Всё предрешено

Тема в разделе "Архив", создана пользователем Подводный, 8 май 2021.

?

Как оно?

  1. Поставлю в рамочку!

    5 голосов
    71,4%
  2. Очень даже!

    2 голосов
    28,6%
  3. Вполне.

    0 голосов
    0,0%
  4. Так-сяк.

    0 голосов
    0,0%
  5. Плохо.

    0 голосов
    0,0%
  6. Куплю глаза, которые этого не видели...

    0 голосов
    0,0%
Статус темы:
Закрыта.
  1. Подводный

    Подводный New Member

    1
    15
    3
    // Рекомендую сначала создать вторую вкладку с квентой и пролистать к примечаниям. Удачи ;)

    Предсказание
    Что жизненно необходимо
    увядающему цветку свободы?
    Надежда.

    В сокрытом от посторонних глаз с помощью пещерного свода голубом озерце расслабленно размокали пять сгорбленных коричневато-зелёных особей. От водоёма исходило приятное мягкое лазурное свечение, поднимался ввысь природный высокочастотный звук, разбивающийся о горные породы и отбивающийся эхом вдоль стен. Углубление в скале полнилось размеренным песнопением ранее упомянутых персонажей – вортигонтов.

    novosti-o-razrabotke-zena-dlya-black-mesa-ot-razrabotchikov-5-750x400.jpg

    Товарищи медитировали, собирая мысли в кучу и отдыхая от изнурительного труда, вместе с тем залечивая раны от постоянного ношения оков, которые на них нацепил их хозяин Нихилант. Единый поток сознания, энергия, струящаяся из тела, давали вортигонтам прочувствовать друг друга, ощутить эмоциональное состояние каждого собрата и вместе повлиять на его настроение, сводя на нет стресс и пагубные мысли. Закончив обряд – такой же древний, как и вся эта мудрейшая раса – рабы могли поговорить о чём-нибудь отвлечённом, хотя частенько затрагивали напрямую работу и столь туманное будущее.

    – Mo’Sa, – обратился на родном гундосом языке к нашему герою один из его братьев по имени Ke’Len, – Мы все чувствуем, как тебя что-то тревожит.

    Mo’Sa Uthan’Do лупал шестью глазками и сверкал рядом зубов под верхней челюстью, не спеша говорить. В его сторону тем временем уже были обращены взгляды четырёх сородичей, однако никто не поторапливал с ответом, ибо каждый прекрасно знал необходимость вдумчивой паузы, во время которой из потёмков сознания будет извлечена глубинная мудрость, а после озвучена каждому, и их устами передана остальному народу.

    – Обелиски Зла не дремлют, – наконец произнёс вортигонт, говоря, как им свойственно, загадками, давая расплывчатые описания. Благо, его слушатели прекрасно всё понимали, – Земля покроется мраком. Грядёт Час Безумия.

    – Помедитируем же, – заключил старейший из присутствующих Nju’Lek`o As`sa`yash, сложносконструированное имя которого подчёркивало всю важность приобретённого им опыта. До полного века жизни мудрецу не хватало всего двух лет[1].

    Вортигонты вновь начали распевать свои молитвы, с копыт до лысой макушки пропитываясь волшебной и загадочной эссенцией, дабы выловить из вселенского потока более чёткие силуэты страшного предсказания. Своим колдовством они рассеяли туманы будущего. Увиденное насторожило и даже напугало их. Мудрецам пришлось пробираться сквозь боль и слёзы, и чем далее они углублялись в пучину неизвестности, тем сильнее становилась всепожирающая агония. Она опаляла их тела, очерняла души, сгущала темь над разумом и отнимала силы. Те, кто помоложе, не выдерживали давления и спешили оборвать ритуал, однако более опытные члены компании, такие как Mo’Sa и Nju’Lek, усилием воли сдерживали братьев, ибо преждевременный выход из медитации мог пагубно сказаться на рассудке всех присутствующих.

    Пришельцы – а в Зене они именно таковыми и были – делали всё возможное, чтобы максимально приблизиться к развязке своих судеб, однако видели только темнейшую мглу, окутавшую их и бесконечное множество других видов. Неостановимое Зло мультивселенского масштаба. Вскоре вортигонтам вновь предстоит сойтись в неравном поединке с захватчиками. Выстоят ли они, рабы вот уже которое поколение, в схватке с Колоссом Несчастий? Факты твердили, что нет. За всё время медитации на их пути был лишь беспросветный коридор из ужаса, страданий и отчаяния. Силы практически покинули каждого из компании, посему пришлось выйти из глубокого транса в гнетущем расположении духа, не говоря уже о других последствиях: усталости, головокружении, фантомной боли во всех участках тела. Но Mo’Sa, выходя последним, краем своего большущего ока заметил еле заметный проблеск в конце злачного тоннеля – не угасший лучик света. Надежда.

    <…>

    Ложный враг
    Приказы отдают командиры,
    но кровь на руках солдат,
    и не смывается она.

    Вспышка. После телепортации в глазах потемнело, однако в следующий же миг Mo’Sa оказался засвечен ярко бьющими лучами. Все органы чувств словно единовременно подхватили сильнейшую аллергию: сочилась слизь, отдавало болью, доходя аж до мозга; грубая, в крапинку, кожа дрожала как под небольшим электрическим напряжением. Такое обычно происходит, когда переносишься на огромные расстояния, тем более в другие миры, где состав атмосферы будет отличаться от привычного. Оклемался Ke’Len, за ним Oar’Ja и Gal’An. Если первый был взрослым шестидесятилетним вортигонтом, то второй и третий ещё совсем юны: тридцать пять и тридцать два года соответственно. Нашему герою на тот момент было семьдесят шесть, а Nju’Lek`o As`sa`yash, как было ранее сказано, девяносто восемь.

    – Этот мир полон жизни, – воодушевлённо произнёс самый молодой из компании.

    – Как и наш когда-то, – скорбно подметил старейший.

