Запретный плод

Тема в разделе "Квенты", создана пользователем havun, 10 июл 2021.

  1. havun

    havun Member

    11
    67
    13

    [​IMG]

    Когда ты находишься под куполом длительное время, непроизвольно начинаешь задумываться:

    «Кто я? Почему я здесь? Что находится по ту сторону железной занавесы?». Эти мысли давят на тебя, и даже пропаганда вещающих громкоговорителей, что напичканы по всему городу, не помогает избавится от них.

    Ты начинаешь сомневаться. Любопытство доминирует над страхом. Ещё и мрачная атмосфера безысходности толкает тебя на отчаянные поступки.

    Я проснулся около семи часов утра, как обычно, заработать десяток токенов за уборку мусора и купить лапши, чтобы протянуть ноги ещё несколько дней. В зеркале красовалось лицо потрёпанного временем и жизнью двадцатипятилетнего мужчины, с мешками под глазами и ссадинами на лице.

    Я вышел из своей берлоги и направился вниз по лестнице, проходя мимо обшарпанных стен и квартир других жильцов. В блоке отдавало сыростью. Частые конфликты и стычки в этом месте уже стали для меня обыденностью, очередной визг женщины, а после звук глухого удара, не заставил меня и бровью шевельнуть. В начале своего пути ты полон энтузиазма и благих мыслей, но со временем, начинаешь относится ко всему этому проще, и уже не бежишь к первому попавшемуся сотруднику ГО доложить о том, что кто-то из твоих сожителей контрабандой раздобыл пачку сигарет. Твое лицо стремительно начинает превращаться в комок унылой гримасы, с каждым днём, все быстрее и быстрее, такая уж, эта человеческая натура, и с этим вряд ли что-либо сделаешь.

    — Здравствуйте, Шон Уайл, ээ... Номер один-два-два-три-шесть-девять, — уставшим голосом пробормотал я. — Ну, и что на этот раз? — Пронеслось у меня в мыслях.

    — Секунду. — Прозвучал женский голос. Девушка лениво пролистала несколько страниц в своей тетради. — Вам нужно убрать весь мусор на улице Монтажной, инвентарь находится в шкафу, по правой стороне.

    Конечно же, мусор, в последнее время я только им и занимался - очищал улицы этого задрипанного города, и разгребал его в своей же голове. Через несколько часов я уже шёл к своему клоповнику, довольно звеня горсткой токенов в кармане. Ложкой дёгтя в бочке дешевого сиропа из химикатов стали две вещи: наступивший холод, и пара рук, которые рывком перенесли меня в ещё более мрачное место - переулок. В ступоре, я смотрел на прижавшего меня к стене парня, с ржавым куском арматуры в руке, и банданой на лице, что помогала ему оставаться анонимным в совершающемся злодеянии. Эталонный налетчик. Резким ударом по челюсти он, судя по всему, попытался вырубить меня.

    В тот момент я понял, что, если я ничего не предприму - меня попросту прикончат, а обшаренное и мертвое тело кремируют и избавятся от остатков в каком-нибудь пункте утилизации мусора, или типа того.

    Страх, и банальная жажда жизни делает с человеком по истине удивительные вещи, и вот, я, персона, которая недавно хотела лениво завалится на свою кровать, и крепко заснуть, восполняя свой запас энергии, будто сам не свой, начинаю яростно сопротивляться: кричать о помощи, пытаться оттолкнуть от себя доходягу, и выскочить из переулка.

    Я, можно сказать, спасся чудом: чуть ли не вылетел оттуда кувырком. Стоявшие в пятнадцати метрах от меня сотрудники Гражданской Обороны заметили это. Не трудно догадаться что следующий день я провел за решёткой ледяной камеры, потому что нарушил правопорядок. Не знаю, поймали ли того парня со стальным орудием, но надеюсь, что да. Лишь тогда я смог в полной мере прочувствовать весь вред, который мне нанес тот человек. Весь мой торс был в ссадинах, от того и жутко ныл. Лицо тоже не осталось без внимания.

    На следующий день я обнаружил разбросанную писанину, которая скорее всего попала в город со стороны рядом находящихся железных путей. Я тайком пронёс все это дело в свою квартиру. Информация повстанческого характера немного напрягала меня, но с другой стороны - все больше и больше подогревало интерес к запретному плоду.

