Запретный плод

Тема в разделе "Квенты", создана пользователем havun, 10 июл 2021.

Статус темы:
Закрыта.
  1. havun

    havun Member

    11
    71
    13

    [​IMG]

    Когда ты находишься под куполом длительное время, непроизвольно начинаешь задумываться:

    «Кто я? Почему я здесь? Что находится по ту сторону железной занавесы?». Эти мысли давят на тебя, и даже пропаганда вещающих громкоговорителей, что напичканы по всему городу, не помогает избавится от них.

    Ты начинаешь сомневаться. Любопытство доминирует над страхом. Ещё и мрачная атмосфера безысходности толкает тебя на отчаянные поступки.

    Я проснулся около семи часов утра, как обычно, заработать десяток токенов за уборку мусора и купить лапши, чтобы протянуть ноги ещё несколько дней. В зеркале красовалось лицо потрёпанного временем и жизнью двадцатипятилетнего мужчины, с мешками под глазами и ссадинами на лице.

    Я вышел из своей берлоги и направился вниз по лестнице, проходя мимо обшарпанных стен и квартир других жильцов. В блоке отдавало сыростью. Частые конфликты и стычки в этом месте уже стали для меня обыденностью, очередной визг женщины, а после звук глухого удара, не заставил меня и бровью шевельнуть. В начале своего пути ты полон энтузиазма и благих мыслей, но со временем, начинаешь относится ко всему этому проще, и уже не бежишь к первому попавшемуся сотруднику ГО доложить о том, что кто-то из твоих сожителей контрабандой раздобыл пачку сигарет. Твое лицо стремительно начинает превращаться в комок унылой гримасы, с каждым днём, все быстрее и быстрее, такая уж, эта человеческая натура, и с этим вряд ли что-либо сделаешь.

    — Здравствуйте, Шон Уайл, ээ... Номер один-два-два-три-шесть-девять, — уставшим голосом пробормотал я. — Ну, и что на этот раз? — Пронеслось у меня в мыслях.

    — Секунду. — Прозвучал женский голос. Девушка лениво пролистала несколько страниц в своей тетради. — Вам нужно убрать весь мусор на улице Монтажной, инвентарь находится в шкафу, по правой стороне.

    Конечно же, мусор, в последнее время я только им и занимался - очищал улицы этого задрипанного города, и разгребал его в своей же голове. Через несколько часов я уже шёл к своему клоповнику, довольно звеня горсткой токенов в кармане. Ложкой дёгтя в бочке дешевого сиропа из химикатов стали две вещи: наступивший холод, и пара рук, которые рывком перенесли меня в ещё более мрачное место - переулок. В ступоре, я смотрел на прижавшего меня к стене парня, с ржавым куском арматуры в руке, и банданой на лице, что помогала ему оставаться анонимным в совершающемся злодеянии. Эталонный налетчик. Резким ударом по челюсти он, судя по всему, попытался вырубить меня.

    В тот момент я понял, что, если я ничего не предприму - меня попросту прикончат, а обшаренное и мертвое тело кремируют и избавятся от остатков в каком-нибудь пункте утилизации мусора, или типа того.

    Страх, и банальная жажда жизни делает с человеком по истине удивительные вещи, и вот, я, персона, которая недавно хотела лениво завалится на свою кровать, и крепко заснуть, восполняя свой запас энергии, будто сам не свой, начинаю яростно сопротивляться: кричать о помощи, пытаться оттолкнуть от себя доходягу, и выскочить из переулка.

    Я, можно сказать, спасся чудом: чуть ли не вылетел оттуда кувырком. Стоявшие в пятнадцати метрах от меня сотрудники Гражданской Обороны заметили это. Не трудно догадаться что следующий день я провел за решёткой ледяной камеры, потому что нарушил правопорядок. Не знаю, поймали ли того парня со стальным орудием, но надеюсь, что да. Лишь тогда я смог в полной мере прочувствовать весь вред, который мне нанес тот человек. Мой торс был в ссадинах, от того и жутко ныл. Лицо тоже не осталось без внимания.