    Вскоре пришельцы окончательно пришли в себя, продрали глаза и осмотрелись. Они оказались в каком-то поле, усаженном зелёной травой и красными с чёрной серёдкой цветами. Удивительно красивое место. Гости из Пограничья наслаждались царившей здесь гармонией. Никаких лишних звуков, окромя трепыхающего растения ветра – тишь да гладь. Mo’Sa отдал бы всё, чтобы провести здесь тихую сытую жизнь. К сожалению, ни ему, ни его товарищам поработители не оказали такой услуги. Компания прекрасно знала, что по ту сторону червоточины за ними пристально следит контроллер, выжидающий момент, чтобы завладеть телами своих слуг и вершить с помощью них важную миссию. Зен оказался на грани завоевания – тамошние жители бежали через порталы, которые появились так неожиданно и так вовремя.

    – Вижу существо, – проворчал Oar’Ja, обращая внимание сородичей, – С ним ещё одно. Детёныш.

    В общей сложности тридцать глаз уставились на упомянутую парочку – очевидно, местный доминирующий вид. Мать прогуливалась с дочкой по маковому полю, но, заметив незнакомых личностей, каркающих на неизвестном языке, резко подхватила чадо и спешно направилась куда-то. Контроллер из портала телепатически дал приказ, противиться которому было невозможно: проследить за особями.

    ***​

    Женщина с ребёнком привела инопланетных вторженцев прямо к родному дому. Вортигонтам пришлось преодолеть небольшую лесополосу поперёк и скромное поле, на котором колосилась озимая пшеница. Перед ними оказался двухэтажный ухоженный дом, облицованный бежевой краской, покрытый красной черепицей, с пристроенным гаражом в похожем стиле и деревянной беседкой; рядом надувной бассейн, качели и сарайчик, не считая эстетично высаженных кустов и деревьев. Видно, здесь жил смотритель или даже хозяин близлежащих полей со своей семьёй, хотя пришельцам до этого, конечно, дела не было.

    depositphotos_160661952-stock-photo-village-house-in-france-near.jpg

    Территорию окружал сетчатый зелёный забор, примерно по шею, и сквозь него было видно, как вбежавшая во двор дама начала жаловаться, по всей видимости, мужу на преследователей. “Гости”, тем временем, обошли преграду и зашли с главного входа. Ступая по выложенному плиткой дворику и задорно цокая копытцами, они вдруг услышали чей-то звонкий голосок:

    – Extraterrestres![2]

    Из-за угла дома выглядывала маленькая светленькая головушка. Девочка, не далее как лет шести, смотрела своими невинными кристальными голубыми глазками на вортигонтов, не испытывая к ним ни презрения, ни злости, а лишь чистый интерес.

    – Galanga, gurn[3], – ответил ей Mo’Sa.

    Малышка вышла вперёд и стала ещё пристальнее рассматривать незнакомцев, не проявивших к ней никакой агрессии, весело пританцовывая, держась за подолы рябого платьица. В совершенно новом мире компанию встречали, можно сказать, с теплотой – во всяком случае, не кричали и не размахивали кулаками. Uthan’Do с добротой и лёгкостью на душе улыбнулся, но в этот же миг стыдливо отвёл взгляд в сторону. Оковы всё ещё сдавливали руки и шею вортигонта, а сам он чувствовал влияние безжалостного контроллера. Никто из рабов не испытывал иллюзий по поводу настоящего: горя не миновать.

    – Irène! Éloigne-toi de ton oncle, papa leur parlera lui-même![4]

    К дитю подскочила взволнованная мать и быстро оттянула назад. Она тоже была блондинкой, причём очень привлекательной. Своей красотой эта незнакомка наверняка могла вскружить голову многим земным мужчинам. Один из таких, что посвятил ей своё сердце, сейчас вышел к целому отряду пришельцев с охотничьим дробовиком наперевес.

    – Qui es tu et que veux tu?[5] – рявкнул незнакомец, сжимая левой рукой цевьё ружья, а правой поглаживая спусковую скобу. Mo’Sa хотел было предупредить семейство, что лучше им бежать прямо сейчас, да только ему мешал языковой барьер и контроллер, который уже влез в головы своим слугам. Вортигонты почувствовали, как помутился их рассудок; в глазах застыла пелена безумия, страшнейшие животные инстинкты и эмоции охватили бедолаг. Движимые гневом ко всему живому, они преследовали единственную цель: убивать по велению хозяев. Первым в атаку бросился стоявший по правую руку Oar’Ja – попытавшись разорвать горло мужчине одним ударом когтистой лапы, он схлопотал два выстрела в упор и осел наземь, как тряпичная кукла. Стрелок попятился назад и параллельно навёл ствол в лицо Mo’Sa, готовясь выстрелить в следующий миг…

    Но не успел, ибо вторженец заранее подготовил разряд вортэссенции, который испустил из обеих рук в грудь несчастного. Тот опрокинулся на спину и затих, сражённый наповал. В месте удара образовался огромный чёрный ожог, а одежда вокруг раны начала стремительно тлеть. Однако не это убило человека – у него просто остановилось сердце.

    Стоявшая в двери поодаль женщина истошно завопила от печали, ужаса и ненависти, которые охватили её в момент смерти любимого. В ту же секунду в неё были посланы сразу два снаряда, но она успела скрыться в доме. Разряды попали в распахнутую дверь, выгнув и опалив. Пришельцы трусцой побежали за мадам, равнодушно переступив трупы собрата и землянина. Зайдя в дом, они увидели женскую фигуру, сверкающую пятками по ступеням вверх. На руках у неё – плачущая дочь. Вортигонты не дали разряд из лап, поскольку просто не успевали его зарядить, когда люди уже скрылись в полумраке. Опьянённые искусственным гневом к своему якобы врагу, товарищи проследовали наверх.

    Тут их ждал коридор с пятью дверьми: три впереди и по одной с каждой стороны от лестницы. Солнечный свет пробивался сквозь окно справа, что выходило на лесополосу, давая какое-никакое освещение. Нападающие, как это обычно бывает, разделились и принялись проверять каждую комнату. Mo’Sa выбрал крайнюю левую. Он осторожно приоткрыл дверь, вслушиваясь в окружение, постепенно расширяя зазор. Так ничего и не почувствовав, ворт вломился внутрь, вскинув когтистые лапы для атаки. Но здесь никого не было. Только небольшая кровать, увешанные детскими рисунками стены в тёплых розовых тонах, разбросанные по полу куколки и прикрытое жалюзи окно, смотрящее на пшеничное поле. На мгновенье сердце безжалостного монстра ёкнуло, в груди больно кольнуло. Могущественный телепат из портала потерял контроль над своим рабом.