    На улице хлынул дождь. Давно не видел дождя. Точнее, вообще не видел. Но у меня появилось какое-то странное чувство дежавю. Поговаривают, что Альянс полностью контролирует погодные условия, чем обоснован такой поступок я все ещё не могу понять, но явление завораживающее, навевает какой-то... Уют, что ли?

    В горле пересохло и я решил спустится в холл, чтобы хлебнуть той паршивой воды из автомата и отправится в свою квартиру, бездельничать дальше, но моё внимание привлек странный тип: черноволосый парень моего возраста, зелёные глаза, острый нос... Лёгкая небритость и рваная местами униформа, по-моему. Ничего необычного, но что-то подсказывало мне, что он какой-то мутный. Нутро, наверное?

    — Эй, приятель. — Он тихо окликнул меня. — Подойди сюда.

    Я с недоверием покосился на него, но все же решился подойти ближе. К слову, друзей у меня не было, в этом городе все желают поиметь тебя за любую мелочь. Помнится, как какая-то девчонка подкинула мне горстку таблеток и указала на меня пальцем ребятам в форме. Было больно нагибаться ещё неделю, но это не суть.

    — Чего тебе? У меня время поджимает. — Недовольно пробормотал я.

    Я стоял от него в паре метров и не решался подойди ближе. Вдруг он оказался бы каким-то психованным придурком, давно растерявший все моральные принципы? Там таких кадров было в достатке, куча граждан давно обменяли свою совесть на очки лояльности.

    — Эй-эй, чего такой угрюмый, друг? — Он наигранно улыбнулся. — Как тебя звать?

    — Тебе какое дело до моего имени?

    — Сбавь обороты, я просто ищу друзей ладно? Будь проще.

    Я развернулся и молча потопал в свою квартиру. Дождь к этому времени уже стих, а я лежал на кровати и подкидывал в руке жестяную банку. В голове то и дело происходила каша из всякого рода мыслей, вызванных строчками что я прочитал сегодня, уснуть удалось только через пару часов. Ещё и частные переговоры по рации, шумы эти, топот тяжелых сапог. А всё из-за усиленных патрулей по городу.

    Следующий день прошел как обычно. И ночью я снова встретил того типа. Было странно, что он появлялся в блоке только с наступлением темноты, но все же, после того как он окликнул меня ещё раз мне стало любопытно. Мы немного разговорились.

    Парнишка назвался Мартином. Не знаю, почему он обратил на меня внимание, но видимо то, что здешней жизни я нахлебался по горло, и мне всего лишь нужен был маленький толчок - было слишком заметно. Разговоры медленно подводились к существующей за пределами города жизни.

    Он заставил меня задуматься. Задуматься ещё сильнее. После его предположений по поводу Запретного Сектора мне становилось тяжелее существовать в этом месте. Всегда хочется пригреть свою задницу там, где теплее. В моем случае теплее там, где свобода. Абсолютно одинаковый алгоритм действий, день за днем, маленькими капельками наполняют твою чашу терпимости, и человек взрывается, когда вода начинает переливаться за её пределы. Не найдя выход из этой хреновой ситуации, многие ставят на себе крест: прыгают с крыш, вешаются, но некоторые смельчаки решают попытать свою судьбу, и бегут из городов прочь, не смотря на все эти рассказы об невозможной жизни за их пределами.

    Моей последней каплей, наверное, стало выселение из блока. Меня выперли оттуда из-за низкого количества очков лояльности. В общем, пнули мне ногой под зад и заселили туда более законопослушного гражданина. А там была вся эта повстанческая писанина, прикинь? Меня бы просто расстреляли, не свалив бы я оттуда вовремя. В общем, как тебе уже стало понятно терять мне было нечего.

    В тот день я был весь на нервах. Страх смерти грузом в сто фунтов лег на меня, этой ночью я рассказал об этом своему новому приятелю. Бежать мы договорились через сутки, он обосновал это подготовкой к шествию и посоветовал мне вздремнуть. Вздремнуть удалось лишь тройку часов, страх не давал мне покоя.