    На следующий день я обнаружил разбросанную писанину, которая скорее всего попала в город со стороны рядом находящихся железных путей. Я тайком пронёс все это дело в свою квартиру. Агитации на тему свободы, призыв граждан к действиям, трактовка своей правды. Информация повстанческого характера немного напрягала меня, но с другой стороны - все больше и больше подогревало интерес к запретному плоду. Послания были спрятаны под холодильником.

    На улице хлынул дождь. Давно не видел дождя. Точнее, вообще не видел. Но у меня появилось какое-то странное чувство дежавю. Поговаривают, что Альянс полностью контролирует погодные условия, чем обоснован такой поступок я все ещё не могу понять, но явление завораживающее, навевает какой-то... Уют, что ли?

    В горле пересохло и я решил спустится в холл, чтобы хлебнуть той паршивой воды из автомата и отправится в свою квартиру, бездельничать дальше, но моё внимание привлек странный тип: черноволосый парень моего возраста, зелёные глаза, острый нос... Лёгкая небритость и рваная местами униформа, по-моему. Ничего необычного, но что-то подсказывало мне, что он какой-то мутный. Нутро, наверное?

    — Эй, приятель. — Он тихо окликнул меня. — Подойди сюда.

    Я с недоверием покосился на него, но все же решился подойти ближе. К слову, друзей у меня не было, в этом городе все желают поиметь тебя за любую мелочь. Помнится, как какая-то девчонка подкинула мне горстку таблеток и указала на меня пальцем ребятам в форме. Было больно нагибаться ещё неделю, но это не суть.

    — Чего тебе? У меня время поджимает. — Недовольно пробормотал я.

    Я стоял от него в паре метров и не решался подойди ближе. Вдруг он оказался бы каким-то психованным придурком, давно растерявшим все моральные принципы? Там таких кадров было в достатке, куча граждан давно обменяли свою совесть на очки лояльности.

    — Эй-эй, чего такой угрюмый, друг? — Он наигранно улыбнулся. — Как тебя звать?

    — Тебе какое дело до моего имени?

    — Сбавь обороты, я просто ищу друзей ладно? Будь проще.

    Я развернулся и молча потопал в свою квартиру. Дождь к этому времени уже стих, а я лежал на кровати и подкидывал в руке жестяную банку. В голове то и дело происходила каша из всякого рода мыслей, вызванных строчками что я прочитал сегодня, уснуть удалось только через пару часов. Ещё и частные переговоры по рации, шумы эти, топот тяжелых сапог. А всё из-за усиленных патрулей по городу.

    Следующий день прошел как обычно. И ночью я снова встретил того типа. Было странно, что он появлялся в блоке только с наступлением темноты, но все же, после того как он окликнул меня ещё раз мне стало любопытно. Мы немного разговорились.

    Парнишка назвался Мартином. Не знаю, почему он обратил на меня внимание, но видимо то, что здешней жизни я нахлебался по горло, и мне всего лишь нужен был маленький толчок - было слишком заметно. Разговоры медленно подводились к существующей за пределами города жизни.

    Он заставил меня задуматься. Задуматься ещё сильнее. После его предположений по поводу Запретного Сектора мне становилось тяжелее существовать в этом месте. Всегда хочется пригреть свою задницу там, где теплее. В моем случае теплее там, где свобода. Абсолютно одинаковый алгоритм действий, день за днем, маленькими капельками наполняют твою чашу терпимости, и человек взрывается, когда вода начинает переливаться за её пределы. Не найдя выход из этой хреновой ситуации, многие ставят на себе крест: прыгают с крыш, вешаются, но некоторые смельчаки решают попытать свою судьбу, и бегут из городов прочь, не смотря на все эти рассказы об невозможной жизни за их пределами.