    – Taaar… – грустно протянул вторженец.

    К несчастью, уже через секунду контроллер вновь подчинил себе разум и тело слуги, повелев тому продолжить поиски. Этого делать не пришлось. Выйдя в коридор, Uthan’Do, впрочем, как и остальные, услышал звуки борьбы, злобный рык и пронзительный визг. Из средней комнаты назад отступил Nju’Lek`o As`sa`yash, хватаясь за свое главное око, которое обильно сочилось кровью. Старейшина припал на колени – со стороны это смотрелось, будто он плюхнулся на задницу – и указал когтем на дверь. Mo’Sa и Gal’An начали готовить заряд, когда Ke’Len неожиданно ринулся в рукопашную. Он вступил в схватку с женщиной, вооружившейся кухонным ножом. Оба остервенело наносили друг другу страшные удары: он – по приказу контроллера, она – защищая чадо. Как бы там ни было, вскоре человек рухнул на пол, истерзанный в клочья, а за ним и вортигонт, успевший сделать несколько шагов внутрь помещения. Его туловище было покрыто колющими ранами, а завершал картину воткнутый в шею нож. Вошедшие через секунду в комнату два пришельца увидели два израненных трупа, из чьих тел струилась кровь. Красная и жёлтая жидкости смешивались, образуя противную вонючую субстанцию. В конце комнаты заливалась слезами шестилетняя девочка.

    – Maman! Maman! – кричала она, прикрывая ручками лицо.

    Вортигонты не дрогнули. За несколько секунд они пропитали руки своей эссенцией и одновременно послали разряд в ребёнка. Несчастное дитё вмиг погибло, а её рябое платьице зашлось огнём, который вскоре перекинулся на волосы, а после обещал перейти на окружающие предметы. В эту секунду рассудок рабов прояснился, и они смогли воочию посмотреть на учинённую ими бойню. Mo’Sa безжизненным стеклянным взглядом уставился на убитую девочку. Неторопливо подошёл к тельцу, словно надеясь, что это всего лишь видение, которое вот-вот рассеется. Но это было не видение. Ворт пригнулся, взял ещё покрытую пламенем малютку на руки, прижал её к груди…

    И заплакал.

    <…>

    Смысл бытия
    Сын Вортигонтовский
    не для того пришёл,
    чтобы ему служили,
    но чтобы послужить
    и отдать душу свою
    для искупления народа своего.

    С того кошмарного дня прошли годы. Связь с контроллером, как и с Нихилантом, неожиданно оборвалась, что говорило о их скоропостижной кончине. Вортигонты наконец-то освободились от пут и вольны были обживаться на новой цветущей земле. Правда, не было им радости от этого. Выжившие денно и нощно скорбели о павших товарищах и о несчастном семействе, которое они погубили, пусть и не по собственной воле. Учитывая, как долго длились портальные штормы, можно заключить, что по всей планете хватало подобных случаев. Отныне, у мудрого миролюбивого народа руки были запачканы по локоть в крови таких же мирных чужеземцев. Эта гнетущая мысль не давала покоя Mo’Sa, вынуждая искать способ искупить хотя бы часть грехов всей своей расы. С того самого момента, как пришелец получил страшные ожоги рук и груди, держа горящую девочку, он начал свой тяжкий путь. Uthan’Do отказался залечивать раны, дабы они навсегда стали напоминанием совершённого им зла.

    Братья кремировали тела Oar’Ja и Ke’Len, позволяя их душам перейти на новый жизненный цикл, и то же самое сделали с людьми, поскольку не знали их обычаев, а ждать выяснения, в то время как трупы будут гнить и смердеть, не очень хотелось. Чтобы не допустить подобных случаев в будущем, пришельцы начали по возможности изучать культуру и язык местных. Однако хоть в доме и хватало всякой литературы для этого, без носителей у вторженцев вряд ли бы что-нибудь вышло. Люди быстро нашлись: их хватало в округе, бегущих от бесчисленных тварей из Зена в города. Трём зелёным человечкам с трудом удалось объяснить, что они пришли с миром и просто хотят помогать здешним жителям. С неохотой, явным недоверием, а порой и ненавистью, мужчины, женщины, старики и дети шли на контакт с иноземной расой. Вскоре дом убитого семейства стал эдаким перевалочным пунктом (убийцы мудро умолчали об инциденте, сказав, что здание уже пустовало к их прибытию), где любой путник мог получить кров, лечение, пропитание и радушие, но взамен помогал вортам осваивать язык, культуру и историю местной цивилизации. Как оказалось, Земля – таково название планеты – была местом настоящей раздробленности. Сотни государств и наречий, тысячи лет развития и миллионы лет эволюции. Даже вместительный мозг вортигонтов не мог принять столько информации за короткий промежуток, но, благо, на это у ребят было целых шесть лет.

    Они хорошо жили. Занимались фермерством, собирательством, охотой на заплутавших бывших сожителей из Пограничного мира. Понемножку осваивали различные ремёсла. Сшили себе тёплые одежды на случай морозов. Даже покатались на машине, пусть это и приносило дискомфорт в виду специфического строения тел. На хорошем уровне владели французским языком и немного английским, да и к людям привыкли, а те, в большинстве своём, к ним. Из прочего – потеряли два глаза в процессе адаптации к земной атмосфере, так что старый Nju’Lek`o As`sa`yash остался полуслепым. Он, к слову, всё мечтал заняться львиноводством, как в былой жизни, и даже пообещал обучить этому “молодую гвардию”. Казалось, наступила долгожданная свобода! Но вортигонты были слишком мудры, чтобы так просто игнорировать предсказание.