    Следующей ночью мы стояли на третьем этаже блока С, я нервно поглядывал то в окно, то на своего озадаченного товарища, что то и дело ходил по коридору явно что-то обдумывая. На улице было пусто, лишь изредка проходящие мимо патрули прерывали покой ночного города номер семнадцать. Мартин подошел ко мне в плотную и прошептал:

    — Слушай Шон, у меня хреновые новости. Мы должны были идти через канализации, но эти гады все пронюхали, место надежно охраняется и той дорогой нам не выбраться живыми.

    Сердце забилось сильней.

    — Но я знаю этот город как свои пять пальцев. Мы можем выбраться через железные пути, что наверху, туда практически нет доступа и следственно, шанс встретить мордоворотов очень мал. — Все так же тихо промолвил Мартин.

    Я одобрительно кивнул, а затем подошел по ближе к окну. Я дернул за ручку и потянул на себя конструкцию, состоящую из гнилого дерева и стекла. Окно с усилиями поддалось, но к несчастью, нас и свободу разделяла ржавая решётка, которая по всей видимости стояла тут ещё со времен старого мира. Я вопросительно глянул на Мартина, а он глянул на меня. Его ответом была маленькая фомка, которую он достал из-за пазухи и подкинул мне.

    — От куда у тебя это? — C удивлением прошипел я.

    — Потом все расскажу. Шума будет много, и нам нужно выиграть немного времени. Пошли вниз, нужно заставить проход в блок мебелью. — Мартин вытер вспотевшие ладони об униформу и кивнул в сторону ступенек вниз. Я, как можно аккуратней, закрыл окно, и потопал вместе с ним.

    Первым делом в ход пошла швабра, которая послужила временным блоком двери. Вслед за ней диван – ещё одна неприятная встреча хранителей порядка с предметом, который должен временно загородить им путь на верх. На ступеньках были оставлены стулья, а увесистый горшочек с растением удобно расположился в руках Мартина, стоящего на дозоре подъема на второй этаж. Путь был кое как заставлен.

    — Либо сейчас, либо никогда. — Негромко, дал команду Мартин.

    Я положил фомку на подоконник и в спешке распахнул окно. Холодный, здешний ветер вызвал мурашки по всей моей коже, он окутал все мое лицо, пробрался к моим дыхательным путям и уже в иной форме выбрался наружу, здешний, в последний раз. Я с грохотом впечатал свою ногу в решётку. Без результата. Последовала повторная череда ударов, на шум стали выходить зеваки из своих квартир и в недоумении смотреть на меня не зная, что делать. «Решётка, стала расшатываться, но хватит ли времени?» - Подумал я на тот момент, не прекращая метелить чертову железяку ногами. Я схватился за фомку и в спешке начал проделывать себе путь наружу, посредством рычага. Послышались переговоры по рации и быстрый топот сапог. Какой-то гражданский закричал об нашем немедленном аресте, Мартин же, попросил меня поторопится, я оглянулся, все было как будто в замедленной съемке: паникующие гражданские лица, Мартин, обеими руками сжимающий горшок, и толпа представителей Гражданской Обороны, пытающиеся открыть металлическую дверь. В тот момент мне казалось, что мы находимся в полнейшей заднице и тупике, в который угодили из-за собственной тупости и желания прорваться к мнимой свободе.

    Казалось, что не нужно было нести в свой дом ту грёбанную писанину, не нужно было связываться с этим мутным типом, слушать его долбанные рассказы о воле, а просто жить обычной жизнью среднестатистического человека в Сити17, ведь даже тому, что он мне рассказывал не было никаких подтверждений. Мои мысли прервало последствие, наверное, двадцатого по счету удара ногой: крепление решётки отломилось, и она полетела вниз, на то место, где минутой ранее стояли ГОшники, а это значило, что нужно поторопится ещё сильнее, ведь эти ребята уже забежали в дом, и явно не были настроены вести с нами объяснительные беседы после задержания. Я рванул в окно и услышал позади себя звонкий звук разбивающегося горшка. До нашего этажа оставался один пролёт, выходит.

    — Быстрее Мартин, двигайся НАХРЕН! Не то мы тут загнемся, ты слышишь?! — Обеспокоенно закричал я.