    Моей последней каплей, наверное, стало выселение из блока. Меня выперли оттуда из-за низкого количества очков лояльности. В общем, пнули мне ногой под зад и заселили туда более законопослушного гражданина. А там была спрятана вся эта повстанческая писанина, прикинь? Меня бы просто расстреляли, не свалив бы я оттуда вовремя. В общем, как тебе уже стало понятно терять мне было нечего.

    В тот день я был весь на нервах. Страх смерти грузом в сто фунтов лег на меня, этой ночью я рассказал все об этом своему новому приятелю. Бежать мы договорились через сутки, он обосновал это подготовкой к шествию, и посоветовал мне вздремнуть. Вздремнуть удалось лишь тройку часов, страх не давал мне покоя. Остальное время мы находились в какой-то нежилой квартире, где мне было позволено пересидеть до побега, и трепались о всяком.

    Посреди разговора, Мартин достал кулон, и с искренней улыбкой вытащил оттуда помятую фотографию девушки примерно двадцати лет. Кареглазая блондинка со стройной фигурой и завораживающей улыбкой. Фотография по всей видимости была сделана ещё до начала этой злосчастной семичасовой войны, что разрушила жизни, судьбы, и поработила миллионы людей. Стоит отметить, что девушка была действительно красива.

    — Она… Симпатичная, Мартин. Тебе повезло что ты смог урвать такую красотку. — Проговорил я.

    — А то! Возможно, когда-нибудь я познакомлю вас.

    — Непременно.

    Повисла минутная пауза.

    — Нас точно не пристрелят по пути?

    — Ничего не могу обещать, но, у тебя есть другой выбор? — Мартин усмехнулся.

    — Точно. — Сказал я, и продолжил. — Мартин. Кто ты, черт возьми, вообще такой?

    После моего вопроса, было решено раскрыть все карты, по всей видимости, чтобы окончательно заполучить мое доверие.

    Из дальнейшего двадцатиминутного разговора я понял, что он – человек из сопротивления, который работает в каком-то спец. подразделении, что наставляет такие заблудшие души как я на путь истинный. Что-то вроде разведчиков, своего рода «агентов», которые переманивают людей на свою сторону тайком. И патрули по городу были усилены именно из-за активизировавшийся деятельности этих самых повстанцев на территории города. По пути я узнавал новые для меня вещи касательно Запретного Сектора. Да, рассказы об инфицированных, и огромном количестве бандитов меня напрягали, но все же, городской воздух душил, а тамошний – отдавал свободой.

    Следующей ночью мы стояли на третьем этаже блока С, я нервно поглядывал то в окно, то на своего озадаченного товарища, что то и дело ходил по коридору явно что-то обдумывая. На улице было пусто, лишь изредка проходящие мимо патрули прерывали покой ночного города номер семнадцать. Мартин подошел ко мне в плотную и прошептал:

    — Слушай Шон, у меня хреновые новости. Мы должны были идти через канализации, но эти гады все пронюхали, место надежно охраняется и той дорогой нам не выбраться живыми.

    Сердце забилось сильней.

    — Но я знаю этот город как свои пять пальцев. Мы можем выбраться через железные пути, что наверху, туда практически нет доступа и следственно, шанс встретить мордоворотов очень мал. — Все так же тихо промолвил Мартин.

    Я одобрительно кивнул, а затем подошел по ближе к окну. Я дернул за ручку и потянул на себя конструкцию, состоящую из гнилого дерева и стекла. Окно с усилиями поддалось, но к несчастью, нас и свободу разделяла ржавая решётка, которая по всей видимости стояла тут ещё со времен старого мира. Я вопросительно глянул на Мартина, а он глянул на меня. Его ответом была маленькая фомка, которую он достал из-за пазухи и подкинул мне.

    — От куда у тебя это? — C удивлением прошипел я.