    ***​

    Однажды медитируя втроём, они заглянули в чертоги разума, дабы спросить у вселенной совета. Великая сила как всегда отвечала вкрадчиво, не раскрывая всех карт, однако её никогда об этом и не просили. Зато по прошествии шести лет, давнее предсказание стало куда чётче. При этом, надвинувшийся мрак, вместо того, чтобы пропустить лучи света сквозь себя, напротив сгущался, предвещая беду. Ясно почему:

    – Старый враг нашёл нас, – злобно процедил старейшина.

    – Я тоже чую его. Тьма. Холод. Нарушена ткань мироздания, – вдумчиво добавил Mo’Sa. Испытывая презрение к великой напасти, он в то же время страшно её боялся.

    – Каково имя Великого Зла? – поинтересовался Gal’An, движениями сложенных в молитву рук разгоняя вортэссенцию вокруг себя.

    – Альянс, – моментально ответили оба товарища постарше.

    ***​

    Предсказания вортигонтов всегда сбываются. Рано ли, поздно ли, в независимости от того, как их истолкуют, они всегда сбываются именно так, как и должны. Mo’Sa с двумя собратьями прекрасно это знал, а потому никто из них не удивился, когда небосвод обезобразили возникшие сверхпорталы, а оттуда хлынула могущественнейшая звёздная армада и огромные цитадели, из которых ежеминутно посыпались тысячи единиц пехоты и техники. Флот Межвселенского Союза во мгновенье ока стёр военные базы людей и начал бомбить города, синтеты заполонили собой всё возможное пространство (где обстановка того требовала, конечно).

    Пришельцы из Зена с печалью наблюдали за появившейся ещё пару часов назад в нескольких сотнях километров червоточиной. Вокруг неё искривлялось само пространство, а небо окрашивалось в фиолетовые цвета. Вглядевшись в портал, можно было мельком разглядеть шпили тех самых Обелисков Зла…

    Citadels_Overworld.jpg

    – Вот и схлопнулась ловушка. Нет пути к отступлению, – пробубнил Nju’Lek`o As`sa`yash, моргая на каждый вылетающий космический шаттл. Он был прав: на сей раз им некуда бежать.

    – Сколько даёте Земле? – Gal’An решил разбавить разговор, забившись на то, как долго протянет планета. Его товарищи ответили моментально.

    – Двенадцать часов, – предположил Mo’Sa.

    – Десять, – чуть-чуть подумав, заключил самый старый из присутствующих. В чём они точно были правы, так это в том, что вторженцы подчинят себе весь мир за считанные часы. Семь часов.

    – Жаль. Мне здесь нравилось.

    ***​

    Земля пала. Это было неизбежно – ещё никто не сумел противиться военной мощи подчиняющего вселенные Альянса. Лишь убежав, можно было рассчитывать на мнимую свободу, в то время когда тебя всю жизнь будет преследовать страх. В предыдущий раз вортигонты так и поступили, но теперь у них нет Нихиланта, который открыл бы портал в другое измерение. Становится вопросом времени, когда новые хозяева планеты закончат с порабощением городов и отправят поисковые отряды в сёла, леса, моря и пустыни.

    – Вольный народ скинул ярмо и не позволит вновь заковать его в цепи, – разглагольствовался Gal’An, под влиянием старших товарищей и небольшой общины становящийся всё больше похожий на них умом и духом. У данной расы так было принято, а потому никто не гнался за идентичностью.

    – Несомненно, – поддержал старейшина. И только Mo’Sa молчал, осмысливая происходящее. Он ещё не искупил грехи своего народа перед людьми, а сейчас и подавно должен оказывать им наивысшую поддержку. Всё стало очевидным – таков был смысл его бытия на Земле.

    – Нам предстоит много трудиться, братья. Скоро, – со вздохом произнёс пришелец, удаляясь.

    <…>

    Vive la Résistance!
    Дом – это место,
    за которое стоит бороться.

    В захиревшем доме в приоткрытые окна врывался, надрывно свистя, прохладный ветер, потоками гуляющий помещением и скрипящий половицами. От стен отшелушивалась краска, в местах проседала крыша с потрескавшейся черепицей, в самом здании явно давно никто не убирал: осело множество слоёв пыли, в закутках поселились пауки и муравьи, а тараканы даже не стеснялись выходить на прогулку. Бассейн давно сдулся, качели заржавели, сарайчик обвалился, беседка покосилась. Могло показаться, что здесь никто не живёт со времён Портальных Штормов, однако к противоположной мысли придёт хоть мало-мальски разбирающееся в теме существо. По следам в поле, потухшему костру и свежим потёкам жёлтой крови оно поймёт, что первое впечатление ошибочно, что нынешние жильцы либо слишком ленивы для уборки и поддержания порядка, либо пытаются маскироваться с помощью беспорядка. Истина, как водится, где-то посередине.

    А истина такова, что сейчас в уютном небольшом погребе засела тройка вортигонтов, пока над ними разносились чьи-то аккуратные, но тяжёлые шаги, гулом отдавалась человеческая речь и… И этого достаточно, чтобы принять незваных гостей за угрозу, но, желая избежать лишних жертв, не вступить с ними в бой, а затаиться под полом. Погреб, если интересно, был самым обычным хранилищем для нескольких коллекционных французских вин – ужасной отравы для расы вортов, впрочем, как и любой земной алкоголь. Товарищи старались не то, что не шевелиться, но даже лишний раз не дышать. К их сожалению, слиться в ментальной связи, чтобы поговорить друг с другом, они тоже не могли, ибо такое действие требовало песнопений и наполнения вортэссенцией. Хотя у собратьев и так была одна мысль на всех: “Поскорее бы незнакомцы ушли”. Стоило ли говорить, что те самые неизвестные вовсе не собирались покидать уютное местечко, каким был не тронутый никем, окромя времени, уютный домишка среди полей и лесов?

    – Вроде никого, – послышался сверху грубый мужской голос. Ему тут же вторил другой:

    – Всё проверил?

    – Да! Возможно, они куда-то отошли. Хотя… – на миг повисла тишина, которую нарушал только скрип подгнивших дощечек, – Кажется, тут ещё погреб есть, но что-то не хочется туда спускаться. Не дай Бог там один из этих моллюсков зубатых.