    В ту же секунду из окна выскочил мой приятель. Я подхватил его за руку, тем самым предотвратил его возможный полёт головой вниз из-за неаккуратности в следствии спешки. Мы рванули вперёд.

    Я бежал позади него что аж пятки сверкали, в городе завыла сирена, а после фразы диспетчера об подтверждении моего асоциального статуса я осознал, что пути назад - нет. Вперед, потом налево, снова налево, право, вниз по лестнице… Стена за стеной, пролёт за пролётом, и мы оказались к выходу на какой-то пляж. Кровь бешено пульсировала по венам, я не слышал ничего, кроме своего тяжелого дыхания и биения сердца, которое, казалось бы, вот-вот выпрыгнет наружу.

    Не помню, как нам удалось прорваться к туда, я слепо следовал за ним и не обращал внимание ни на что кроме его спины. Видимо, он и вправду хорошо знал этот город, но какого чёрта? От куда, обычному гражданину, настолько детально знать ту местность?

    — Можем передохнуть, немного, мы относительно в безопасности. — Промолвил Мартин, облокотившись спиной об обшарпанную стену. — Дальше наш путь лежит через пляж Ракуша – крайне хреновое место, придется поднапрячься чтобы зомби или муравьиные львы не оттяпали тебе кусок рожи.

    — Что? Хочешь сказать, что это было не самой дерьмовой частью побега? — Сказал с удивлением я, то и дело проглатывая буквы из-за сильной отдышки.

    — Именно. Пошли, не то твою задницу пулями нашпигуют. Нам ещё часа два топать.

    Я встал на ноги и лениво поплелся вслед за Мартином. Из двадцатиминутного разговора я понял, что он – человек из сопротивления, который работает в каком-то спец. подразделении, что наставляет такие заблудшие души как я на путь истинный. Что-то вроде разведчиков, своего рода «агентов», которые переманивают людей на свою сторону тайком. И патрули по городу были усилены именно из-за активизировавшийся деятельности этих самых повстанцев на территории города. По пути я узнавал новые для меня вещи касательно Запретного Сектора. Да, рассказы об инфицированных, и огромном количестве бандитов меня напрягали, но все же, городской воздух душил, а здешний – отдавал свободой. Мы неспеша шли под покровом ночи, то и дело оглядываясь по сторонам. Теперь, наши следы оставались вмятинами на холодном песку пляжа, и это радовало, мы смогли выбраться целыми и невредимыми.

    Движение резко остановилось. В поле зрения появился силуэт: какое-то маленькое существо издавало мерзкие звуки и смотрело в нашу сторону. Мартин оцепенел.

    — Вот же блядство. — Прошипел Мартин, явно приготовившись к самому худшему исходу событий.

    Кажется, в тот момент перед нами находился тот самый «хэдкраб» из его рассказов. Как же жаль, что фомка осталась валятся где-то в городе.

    Краб, с характерным звуком, прыгнул в сторону Мартина, с явным рвением вцепится в его голову и превратить человека в очередное контролируемое этими тварями существо, что находилось тут тысячами.

    Мартин машинально уклонился в сторону, и краб пролетел мимо, стукнувшись об стенку. Повстанец схватил больших размеров булыжник с песка, и с яростным криком размозжил создание по рассыпчатой поверхности. Затем, для стопроцентного эффекта, действо было совершено на бис.

    — Пошли, — я услышал несколько тяжёлых вдохов Мартина. — Нам нужно поторопится. Сейчас примерно два часа ночи, как раз то время, когда эти твари выползают из своих нор.

    Я кивнул, и мы ускорили шаг. Через час, обходя стороной препятствия в виде обитающих на пляже существ я увидел верхушки зданий. Изредка, виднелись силуэты людей, которые там проживали.

    — Мы практически пришли, Шон. Ещё минут десять, и ты можешь расслабится, но не сильно, естественно. — Пробубнел уставшим голосом Мартин.

    — Спасибо, мужик. Я не знаю, что бы делал без тебя. — Ответил я, держа руки в карманах униформы, желая хоть как-нибудь согреться.

    — Не благодари, это моя работа. Хотя, можешь купить мне немного самогона в честь этого события. — Сопротивленец усмехнулся, и по-дружески похлопал меня по плечу.