    — Друзья помогли. Есть свои лазейки в городе. Слушай, — спокойным голосом проговорил Мартин, и продолжил изъяснять резко изменившийся план действий, — шума будет много, и нам нужно выиграть немного времени. Пошли вниз, нужно заставить проход в блок мебелью.

    Мартин вытер вспотевшие ладони об униформу и кивнул в сторону ступенек вниз. Я, как можно аккуратней, закрыл окно, и потопал вместе с ним.

    Первым делом в ход пошла швабра, которая послужила временным блоком двери. Вслед за ней диван – ещё одна неприятная встреча хранителей порядка с предметом, который должен временно загородить им путь на верх. На ступеньках были оставлены стулья, а увесистый горшочек с растением удобно расположился в руках Мартина, стоящего на дозоре подъема на второй этаж. Путь был кое как заставлен.

    — Либо сейчас, либо никогда. — Негромко, дал команду Мартин.

    Я положил фомку на подоконник и в спешке распахнул окно. Холодный, здешний ветер вызвал мурашки по всей моей коже, он окутал все мое лицо, пробрался к моим дыхательным путям и уже в иной форме выбрался наружу, здешний, в последний раз. Я с грохотом впечатал свою ногу в решётку. Без результата. Последовала повторная череда ударов, на шум стали выходить зеваки из своих квартир и в недоумении смотреть на меня не зная, что делать. «Решётка, стала расшатываться, но хватит ли времени?» - Подумал я на тот момент, не прекращая метелить чертову железяку ногами. Я схватился за фомку и в спешке начал проделывать себе путь наружу, посредством рычага. Послышались переговоры по рации и быстрый топот сапог. Какой-то гражданский закричал об нашем немедленном аресте, Мартин же, попросил меня поторопится. Я оглянулся, все было как будто в замедленной съемке: паникующие гражданские лица, Мартин, обеими руками сжимающий горшок, и толпа представителей Гражданской Обороны, пытающиеся открыть металлическую дверь. В тот момент мне казалось, что мы находимся в полнейшей заднице и тупике, в который угодили из-за собственной тупости и желания прорваться к мнимой свободе.

    Казалось, что не нужно было нести в свой дом ту грёбанную писанину, не нужно было связываться с этим мутным типом, слушать его долбанные рассказы о воле, а просто жить обычной жизнью среднестатистического человека в Сити17, ведь даже тому, что он мне рассказывал не было никаких подтверждений. Мои мысли прервало последствие, наверное, двадцатого по счету удара ногой: крепление решётки отломилось, и она полетела вниз, на то место, где минутой ранее стояли ГОшники, а это значило, что нужно поторопится ещё сильнее, ведь эти ребята уже забежали в дом, и явно не были настроены вести с нами объяснительные беседы после задержания. Я рванул в окно и услышал позади себя звонкий звук разбивающегося горшка. До нашего этажа оставался один пролёт, выходит.

    — Быстрее Мартин, двигайся НАХРЕН! Не то мы тут загнемся, ты слышишь?! — Обеспокоенно закричал я.

    В ту же секунду из окна выскочил мой приятель. Я подхватил его за руку, тем самым предотвратил его возможный полёт головой вниз из-за неаккуратности в следствии спешки. Мы рванули вперёд, под свист летящих в нас пуль.

    Я бежал позади него что аж пятки сверкали, в городе завыла сирена, а после фразы диспетчера об подтверждении моего асоциального статуса я осознал, что пути назад - нет. Вперед, что есть мочи, потом вверх, на лестницу товарного поезда, потом балки, потом, к зданию на верху, и вот, мы с грохотом выбиваем дверь, ведущую на какой-то балкон. Кровь бешено пульсировала по венам, я не слышал ничего, кроме своего тяжелого дыхания и биения сердца, которое, казалось бы, вот-вот выпрыгнет наружу. Мартин захлопнул дверь, подпёр ручку рядом стоящим стулом, и пихнул меня в плече, оповестив о том, что прогулка ещё не закончена.