    Скорее всего, незнакомец имел в виду барнакла – одного из переселенцев Пограничья. Люди говорили по-французски, а потому вортигонты прекрасно понимали их, и напряглись. Всё в данный момент зависело от того, пересилит ли незваный гость свой страх перед потолочным хищником и поднимет ли люк.

    – Так фонариком посвети, что ты как маленький?

    Ещё миг вторженец мялся, но всё же собрался с силами и заглянул в подвал, освещая его специальным прибором. В ту же секунду его испещрённое шрамами лицо вытянулось в гримасе удивления. Остаётся только гадать, что почувствовал мужчина, увидев трёх пришельцев, безмятежно сверкающих на него своими красными глазами. Как бы там ни было, он рефлекторно вскинул дробовик, пытаясь выцелить одновременно всех “неприятелей”, параллельно слепя их подствольным фонариком.

    – Тут это… “горбуны”, – отчитался боевик перед кем-то. Вортам повезло, что в них ещё не прилетело несколько снарядов дроби.

    – Да? – раздалось приглушённо со стороны, – Что они делают?

    – М-м… Стоят. Смотрят.

    – Выводи их.

    Удивлённый солдат пожал плечами – приказ есть приказ. Он что-то промямлил, не зная, на каком языке обращаться к чужеземцам, и махнул стволом, приглашая жильцов подняться наверх. Первым ступил Mo’Sa, банально потому, что был ближе всех. Его, как и собратьев, проводили под дулом дробовика в холл, где уже на стороже находилось нескольких вооружённых мужиков. Юнцы и вполне здоровые лбы, все с огнестрельным оружием в руках и заткнутыми за пояс ножами, некоторые обвешанные рюкзаками, посудой, инструментом – в общем, всем, что может понадобиться в длительном походе. Грязные, измученные, с недовольными лицами. Не менее полудюжины человек.

    – Интересно… – протянул зрелый мужчина, с наслаждением потягивающий сигарету.

    Его кудрявых сальных волос с проплешиной уже коснулась седина. Карие глаза выражали бесконечную усталость и в то же время демонстрировали волевой характер индивида. Он был похож по духу на вортигонтов, что сразу привлекло внимание последних.

    – Человеческую речь понимаете? Французский? English? Deutsch? – первым делом лидер задался вопросом коммуникации. Ему ответил Nju’Lek`o As`sa`yash:

    – Остановимся на первом, человече.

    – Отлично, – незнакомец вальяжно прошёлся влево – на кухню – сделал круг по комнате, помацав спинки стульев, и уселся на один из них, закинув по-боярски ноги в грязных стоптанных кожаных сапогах на стол, – Ну-с, что делать будем?

    – Да пристрелить их нахер! – бряцая винтовкой, гневливо выпалил один из подчинённых седого полулысого мужчины. Сам он тоже был состоявшимся мужиком, но чуть младше.

    – Но-но, не будем спешить, – поправил он подопечного.

    – Эти хуйбища моего сына убили!

    – Прям эти, что ли? – приподняв густую бровь, лидер поймал на слове злого мужчину.

    – Не парит, они все на одно лицо.

    – Мы культурные люди, для начала должны разобраться.

    Грубиян кинул прожигающий взгляд на “горбунов”, щедро сплюнул на пол и вышел на улицу, закинув автомат на плечо. Предводитель группы землян остался сидеть таким же невозмутимым, с хитрым прищуром всматриваясь в спокойных пришельцев.

    – Марк, пойди тоже Антуана замени, – главарь отправил юного шатена на улицу, а после вновь заговорил к здешним жильцам, – Простите Жана, у него с вторжением горе произошло.

    – Существа с похожей участью способны понять друг друга, несмотря на различия, – замудрённо отвечал Mo’Sa, забавно картавя, – Отныне наши судьбы сплетены.

    – Я слышал о вашей манере речи, – нисколько не поразившись полуметафорическому стилю общения, поделился человек, – Общался с беженцами в городе. Вам повезло: не все готовы принять то, что вы способны идти на контакт, и не выпустить пулю раньше времени.

    – Вы оборвали многие нити, – старейшина обвинил человечество в убийстве его собратьев.

    – Как и мы, – средний по возрасту подметил, что они квиты.

    – Теперь у нас общий враг, – добавил младший, – Так-то.

    Незнакомец убрал ноги со стола, затушил сигарету о коленку, выкинув окурок под себя, и принял нормальное сидячее положение, разве что немного сгорбившись к внеземным собеседникам. Вид у него был явно заинтересованный, а вот у его подчинённых на осунувшихся лицах прослеживалась настороженность.

    – И что вы предлагаете?

    – Ваш вид ждёт рабство и уничтожение, – заговорил Nju’Lek`o As`sa`yash далеко не обнадёживающими фразами, а к нему уже подключился Uthan’Do:

    – У нас два пути: победа или смерть.

    – Значит, придётся нам объединиться в борьбе за свой дом. Он того стоит, – человек оказался на удивление смышлёным и решительным, чем вызывал уважение у расы вортов, – Будем знакомы. Итан. Вас как?

    – Наши имена не имеют значения, – с недоверием ответил старший, – Как ваш путь пролёг сюда?

    – Нас рассоединили с семьями, усадили в броневик и отправили чёрти-знает куда, но кто-то пустил экипаж под откос.

    – Тряхануло знатно, – вставил мужик с дробовиком сзади.

    – Который день мы бредём в попытках скрыться от этого… Альянса. И даже не знаем, есть ли у него наш след.

    – Это узнать нам под силу, – вызвался Mo’Sa погадать о судьбе группы с помощью вортигонтской сверхъестественной силы.

