблемы. Да и не факт что потом эти же отношения станут надежными и крепкими. Может потом разосретесь в ООС или в РП и будете локти кусать.
    А нелояльные юниты были. Например знаю как один Блэйдовец на полковника напал, правда безуспешно. Много кто из ГОшников имеет свое мнение, которое не всегда раскрывает ибо это опасно как никак.
     
  8. Мангуст

    Мангуст Пользователи до 1000

    93
    3.182
    83
    Да
     
    Манул с ЧМЗ нравится это.
  9. Манул с ЧМЗ

    Манул с ЧМЗ Well-Known Member

    36
    1.310
    83
    Нет
     
  10. Бруня Брунькофф

    Бруня Брунькофф Horned contributor

    364
    5.659
    93
    На самом деле квента охуенная, но ты меня уже заебал бро(
    мне приходится читать это чтобы найти себч
     
    Манул с ЧМЗ нравится это.
  11. Hobbs

    Hobbs Active Member

    6
    105
    28
    Мангуст, иди нахер. Просто иди нахер.
    Зачем и как такое делать? Это нельзя и неправильно.
    Это произведение просто взяло и кинуло меня в череду самых разных и контрастных эмоций и чувств. Первая квента, которая настолько тронула моё сердце. Ага. Самого Хоббса. Ненавижу тебя.
     
    Крабстер и Мангуст нравится это.
  12. -=GoToLate=-

    -=GoToLate=- Пользователи до 5000

    87
    3.029
    83
    Ну если она тронула самого хоббса, то надо читать
     
    Oren Riff, -=Фербик=- и Мангуст нравится это.
  13. Мангуст

    Мангуст Пользователи до 1000

    93
    3.182
    83
    Жду твою критику, лате
     
  14. -=GoToLate=-

    -=GoToLate=- Пользователи до 5000

    87
    3.029
    83
    Не могу, прости. Слишком много квент за такое короткое время
     
    Oren Riff нравится это.
  15. Мангуст

    Мангуст Пользователи до 1000

    93
    3.182
    83
    Ну значит спускаю манула
     
    Манул с ЧМЗ нравится это.
  16. MurlocBob22

    MurlocBob22 Well-Known Member

    33
    757
    83
    Про эту квенту забыли...
     
    OZON671GAMES нравится это.
  17. Мангуст

    Мангуст Пользователи до 1000

    93
    3.182
    83
    Загадка дыры так и не разгадана озоном
     
    OZON671GAMES нравится это.
  18. OZON671GAMES

    OZON671GAMES Well-Known Member

    52
    922
    83
    Озон провалился в дыру, он почти из неё выбрался.
     
  19. Лори :D

    Лори :D Member

    13
    78
    13
    Пиши про Арию снюса под губой Лори или твои в квенте про Бонни будут твои интимки
     
    Мангуст нравится это.
  20. Мангуст

    Мангуст Пользователи до 1000

    93
    3.182
    83
    Снова заперли в подвале и говорят писать квенты....
     
Статус темы:
Закрыта.