    Перед нами находились высотки, судя по всему, того самого заброшенного сектора. Видимо, он и вправду хорошо знал этот город.

    — Давай, шустрее. Нам ещё предстоит немного побегать, и дело, можно сказать, в шляпе. — Сказал Мартин.

    Мы перескочили через ограждение, и прыгнули на ржавую трубу. Вжавшись в стену позади, чтобы не свалится, мы неспеша продолжили движение, и вышли на какую-то платформу. Рядом находилась лестница, она вела вниз.

    — Дальше они за нами не сунутся. — Сказал Мартин, ухватившись за одну из лестничных ступеней. — Но, смотри в оба, это не означает, что здесь безопасно. Иногда на крышах сидят снайперы.

    Я нервно сглотнул слюну, и мотнул головой, в знак понимания. Перспективе истечь кровью из-за чьей-то пули я был не очень рад, но других вариантов, кроме как рискнуть, не было. Под покровом ночи, мы стали аккуратно спускаться по лестнице вниз, прислушиваясь к каждому постороннему шороху. По завершению спуска, Мартин облокотился об стену и тяжело выдохнул, что меня здоровски напрягло.

    — Ты как? Порядок? — Поинтересовался я.

    — Да, — сказал Мартин, скатившись вниз, на холодный пол, — мне просто нужно немного перевести дух.

    До меня тут же дошло, что дело пахнет керосином. Я подскочил к своему другу, присел на корточки, и начал осматривать его на наличие повреждений настолько, насколько это возможно в условиях полной темноты. Почти сразу же я увидел, что его одежда ниже торса заляпана кровью. Сдернув штанину вверх, я увидел пулевое ранение, и сочащуюся из неё кровь.

    — Охренеть, да тебе ногу подстрелили! У тебя вытекло много крови, наверное. — Запаниковал я. — Ты как? Отключаешься? Сейчас, подожди, я перевяжу.

    Я в темпе снял со своего торса униформу, и всеми силами стал пытаться порвать её на тряпки, сначала руками, а когда голова более-менее остыла, об местами острые углы кирпичных стен. Все это время я говорил с ним, пытаясь поддерживать в его сознании. Спустя пару мгновений, самодельный бинт туго обмотал рану, которая, казалось бы, взялась из неоткуда.

    — Эй, ты что делаешь? Это я должен вытаскивать тебя из дерьма. — Сказал Мартин, и еле видно улыбнулся. — Спасибо.

    — Если можешь шутить, то не скопытишься. Стоять с моей помощью сможешь?

    — Я думаю да. Нужно торопится, сейчас где-то часа три ночи, через час уже начнет светать.

    — Тогда двигаем. — После этих слов я подхватил Мартина, и закинул его руку себе за шею так, чтобы он мог опираться.

    Я сделал несколько шагов вперед, в сторону стоящих передо мной заброшенных зданий, но тут же был остановлен.

    — Что-то мне ни черта это не нравится. — Мартин осмотрелся по сторонам, и устремил свой взгляд на крыши высоток справа. — Обычно, в этом месте можно увидеть хоть кого-то, но я ни шага не слышу. Давай в обход, похоже, совы вышли на охоту.

    — Что за совы? — Обеспокоенно спросил я, не на шутку перепугавшись.

    — Те самые снайперы, про которых я тебе рассказывал. Давай вниз.

    Я аккуратно помог спустится Мартину с бетонной платформы вниз, на землю, а затем, ползком отправился вслед за ним. Пошли бы мы вперед по импровизированному мостику из досок, нас бы непременно подстрелили. Там мы были как на ладони.

    Максимально аккуратно, мы перебрались на сторону развалин, и войдя в какое-то двухэтажное здание, расположились напротив друг друга, облокотившись об стены, минуя окна.