    Мужичьё не стало возражать. Пришельцы попросили максимально возможной тишины, встали в круг и начали ритмично напевать какие-то ноты. Через некоторое время удивлённые зеваки с раскрытыми ртами наблюдали, как вокруг иноземных товарищей по несчастью разгоняется чистая энергия зелёного цвета, а сами “певцы”, напротив, приобретают синее свечение. Сей процесс не занял много времени, равно как и не затратил уйму сил. Не стоит удивляться, ведь, в отличие от предсказания семилетней давности, которое было рассчитано на целые декады вперёд, это затрагивало лишь события ближайших дней, если не часов. И хотя мудрецы нахватались зла, они сумели прекратить сеанс полными сил и с ясным рассудком.

    – Они знают, – заключил Nju’Lek`o As`sa`yash, – Близится час возмездия.

    – Будет пролита кровь, которая скрепит узы одних и принесёт избавление другим, – дополнил Uthan’do.

    – А поконкретнее? – перехватывая свой шикарный SIG SG 550 швейцарского производства, в нетерпении вопросил Итан, – Когда нам их ждать? Успеем скрыться?

    – Нет, – разом гаркнули ворты.

    Человеческий лидер выругался сквозь зубы, но в панику впадать не стал.

    – Дадим бой этим ебучим инопланетянам, – громогласно огласил он, а затем посмотрел на других пришельцев, которые в данный момент приходились им союзниками, – Без обид.

    Всем скопом защитники дома решили противостоять зазнавшимся захватчикам. Это вряд ли хоть сколько-нибудь потрепает Союз Вселенных, однако победа, как известно, куётся помалу. Итан оказался великолепным предводителем своего небольшого повстанческого движения. Кто знает, может, ему суждено повести целый народ?

    ***​

    Обороняющиеся заняли позиции, расставили дозорных, подготовили даже пару растяжек: на входе и на спуске в погреб. Пожалуй, лишними будут вопросы о том, где вооружился целый отряд. Ответ прост – эхо войны. По всей Земле хватало полей битвы – точнее бойни – с Альянсом. А также разбомбленных баз, покинутых полицейских участков и оружейных магазинчиков, личных запасов жителей. Всё то, что не успели прикарманить мародёры, подбиралось повстанцами, готовыми пустить арсенал во благо своей необъятной Родины.

    Вортигонты засели на втором этаже, как неожиданный и весомый аргумент в противостоянии, под прикрытием двух человек, когда четверо остались внизу и ещё двое на улице. Каждый миг сейчас казался вечностью, ведь, несмотря на расплывчатые формулировки предсказания, враг мог нагрянуть с минуты на минуту. Никто не смел даже перешёптываться. Напряжение нарастало всё сильнее – теперь его можно было сравнить с сидением на пороховой бочке. Вопрос лишь в том, кто зажжёт фитиль?

    – Капитан, капитан! – внутрь, осторожно переступив растяжку, ворвался юный шатен по имени Марк. Началось, – Транспортник в небе, примерно три минуты!

    – Что ж, – ответил Итан, свисая с перил второго этажа, – Отзывай Жана.

    – Он сказал, что ему легче снаружи.

    – Да будет так, – лидер группы серьёзным взглядом осмотрел всех присутствующих, в том числе вортигонтов, а после ободрительно выпалил, – Покажем этим сукиным детям их место! Пусть генерал де Голль гордится нами!

    – Vive la France![6] – закричали люди в едином порыве. В этот миг всё волнение как рукой сняло. Но девиз явно требовал доработки, которую привнёс сам капитан:

    – Vive la Humanite![7]

    – Gula gola gas![8] – вклинились даже бывшие рабы Нихиланта, которые ни за что не хотели возвращаться в цепи ещё более могущественного хозяина.

    Gula gola gas?
    Не всякий примет твою философию –
    главное, чтобы её принял ты.

    Небо разрывал гул альянсовского десантного корабля. Стены содрогались от приближавшегося транспортника. Повстанцы, несмотря на произнесённую ранее победную речь, всё же заметно нервничали, крепко сжимая ружья. Вдруг вой снаружи затих – аппарат высадил солдат во дворике и заглушил двигатели.

    Dropship_yellow.jpg

    Защитники дома не знали, как поведёт себя противник, а потому лишь выжидали, надеясь, что не прогадали. На первом этаже в задней части дома разбили окно. Видно, враг решил начать штурм здания сразу с нескольких направлений. Поможет ли это ему? Засевшие, аки партизаны, люди и вортигонты сдерживали тяжкие вздохи и тревожно глотали слюни.

    У входа послышались радиопереговоры и какое-то шорканье. Наконец-то один из штурмующих огласил ультиматум своим хриплым из-за вокодера, противным голосом:

    – Граждане! Немедленно сдавайтесь или мы будем вынуждены применить силу!

    Но им никто не ответил. Тогда, получив карт-бланш, недруг начал действовать. Не разглядев ничего в окнах, запустили в помещение первого солдата. Он задел леску, оторвав от гранаты чеку, но не услышал этого из-за своих тяжких шагов, и не успел убежать. Прогремел взрыв. Радиоэфир сразу же оживился. Бойцы, видимо, попытались связаться со второй группой, которая сейчас заходила с обратной стороны. Повстанцы всё ещё не показывались, выжидая, когда противник войдёт и станет открытой мишенью, а синтеты, наоборот, опасались попасть под обстрел. Теперь вопрос был в том, у кого раньше сдадут нервы.

    Снизу ещё раз что-то рвануло. Неужели, открыли люк в погреб? Нет же, до него ещё требовалось дойти. Застрекотал автомат. Защитники поняли – это Жан, оставшийся на улице, пробрался вслед за второй штурмовой группой и атаковал их с тыла. Это было хорошо потому, что гадов удалось застать врасплох, но плохо потому, что Итан оказался вынужден отдать приказ о немедленном наступлении, дабы не позволить основному отряду запросить подкрепление. Партизаны высунулись из укрытий и начали поливать пришельцев свинцом. Убийственная мелодия свистящих пуль, взрывающихся газов и криков раненых разносилась на многие километры. Дополняли её вортигонты, которые что-то мелодично бубнили, посылая в незваных гостей разряды зелёных молний. Порой какофонию разбавляли лозунги за свободу, которые выкрикивались землянами в моменты подпустившего стресса.