    — Самогон? Это ещё что за хрень?

    — Не называй это хренью. Помогает расслабится и забыться. Вернутся в те деньки, славные деньки прошлого, когда можно было наслаждаться жизнью и не осматриваться каждую секунду по сторонам, в ожидании того, что тебе выпустят очередь в спину из-за банки консервированной рыбы в кармане.

    — Вот как. Жаль, что я не помню этих деньков.

    — Хреново тебе, приятель, я бы не хотел, чтобы мне так же мозги запудрили. Может быть, когда-нибудь, мы найдем способ вправить таким как ты память. Надеюсь.

    Стало любопытно, по поводу его золотистой цепочки не поясе, что еле виднелась из-за тусклого освещения луны. Я потёр грязную, потную шею и спросил, глядя на украшение:

    — Эй Мартин, что это за цепочка?

    — Это? — Он вытянул аксессуар наружу и посмотрел на меня. — Кулон. Там фотография моей любимой хранится. Симпатичная девчуля, смотри.

    Он открыл кулон и с искренней улыбкой вытащил оттуда помятую фотографию девушки примерно двадцати лет. Кареглазая блондинка со стройной фигурой и завораживающей улыбкой. Фотография по всей видимости была сделана ещё до начала этой злосчастной семичасовой войны, что разрушила жизни, судьбы, и поработила миллионы людей. Стоит отметить, что девушка была действительно красива.

    — Она… Симпатичная, Мартин. Тебе повезло что ты смог урвать такую красотку. — Проговорил я.

    — А то! Мы почти до города дошли, познако… — Фраза прервалась оглушающим выстрелом девятимиллиметрового пистолета.

    Мартин упал на землю схватившись за горло, кровь напором просачивалось сквозь пальцы паренька, сопротивленец хрипел и захлебывался, в неспособности проронить ни слова. Это лицо, оно навсегда отпечаталось у меня в памяти. Краем глаза я увидел группу, состоящую из каких-то людей в рваной одежде. Сейчас я могу предположить, что это была шайка рейдеров, безумцы, они решили пристрелить его, по всей видимости, из-за мяса. Почему я так решил? На следующий день я вернулся туда и не обнаружил тела.

    Буквально через пару секунд после выстрела я с криком побежал в сторону развалин, что именовались Запретным Сектором. Хлопки, вроде бы, меня не сопровождали, у ублюдков по всей видимости каждый патрон был на счету. Очень жаль, что так вышло. Мартин был славным парнем, и пусть я знал его всего лишь какие-то часы, мне вполне хватило этого времени чтобы узнать, что он был за человек. Нужно рассказать об этом его девушке. Я вроде запомнил её очертания лица.

    — Черт возьми, слишком много дел накопилось. Провизии почти не осталось. Всю неделю, что я пробыл здесь я ничего не делал, кроме как винил себя в его гибели, ладно, я вроде бы более-менее оклемался. Бывай, приятель, спасибо что выслушал. Береги себя. — Проговорил Шон. Он в последний раз затянулся самокруткой с высушенной травой, дым которой горько окутал горло потрёпанного жизнью паренька, и заставил его негромко кашлять. Шон встал на ноги и попрощался с любопытным мимо проходимцем кивком, отправившись куда-то в глубь сектора, добавлять новые строчки в книгу своего жизненного цикла.

     
    Последнее редактирование: 25 июл 2021
    Orig.Nikita нравится это.
  2. havun

    havun Member

    11
    67
    13
    моя старая, в некоторых местах измененная квента на беженца. буду рад любой адекватной критике
     
    Orig.Nikita нравится это.
  3. KYCT

    KYCT Well-Known Member

    87
    425
    53
    У человека топографический кретинизм. Он не смог сориентироваться на карте. И поэтому через ЖД-пути он смог попасть на пляж.
     
    rodionshatrukov[RU] и Orig.Nikita нравится это.
  4. rodionshatrukov[RU]

    rodionshatrukov[RU] Well-Known Member

    309
    4.783
    93
    всё бывает. А, это раздел квент, опять диванную критику писать.
     
    Orig.Nikita нравится это.