    — Вот мы и пришли, Шон. Вот мы и пришли. — Мартин снова улыбнулся, и выдохнул, словно снял невероятно огромный груз с плеч.

    — Что теперь? — Поинтересовался я.

    — Не знаю. Теперь, все зависит от тебя. Пережди до утра, вскоре здесь должны начать появляться люди. Обзаведись знакомствами, найди себе работу: людям всегда нужны всякого рода услуги.

    — Здесь такая же валюта, как и в городе?

    — Ничего лучше пока не придумали.

    В комнате была абсолютная темнота, которую местами рассеивал лунный свет, а за её пределами не было слышно ничего, кроме завывания ветра, и изредка, шагов.

    — Спасибо, мужик. Я не знаю, что бы делал без тебя. — Ответил я, держа руки в карманах униформы, желая хоть как-нибудь согреться. Я откинул голову на твердую бетонную стену, об которую облокотился.

    — Не благодари, это моя работа. Хотя, можешь купить мне немного самогона в честь этого события. — Сопротивленец усмехнулся. — Шучу. Ты мне, можно сказать, жизнь спас. Так что мы в расчете.

    — Самогон? Это ещё что за хрень?

    — Не называй это хренью. Помогает расслабится и забыться. Вернутся в те деньки, славные деньки прошлого, когда можно было наслаждаться жизнью и не осматриваться каждую секунду по сторонам, в ожидании того, что тебе выпустят очередь в спину из-за банки консервированной рыбы в кармане.

    — Вот как. Жаль, что я не помню этих деньков.

    — Хреново тебе, приятель, я бы не хотел, чтобы мне так же мозги запудрили. Может быть, когда-нибудь, мы найдем способ вправить таким как ты память. Надеюсь.

    Мы проболтались ещё около полу часа о совершенно разном, как это было еще несколько дней назад, в городе. Он объяснил мне некоторые вещи насчет обстановки в этих местах. О территориях, сопротивлении, канализации, пляже, куда лучше не соваться, пока я не обзаведусь должным опытом, и экипировкой, об местных торговцах, и работе, которые они могут предложить. Затем, выглянув из окна, он сказал мне, что ему пора идти. Мы крепко пожали друг другу руки, и договорились больше не теряться, но с тех пор, как он захлопнул дверь, ведущую наружу, я его не видел. “Береги себя” — последние слова, которые я от него услышал. Некоторые торговцы, и люди из сопротивления, которых я позже спрашивал, поговаривают, что он, со своей группой, выдвинулся в окрестности другого города, буквально на следующий день, по приказу командования. Ну а я… Что я? Я ни о чем не жалею, и меня все устраивает. В тот же день, с приходом рассвета, я вышел из здания, и отправился куда-то в глубь сектора, добавлять новые строчки в книгу своего жизненного цикла, который, я надеюсь, оборвется совсем не скоро.


    [​IMG]
     
    Последнее редактирование: 12 авг 2021
    Картошка22810 и Orig.Nikita нравится это.
  2. havun

    havun Member

    11
    71
    13
    моя старая, в некоторых местах измененная квента на беженца. буду рад любой адекватной критике
     
    Orig.Nikita нравится это.
  3. KYCT

    KYCT Well-Known Member

    93
    505
    83
    У человека топографический кретинизм. Он не смог сориентироваться на карте. И поэтому через ЖД-пути он смог попасть на пляж.
     
    ффокьнурБ и Orig.Nikita нравится это.
  4. ффокьнурБ

    ффокьнурБ Horned contributor

    344
    5.416
    93
    всё бывает. А, это раздел квент, опять диванную критику писать.
     
    Orig.Nikita нравится это.
  5. _Only_

    _Only_ Well-Known Member

    41
    708
    83
    Ну что-же. Наконец-то в моём графике появилось свободное время, а значит что и за работу можно вернуться.