    Синтетов обругивали, запекали в собственной броне электрическими снарядами, расстреливали из-за углов и окон. Гости из Зена очень помогли защитникам, ведь каждый их луч из лап гарантировал смерть очередному недругу. Из прибывшего десанта не выжил никто. Позже стало ясно – это были уже не те махины, которые завоёвывали планету, а первая версия земных синтетов. Проще говоря, те, кто ещё год назад сражались против захватчиков, теперь носят их эмблемы. Вражеский транспортник улетел. Сопротивление ликовало, но их радость перекрывал один печальный факт.

    – Жан погиб, – доложили главе группы.

    Он распластался на полу в дальней комнате, изрешечённый пулями, весь в крови, осевшей пыли и копоти. Отряд помянул боевого товарища минутой молчания. Даже вортигонты, которых убитый ненавидел. Теперь они все в одной тарелке.

    – Нужно похоронить его, – подметил некий Антуан.

    – Не успеем, – с досадой ответил Итан, – Нужно уходить, пока не прислали ещё сволочь.

    Как бы не терзала душу мысль о непогребённом человеке, все были согласны с командиром.

    – За лесополосой можно скрыться, – доложил молодой Gal’An.

    В этот момент лидер отряда обернулся, смерил взглядом пришельцев и… пожал каждому лапу.

    – Спасибо, – сказал землянин, – Вы нам здорово помогли.

    – Сплетя судьбы с вами, мы отошли на второй план, – встрял с двусмысленной мудростью Mo’Sa, – На вас теперь надежда. Но враг близко, и я должен вновь напомнить о себе.

    – Пойдёмте с нами, – седовласый полулысый капитан пригласил иноземных товарищей противостоять Альянсу вместе с людьми.

    – Они пойдут, – Utnan’Do указал на сородичей, – Я – нет. Увы, только так вы сбежите. Всё решено заранее. Не нами.

    – Не знаю, на самом ли деле вы такие мудрые, или только притворяетесь. В любом случае… – Итан выпрямился, держа швейцарский автомат за ремешок, и одним взглядом показал, что искренне ценит такую, казалось, бессмысленную жертву. Но вортигонты знали, что всё это замысел, который не понять даже им, а ещё исключительное желание искупить грехи своего народа.

    Группа постепенно переходила на улицу, оставляя Mo’Sa одного. Только Nju’Lek`o As`sa`yash остановился у младшего товарища, положив тому руку на плечо.

    – Удачи, брат, – обратился к фактическому ********у старейшина на родном языке.

    – Ты поможешь этим людям?

    – Ответ неоднозначен. Может быть, судьба моя стать отшельником и разводить муравьиных львов. Не беспокойся, это искусство не пропадёт – его я передам Gal’An.

    – Он мудр не по годам.

    – У него были мудрые наставники.

    Старцы удовлетворённо прохрипели, а затем пошли к выходу. Там, встав в покорёженном дверном проёме, наш герой обратился к другим на французском языке, с небольшим акцентом:

    – Не бойтесь умереть. Бойтесь прожить не ту жизнь, которой можно гордиться.

    Слушатели кивнули, распрощались и ушли, пытаясь как можно быстрее скрыться за лесополосой. Оставшись наедине, Uthan’Do обступил трупы солдат Альянса и пошёл к мёртвому Жану. Целый взвод грянет сюда с минуты на минуту, посему пришелец решил оказать хоть какую-то честь землянину, кремировав его.

    ***​

    Не успел Mo’Sa закончить с телом человека, как снаружи донеслись ужасные завывания воздушного судна. Вортигонт недовольно проворчал и ушёл в правую часть дома, где была дверь, ведущая прямиком в примыкающий гараж. Там и готовился к противостоянию. Труп, тем временем, зашёлся ярким пламенем, которое вскоре должно было перекинуться на окружение и, став необратимым явлением, сжечь дом дотла со всеми, кто окажется внутри.

    Uthan’Do всё слышал с помощью своих локаторов по бокам от основного глаза. Вот транспортник вновь сел на том же месте, вот заглушил двигатели, десант выскочил наружу, гремя тяжёлым снаряжением. Начали окружать здание, периодически выкрикивая призывы к сдаче. Уже находясь подле проржавевшей машины в гараже, ******** прижался к жестяным воротам, вслушиваясь в то, что происходит снаружи и продумывая план. Концептуально, он был до тупизны прост: задержать солдат Альянса как можно больше. Другое дело – как это провернуть? Очевидно, даже очень умный и способный ворт не выстоит против целого взвода вояк. Однако кое-какая мысль всё же была на уме у нашего героя…

    В доме творился хаос. Перебежки целых отрядов, под ногами которых дрожали полы, хлопки дезориентирующих гранат, радиопереговоры. И чья-то тяжкая поступь, отзывавшаяся скрипом всех механических суставов и шипением испускаемого пара. “Крематор, – пронеслось в мыслях у обороняющегося, – Изрядно подготовились”. Действительно, с таким арсеналом Союз Вселенных мог обезвредить ячейку зарождающегося движения Сопротивления ещё во время предыдущего штурма, но теперь он остался с носом. Вот, что бывает, когда недооцениваешь противника.

    – Спешка мне нужна, – снова подумал бывший раб, смирившись с риском, который несёт в себе его план. Что за план, спросите вы?

    Разочарованные и даже злые вояки возвращались к судну. Пилот – кем бы ни был этот человек или искусственный интеллект – при виде них завёл двигатели. Но ещё не вернулась вторая группа, которая, как мог слышать вортигонт, поджимала его сзади. Он также слышал один взрыв, который порадовал бы любого борца за свободу: сработала растяжка и унесла одного ублюдка на тот свет, или же как минимум тяжело ранила. Пришелец, подчиняющий электричество, начал тихо распевать заклинание, направляя потоки своей эссенции на воротный механизм. Со скрипом, ворота гаража начали подниматься. Загружающиеся в корабль солдаты даже не сразу заподозрили неладное – видно, думали, что это их сослуживцы решили таким путём покинуть здание. Но вместо группы товарищей они увидели коричневато-зелёного гуманоида, из чьих лап вырывался мощнейший заряд, а вместо доклада услышали воспеваемые картавым голосом дифирамбы. Mo’Sa вложил почти всю свою силу в эту безумную атаку. Сейчас этим разрядом он, того гляди, убьёт сразу нескольких псов!