    Работа достаточно простая и приятная. Читается с интригой, благодаря стилю написания и множеству деталей, а так-же не заставляет каждые два слова спотыкаться о кривые речевые повороты и неуместные фразочки. Хотя ошибки в тексте есть, надеюсь автор их исправит в будущем. При этом текст успевает отвечать на часть вопросов, что задает сама по ходу. Уже плюс, ведь заткнуть дыры сразу - не всегда выходит.

    Однако не покидает голову ряд вопросов, на основные из которых я бы хотел получить ответы в будущей правке:
    1) Что-же такого прочитал Шон в записях, найденных после очередного «сброса» с ЖД? Почему сотрудники ГО моментально не изъяли всё, или его не задержали после обнаружения уже новым жильцом в квартире всех этих трудов? Было-бы неплохо описать суть «послания из вне».
    2) Почему Шон всё-же решился бежать с человеком, которого практически не знает? Раскрыть отношения между персонажами, добавив пару вечерних посиделок с историями и байками, обсуждением подготовки побега - и этого вопроса бы не стало.
    3) Откуда всё-таки появилась фомка? Можно было бы дать этому прояснение в одном из действий второго вопроса.
    4) Как при побеге из жилого блока - они попали на пляж ракушку? Силовые поля блокируют проезд, врата закрыты. Единственный путь - ведет в противоположную от них сторону. Это к слову является пожалуй САМОЙ БОЛЬШОЙ ЗАГАДКОЙ всей работы. Если сможешь красиво дать прояснение - будет круто.
    5) Концовка немного подводит. Все прояснения после смерти Мартина - какие-то поверхностные. Закончить работу на более красивой ноте, закрыв дыры выше - и можно будет оценить снова.

    На данный момент работа В ПРОЦЕССЕ РАССМОТРЕНИЯ, до момента правок/отказа от тех автором. Буду ждать, @havun .
     
    Orig.Nikita нравится это.
  6. havun

    havun Member

    11
    71
    13
    Привет. Все указанные тобою косяки, надеюсь, я исправил. Момент побега полностью переписан, сразу отвечу на возможный вопрос, почему побег произошел не через чердак, а через железные пути, если в конечном итоге, персонажи все равно сбегают через крыши: непредвиденные обстоятельства, маленькая фомка, которой куда удобней было бы вскрыть хлипкую решётку на окне, чем откупорить железную дверь. Под словом "друзья", когда Мартин отвечает на вопрос "от куда фомка?", имелось ввиду Сопротивление. "Лазейки в городе" - ранее спрятанная экипировка, которую ему выдало Сопротивление. Шон решился бежать с Мартином, потому что иных путей попросту не было, ведь обнаружение призывов, которые он спрятал в своей квартире, было лишь вопросом времени, да и Мартин - единственный приятель Шона, с которым можно было поговорить о таких противозаконных вещах, да и в принципе, просто единственный его приятель. Это я на случай, если после моей переписи, вопросы касательно отношений между персонажами все равно не закрыты. Суть "посланий из вне" написал, концовку переписал. Вроде бы все. Ожидаю вердикта.
     
    Последнее редактирование: 15 авг 2021
    Orig.Nikita нравится это.
  7. havun

    havun Member

    11
    71
    13
    Orig.Nikita и _Only_ нравится это.
  8. _Only_

    _Only_ Well-Known Member

    41
    708
    83
    Что-же. Прочитал повторно новую версию работы.
    Все ранние ошибки были исправлены.
    Есть свои небольшие недочеты, как побег через крыши, куда обычно во время побегов выходит отряд SOW или OTA. Но спишем на удачное прочесывание КЗ или ной зоны.

    Небольшая, компактная и вполне логичная квента. Без каких-то сложных сюжетов, что работу и спасает.
    В целом, для беженца - работа считается ОДОБРЕННОЙ. Обратитесь ко мне в дискорд: Only#8880.
     
    Kewkaa и Orig.Nikita нравится это.
Статус темы:
Закрыта.