    Из лап, разойдясь громом по всей равнине, жахнула длинная жирная молния, вспышка от которой могла с лёгкостью ослепить. В ответ ударили выстрел из дробовика и очередь из пистолета-пулемёта. Вортигонт вскрикнул и свалился. В его брюхе застряли две пули 9mm, дробь же снесла кусочек правого “уха” и коснулась руки в паре местах с той же стороны. Единственный защитник, совершив дерзкую выходку, оказался повержен, когда его молнии не задели никого из личного состава. Через мгновенье в гараж из объятого пожаром дома выскочили солдаты и мигом приложили гостя из Зена прикладом. Теряя сознание, тот услышал со стороны транспортёра:

    – Эта гнида двигатели сожгла!

    И всё же, Mo’Sa не промазал. Он победил и теперь готов был с лёгкостью на душе принять смерть во искупление грехов своего народа. Ворт блаженно закрыл глаза, ожидая перехода на новый жизненный цикл.

    <…>

    Эпилог
    Однако счастливого конца не случилось. Так же, как Uthan’Do мстил Альянсу за многолетний гнёт в бесчисленных мирах, Альянс мстил ему за сорванную миссию, вымещал всю злобу на пришельце за каждого уничтоженного синтета, за каждого упущенного повстанца, за каждый перегоревший проводок в транспортнике. Трудно описать те мучения, что испытал наш герой в застенках Сюрте[9]. На него нацепили тяжкие оковы, гораздо более прилегающие, чем были у того под властью Нихиланта, которые с годами всё сильнее впивались в плоть, принося непрекращающиеся нестерпимые муки. Его ежедневно избивали, морили голодом, тушили окурки о кожу, пытали калёным железом и водой, и проводили прочие всевозможные издевательства. Бедный вортигонт перенёс слишком многое, сбился со счёта времени и, того гляди, в любой момент мог двинуться рассудком. Однако ненависть к Альянсу и сочувствующим ему питала искалеченного узника, позволяя держать хотя бы разум в тонусе.

    Вскоре ублюдкам из т.н. Гражданской Обороны надоело измываться над этой потрёпанной игрушкой. На обломках старого мира были воздвигнуты безымянные города с одними лишь цифрами в качестве обозначения. Между ними пленник стал колесить. Его не стали добивать даже из жалости, вместо этого сделав рабом, как и многих других вортов, тем самым попытавшись разобщить их и принизить. Союз Вселенных и подумать не мог, что вместо этого только сплотил мудрый народ. Кроме того, от одного собрата в очередном городе – пришельцев порой перебрасывали, возможно, чтобы те не успевали подготовить восстание – узнал о том, что дело Сопротивления живёт, и запомнил их символ из греческого алфавита и не совсем греческой физики – лямбду. Mo’Sa был доволен, что поучаствовал в зарождении и становлении повстанческого движения, а также надеялся, что у старых друзей всё хорошо. Искупил ли он грехи своего народа перед людьми? Вполне. Стал ли менее доброжелательным и готовым помогать нуждающимся? Нисколько.

    И именно с таким грузом пережитого за плечами вортигонт был очередной раз перемещён. На этот раз в индустриальный сектор города под номером “17”.



    Примечания
    [1] Летоисчисление подано в Земных годах, чтобы легче ориентироваться.

    [2] (франц.) Пришельцы!

    [3] (ворт.) Приветствую, дитя.

    [4] (франц.) Ирэн! Отойди от дяди, папа сам с ними поговорит!

    [5] (франц.) Кто вы и чего хотите?

    [6] (франц.) Да здравствует Франция!

    [7] (франц.) Да здравствует Человечество!

    [8] (ворт.) Победа или смерть!

    [9] Сокращённое разговорное название различных спецслужб, существовавших в прошлом во Франции.

    А вот и мой профиль: STEAM_0:1:202544097
     
    Последнее редактирование: 12 май 2021
  2. antonkomissar[UA]

    antonkomissar[UA] Пользователи до 500

    176
    4.594
    93
    Сбалансированная кванта немного ржекича немного смысла и 10% ребелизма

    мне нечего сказать, критически - все круто даже сноску сделал прямо как
     
    xxx, ффокьнурБ, Даниил)) и 2 другим нравится это.
  3. Даниил))

    Даниил)) Member

    10
    49
    13
    блин чел ты очень крут, даже не знаю что сказать. Чмокнул бы в щеку и накрыл одеяльцем такую красивую квенту.
     
    xxx, Mark Calhoun, Orig.Nikita и 2 другим нравится это.
  4. _Only_

    _Only_ Well-Known Member

    41
    719
    83
    Что-же я могу сказать по поводу данной работы. Она мне понравилась.
    Автор красиво смог совместить изображения и и текст. Вставлял цитаты у начала каждой главы, и даже сделал отдельное примечание, потратив немного времени на переводы фраз всех героев.

    По ходу чтения, не возникало каких-то вопросов, на которые не был бы дан ответ. Не встречалось категорически глупых сцен или действий. Напротив. Всё было подано в красивой, красочной и увлекательной истории, от которой не хотелось отрываться. У меня даже появилось желание открыть следующую страницу, дабы узнать о жизни каждого из героев.

    К слову о героях. Они все описаны качественно. Даже мельком затронутая семья с французской фермы - вызывает уйму эмоций.
    Контраст добрых пришельцев и танцующей девочки, с тлеющим телом и горящим платьем на руках у одного из этих самых пришельцев - прекрасен.

    Из всего, с чем я пока-что успел ознакомиться для ведения личной оценки - это пока-что фаворит.
    История свободного ворта из Зена, ставшего захватчиком на Земле. Желавшего найти мир и спасение от рабства, попадая по итогу в многократно худшие условия.

    Работа получает статус одобренной. Просьба отписать мне в дискорде: Only#8880 с пометкой о квенте.
     
    lonaro2, FATTYKRAKEN, Подводный и 3 другим нравится это.
Статус темы:
Закрыта.